Rambler's Top100 Service

Фигура Путина разрушает партийные границы

Алексей Зудин
доцент факультета прикладной политологии Государственного университета - Высшей школы экономики, Заместитель директора Центра политической конъюнктуры
14 марта 2006

О политических партиях России и перспективах их участия в общероссийских выборах рассказывает Алексей Зудин, руководитель Департамента политологических программ фонда Центр политических технологий.

 

- Алексей Юрьевич, известно ли Вам какие партии прошли регистрацию в Минюсте на сегодняшний день?

 

- Мне известно, что одна из первых прошла регистрацию Коммунистическая партия Российской Федерации. "Единая Россия" должна была пройти. Есть некие подозрения в отношении ЛДПР, но я пока не уверен.

 

  - Знаете ли Вы, какова численность партий? Отличается ли число реальных членов партий от того, что заявлено ими при регистрации?

 

- Пресса недавно сообщила, что в "Единую Россию" принят миллионный член. Второе: КПРФ, как правило, заявляет свою численность в несколько сотен тысяч человек. Я склонен думать, что реальных членов у КПРФ больше, чем у "Единой России", по крайней мере, пока. Особенно с учетом того, что КПРФ - это все-таки реальная политическая организация, а "Единой России" пока еще только предстоит стать таковой. В "Единой России" очень сильна административная составляющая со всеми вытекающими отсюда последствиями, а это означает, что количество реальных членов партии в "Единой России", скорее всего, будет очень сильно отличаться от количества реальных членов партии в Коммунистической партии Российской Федерации. Хотя я не исключаю, что данные завышены в обоих случаях.

 

- Как вы можете оценить электоральные перспективы партий? На какие слои они ориентируются, есть ли разница в этом вопросе по регионам?

 

- Это зависит от того, какой период Вы хотите оценить, - одно дело электоральные перспективы на региональных выборах, другое - на выборах-2007. При всей разнице, которая между ними есть, и "Единая Россия", и КПРФ - это общероссийские партии, во-первых. Во-вторых, ориентацию "Единой Россия", по крайней мере, пока, можно определить термином "партия для всех". Это означает, что партия старается апеллировать ко всем или почти ко всем наиболее значимым группам электората. К успешным и к менее успешным, к более современным и к менее современным, и так далее.

В последнее время идут дискуссии, какая ориентация более правильна, более логична для "Единой России". И здесь ориентация на 'партию для всех' борется с долее четкой идеологической ориентацией. С талкиваются две, еще не оформившиеся, но все-таки идеологии: социальный консерватизм, который позволяет апеллировать к разным участкам электорального спектра, и либеральный консерватизм, при котором партийный месседж более локализован в социальном пространстве.

А КПРФ традиционно апеллирует, во-первых, к той части электората, которая наименее защищена сегодня, и, во-вторых, к той, которая продолжает жить по инерции, отстаивает преимущества советского образа жизни и советские ценности, несмотря на все перемены. Такая электоральная ориентация КПРФ не позволяет коренным образом изменить позиции партии. В то же время, сохраняя свою ориентацию на этот электорат, КПРФ гарантированно занимает в списке партий второе место, правда, со значительным отрывом от первого номера.

ЛДПР традиционно была партией протестного голосования. При этом ЛДПР - это вождистская, лидерская партия. Вся партия умещается в фигуре ее лидера. Этот ореол "протестности" продолжает сохраняться, хотя Жириновский в последнее время и сам очень существенно эволюционировал, стал частью политического истеблишмента. Это создает определенные проблемы для ЛДПР, потому что быть одновременно и частью истеблишмента, и аккумулировать протестные настроения сложно. Жириновскому до недавнего времени это, в общем-то, удавалось. Однако не факт, что с таким же успехом это будет ему удаваться и дальше. И здесь есть некая проблема для ЛДПР.

 

- Как вы оцениваете электоральные перспективы различных партий по регионам?

