Rambler's Top100 Service

Пока для России предпочтителен четырехпартийный парламент

Заместитель Председателя ГД
30 августа 2006

В политической среде обсуждается необходимость конструирования второй общенациональной партии, которая бы принимала активное участие в политико-экономических процессах в стране и могла бы конструктивно конкурировать с "Единой Россией", принимала бы на себя социальную ответственность в условиях постепенного морального устаревания других партий. О перспективах такой двухпартийной системы в интервью Кремль.Оргу рассказал Владимир Жириновский, лидер Либерально-демократической партии России, заместитель Председателя ГД РФ.

 

- Насколько состоятельна партия "Единая Россия" без административных ресурсов?

 

- Сразу рухнет, если убрать административный ресурс, она сразу обрушится. Она и создавалась сверху. Это естественно. И это создает определенную искусственность нашей политической системы. Нам искусственно навязали "левый" формат после Октябрьской революции, большевики не пользовались доверием. И даже на свободных выборах они в ноябре 1917 получили очень мало голосов. Поэтому в январе и разогнали первый настоящий свободный парламент России. Здесь тоже. Они получили - как партия, фракция "Единство", тогда их было 80 человек, это пятая часть - двадцать процентов. Вот их собственный ресурс - двадцать процентов. А все остальное сверху им делают, чтобы они получили большинство. Это, конечно, искусственный вариант. Он недолговечен и нежелателен. Но сейчас они сделают новый вариант - допустим, "Единая Россия" будет иметь правоцентристский уклон, а группировка Миронова - левоцентристский уклон, чтобы под левый формат собрать часть избирателей, тогда на базе двух партий у власти получится, допустим, 250 голосов. Остальные двести должны принадлежать оппозиции, которая не имеет никакого отношения к власти. В данном случае, это ЛДПР и КПРФ. Здесь ЛДПР - правоцентристский вариант, КПРФ - левоцентристский. Но эти две партии реально оппозиционные, реально из народа. Вот такая четырехпартийная система могла бы быть в 2007 году. В 2011 году возможно КПРФ вольется в группировку Миронова. Тогда мы перейдем к трехпартийной системе. Но меньше нежелательно, потому что две партии, в данном случае "Единая Россия" и группировка Миронова, всегда договорятся, и это опять будет сговор сверху. Все это не даст возможности, чтобы избиратель снизу получил именно тех представителей, которых он направил, он сам, без рукотворческого процесса накрутки за счет административного ресурса: губернаторы, мэры, чиновники и так далее. Поэтому для России две партии нежелательны, во всем мире имеются трех, четырех, пятипартийные парламенты. Американскую модель брать не надо, она сформировалась естественно, на базе север - юг, рабовладельцы и противники рабства. Они на этом раскололись, отсюда и пошла двухпартийная система. Нам желательна трех, четырех и даже пятипартийная система. Но власть вправе добиваться контрольного пакета в Думе, для этого достаточно 230 мандатов. На базе двух партий они всегда смогут это иметь, как сегодня они уже имеют 330. Поэтому им беспокоиться не о чем. Главное, чтобы не было   варианта только сверху, сверху и сверху. Сейчас надо оставить возможность внизу 30-40 процентов, чтобы действовали политические партии, которые возникли сами по себе и не опираются ни на чью поддержку, а только на голоса своих избирателей.

 

- Насколько возможен предлагаемый Вами вариант сейчас?

 

- Конечно, возможен. "Единая Россия" с трудом получит 230 голосов, а то и 200, группировка Миронова с трудом получит десять процентов. Вот у них и получится 250 вместе. А двести упадет на ЛДПР и КПРФ. Но у КПРФ всегда много мандатов, поэтому лучше 130-140 ЛДПР и 50-60 КПРФ. Это был бы разумный вариант. Нам четыре партии пока необходимы. Может быть, в 2011 году, в 2015, в 2019 в стране будет уже более стабильная ситуация, в стране появится настоящий средний класс. И ему будет достаточно иметь одну свою партию. И у чиновников будет   своя партия. Вот тогда можно будет перейти уже и к двухпартийной системе, но это нежелательно. Все-таки третья партия, четвертая, они разбавляют ситуацию, когда возможен сговор двух партий, которые будут просто подыгрывать друг другу, ситуации, как сегодня. Мы ведь    прекрасно понимаем, что Грызлов и Миронов - это одна команда.

 

- То есть связка "Грызлов - Миронов" обеспечит политическое развитие в стране?

 

- Эти две партии - это практически одна партия, одна большая КПСС в двух лицах, двухголовая КПСС под другими названиями. Собственно, там, на 90 процентов бывшие члены КПСС. То есть, это то, что должен был сделать Горбачев, взять под свое крыло своих сторонников, а Лигачев - своих. И у нас бы не было 1991 года. Тогда они не могли договориться. Прошло 16 лет, может быть, сейчас они смогут договориться и что-нибудь у них получится. Но ЛДПР ни с кем не будет сливаться, никуда не будет входить. И мы будем добиваться победы на любых выборах.

 

- Предположим, сформируется двухпартийная система. Какова в этом случае роль вашей партии?

 

- ЛДПР должна оставаться. Избиратели за нас голосуют и голосуют в возрастающем объеме. И я уверен, что ЛДПР будет оставаться еще много-много лет, и будет иметь шанс стать второй партией, а в перспективе и первой партией. Мы уже побеждали. В декабре 1993 года, когда не было никакого административного ресурса, когда были первые   самые свободные выборы, мы же победили. Поэтому нам не нужно прогнозировать возможность победы. Мы уже побеждали. Нас все время замалчивали или забирали наши голоса, трамбовали нас, не допускали нас к выборам. А если не будут мешать, у нас есть шанс    быть второй партией, и в перспективе в 2011 или в 2015 году - первой партией в стране по численности и влиянию.

 

Беседовала Лидия Витюхова

0

0