 

- Электоральные перспективы по регионам не полностью зависят от привлекательности партии. Обычно региональные выборы носят управляемый характер, масштабы выбраковки, масштабы чистки политического поля довольно велики. Но с учетом того, что у главного конкурента ЛДПР, партии "Родина", проблем все больше, и эти проблемы все более существенные, перспективы ЛДПР можно оценить как средние.

Происхождение партии "Родина" известно. Это наглядный пример того, как спойлерский, по сути, проект, созданный, чтобы отнимать голоса у более сильной партии, в данном случае КПРФ, оказался способен жить самостоятельной жизнью. "Родина" является олицетворением формулы, подтверждающей, что и декорации оживают. К сожалению, этому обстоятельству уделяют у нас не так уж много внимания, но "Родина" продемонстрировала свою жизнеспособность.

Причина этой жизнеспособности в том, что "Родина" достаточно точно попала в некие общественные настроения. Это настроения протестные, и в этих протестных настроениях различимы две составляющие - социальная и националистическая. Руководство "Родины" стало делать акцент на националистическую составляющую. Этот путь для российской политики может оказаться самым разрушительным. И вместо того, чтобы стать началом трансформации левого фланга в системном направлении, они, отвечая на настроения определенной части электората, сделали откровенный крен в сторону национализма. Такой выбор опасен тем, что, вместо одной старой проблемы, связанной с полусистемным характером КПРФ, мы рискуем получить другую, еще более серьезную проблему, а именно образование достаточно активной националистической партии. И в этом смысле проект "Родина" и партия "Родина" свой конструктивный потенциал исчерпала. Хотя та миссия, под которой "Родина" подписывается, имеет спрос. Проблема в том, что спрос этот разнороден и противоречив. Большое значение имеет то, какую формулу партия предлагает избирателям. Региональные выборы показали: там, где партия "Родина" смогла пробиться, она получает неплохие результаты, а там, где не смогла, велик удельный вес протестного голосования. Но есть и другое обстоятельство, выявленное в ходе выборов: устойчивых связей у протестных избирателей с "Родиной" так и не сложилось. А это означает, что при определенных обстоятельствах возможно переключение протестных избирателей на какой-то новый проект, допустим, такой, в котором удельный вес националистических моментов будет снижен, а удельный вес моментов социальных повышен.

 

- Какие формы мобилизации новых членов в свои ряды, из тех, что используют различные партии, наиболее действенны, в том числе в различных регионах? В чем их отличие?

 

- Если говорить о развитии членской базы, то здесь сравнивать мало что можно. Всем нашим партиям, по разным причинам, похвастаться особенно нечем. Если же говорить об электорате, на который партии опираются, здесь подход разный. Коммунистическая партия воспроизводит свой традиционный электорат в кругу тех, кто уже по тем или иным причинам склоняется к поддержке этой партии, уже находится в числе сторонников. Здесь велик удельный вес личных контактов, знакомств.

Что касается "Единой России", здесь можно видеть все прелести административного подхода, плюс определенная активность тех групп, которые ориентированы на карьеру, на продвижение, на то, чтобы использовать эту партию как лифт. Это абсолютно нормально, более того, только те партии способны добиваться успеха, которые могут привлекать такого рода людей. Другое дело, что такие партии не могут состоять только из офицерского состава, любой партии необходима и пехота. В том, что касается привлечения пехоты, рядовых членов партии, мне кажется, российские партии повсеместно сталкиваются с очень большими проблемами. И проблемы эти связаны не столько с дефектами самих партий, сколько с особенностями нашего общества, сохраняющего индифферентное отношение к политике, находящегося в состоянии политической апатии при полном отсутствии внятных, живых идеологий. Я подчеркиваю, - живых, а не мертвых, таких, которые действительно людям помогали бы сориентироваться, а не служили бы просто готовыми наклейками для классификации "я левый", "я правый" или "я центрист".

В этих условиях с приемом новых членов всегда будут проблемы, и членская база всегда будет в значительной степени - конечно, по партиям это будет варьироваться - в значительной степени будет отличаться формальностью. То есть, число членов партии всегда будет записано гораздо больше, чем их есть на самом деле. Здесь встает вопрос, в какой мере действительно массовые партии могут реально существовать в современной России? Не исключено, что ориентация на модель массовой партии, то есть партии с массовым членством - не очень продуктивный вариант, и стоит подумать над какими-то другими вариантами.

 

- А что касается "Единой России", можно ли сказать, что сторонники Путина всегда являются сторонниками "Единой России", и наоборот, все ли сторонники "Единой России" являются сторонниками Путина?

 

- Конечно же нет, и это достаточно известный социологический факт. Путин в конце первого срока правления, по существу, сломал сложившуюся партийно-политическую культуру, существовавшую до этого. Что я имею в виду? Для электората практически всех политических партий Путин являлся и является до сих пор предпочтительным кандидатом на пост президента, даже в тех случаях, когда у этих партий есть свои собственные кандидаты. Это означает, что за Путина как за президента готово голосовать не только подавляющее большинство электората "Единой России", но и приблизительно половина электората Коммунистической партии, больше половины электората "Яблока", СПС и ЛДПР. Фигура Путина разрушает партийные границы, а его электорат носит межпартийный характер.

 

- Можно как-то охарактеризовать финансовую деятельность различных партий? Может быть, сравнить, как действуют в этом плане различные политические партии?

 

- Очевидно, что дешевле всего политическая активность стоит коммунистам, просто потому, что Коммунистическая партия построена по старой модели, модели массовой партии. Но Коммунистическая партия - это партия-гетто. Она напрямую вросла в определенные социальные группы в российском обществе, те группы, те, которые наименее адаптированы к новым условиям, и те, которые продолжают жить советскими ценностями и советскими привычками

 

- Можно ли сказать, что хорошо поставленная идеологическая работа позволяет политической партии экономить финансы?

 

- Словом "идеология" это можно использовать только условно, поскольку, на самом деле, это не идеология. Применительно к коммунистам в принципе можно сказать, что идеология экономит финансы. Но я бы все-таки говорил не об идеологии, а о системе социальных связей. Наиболее дорогостоящие избирательные кампании проводились правыми, то есть СПС, и это тоже понятно. СПС, по крайней мере, пока, представляет социальное и культурное меньшинство. Для того чтобы как-то расширить базу мобилизации, чтобы, будучи меньшинством, завоевать симпатии основной части избирателей, нужны очень большие деньги. Такие избирательные кампании всегда затратные. И с массовым членством там очень плохо. Правые, по крайней мере, до недавнего времени ориентировались на новую модель партии - партии, у которой массовое членство не очень развито, но которая опирается на услуги различного рода консультантов, политтехнологов. Этим они восполняют дефицит постоянных и устойчивых связей с избирателями. Пока ситуация с СПС представляется мне тупиковой. Здесь, сколько денег ни вкладывай, результат будет тот же. Как известно, прошлые выборы правые проиграли, да и на нынешних региональных выборах они практически везде получили довольно слабые результаты. Возникает вопрос: а, может быть, дело не в деньгах? Может быть, дело все в том, чтобы как-то постараться если не изменить, то, по крайней мере, модифицировать партийную идеологию. Однако по этому пути наши правые настойчиво не идут, максимум, на что они способны, это совершенствовать пиар. Но пиар - это, собственно, и есть те самые затратные технологии.

 

"Единая Россия" тратит сопоставимые с правыми финансовые средства, однако наиболее действенными оказываются не финансовые инструменты мобилизации, а административные рычаги. Это тот ресурс, который   деньгами измерить очень трудно, наверное, невозможно. В то же время не надо забывать, что самый главный актив "Единой России", по крайней мере, сегодня, - не финансовый и не административный. Основной актив партии власти - популярность действующего президента, потому что "Единая Россия" вполне адекватно воспринимается в обществе как президентская партия. "Единая Россия" - своего рода проекция действующего президента в партийной программе. Да и сам президент время от времени дает понять, что "Единая Россия" - это наиболее близкая ему партия.

 

В последнее время появился еще один очень важный момент, касающийся финансирования политических партий, - тенденция к усилению государственного финансирования. Эта тенденция неплохая, но развивается она очень медленно, поэтому партии по-прежнему находятся в нелегком положении, в котором они были еще в 90-е годы, когда существуют официальные нормативы, ограничивающие партии в привлечении средств на проведение избирательной кампании. Но на те средства, что разрешены, проведение избирательной кампании просто невозможно, поэтому   финансирование политических партий фактически выталкивается в тень.

 

Если мы действительно хотим создать сильную партийную систему, как об этом говорил президент, легализация, выведение из тени финансовой деятельности партии является важнейшей задачей, которую необходимо решить. И второе: конечно же, система финансирования должна быть смешанной, и кроме государственного финансирования должно быть предусмотрено финансирование частное, то есть, внесение средств со стороны заинтересованных групп. Вот это две кардинальные проблемы, которые необходимо решить, в области финансирования политических партий.

 

- Можете ли Вы прокомментировать результаты выборов 12 марта?

 

- Только в самых общих чертах. Во-первых, выборы показали, что в целом опять воспроизводится иерархическая конструкция партийной системы. Речь идет о той модели партийной системы, которая утвердилась после выборов 2003 года и была дополнена первыми волнами региональных выборов в 2004 и 2005 году. О чем идет речь? Фактически, партии расслоились на три эшелона. В первом эшелоне партия-фаворит "Единая Россия", во втором эшелоне остальные партии, которые представлены в федеральном парламенте. В третий эшелон попадают партии, которые думского представительства не добились, но которым удалось получить представительство в региональных парламентах. Эта конструкция в структурном смысле оказалась воспроизведена и в ходе последней волны региональных выборов. Другое дело, что в эту конструкцию внесены некие поправки. Это, прежде всего, касается партии "Родина", поскольку ей далеко не везде удалось зарегистрироваться. "Единая Россия" опять подтвердила свое положение фаворита. Коммунисты выступили довольно средне, и уж совсем средненько выступила ЛДПР.

 

Причем, чтобы получить даже этот результат, ЛДПР пришлось привлекать на региональные выборы свой федеральный ресурс, я имею в виду личное участие Жириновского в региональных выборах. Это говорит о том, что на региональном уровне ЛДПР как была, так и остается слабой. Либералы выступили скорее плохо. Они пытались в регионах реализовать московскую модель 'договорного участия', но эта попытка, оказалась в целом неудачной, 5%-ный барьер им взять, насколько я знаю, не удавалось. Участие коммунистов в региональных выборах оценивать лучше всего дифференцированно: с одной стороны, они выступили средненько, но есть и другая сторона, о которой надо сказать. Похоже, что отношения между Кремлем и КПРФ изменились в благоприятную сторону, по крайней мере, Зюганов стал чаще появляться на телевизионных каналах. И особенно интересная ситуация сложилась для Коммунистической партии в Нижегородской области. Во-первых, там появился новый губернатор, не скрывающий своих политических привязанностей.   Я имею в виду Шанцева. Уже приезжал в Нижегородскую область Зюганов, и это, на мой взгляд, только подтверждает тот факт, что сегодня коммунистам удалось улучшить свои отношения с Кремлем. Наверно, здесь не последнюю роль   сыграло то, что "Родина" перестала быть привлекательной для Кремля, а также то, что в нескольких ситуациях, значимых для Кремля, Зюганов повел себя лояльно по отношению к власти. Вот таким образом я бы оценил итоги региональных выборов.

 

- Можно ли по итогам региональных выборов сделать вывод о готовности партий к участию в общероссийских выборах?

 

- Думаю, что, что введение единого дня голосования сразу отсекло большую часть претендентов, и теперь на поле остались, фактически, четыре политических партии: "Единая Россия2, КПРФ, ЛДПР и Российская партия пенсионеров. Впрочем, четвертое место точнее считать вакантным, на него могут появиться и другие претенденты.

 

Беседовала Жанна Лабутина

 

0

0