Rambler's Top100 Service

Геращенко раскалывает оппозицию

Заместитель генерального директора «Центра политических технологий»
17 мая 2007

Алексей Макаркин, заместитель генерального директора 'Центра политических технологий'.

 

- В СМИ появилась информация о Геращенко, как о возможном лидере радикальной оппозиции. Что это значит для оппозиции?

 

- Фигура Геращенко в качестве потенциального лидера радикальной оппозиции появилась, в первую очередь, потому, что оппозиция хочет максимально расширяться. Кремль загнал ее на глубокую периферию, она не может участвовать в парламентских выборах, ей очень трудно проводить свои акции, в том числе Марши несогласных. Они хотят вырваться за пределы маргинальности. Поэтому радикальной оппозиции нужны известные статусные фигуры, которые не имеют маргинальной репутации и, напротив, обладают респектабельным имиджем. Геращенко является именно такой статусной фигурой, этот человек три раза был главным банкиром страны. Вторая причина - это то, что радикальная оппозиция ищет возможных союзников, союзников в том числе и слева, среди коммунистов, и пытается найти какие-то компромиссные фигуры, которые были бы приемлемы не только для либералов, но и для левого поля. Виктор Геращенко, советский финансист с репутацией государственника, у него были всегда очень приличные отношения с коммунистами, когда он был главой ЦБ, видимо, расчет делается еще и на это.

 

- Как к этому отнесутся 'Яблоко', СПС?

 

- Эти партии не выразили особого восторга. Они рассуждают так: если ты повернешься лицом к радикальной оппозиции, то ты лишаешь себя возможности пройти в состав Думы на этих выборах.

Геращенко действительно приемлем для многих, в том числе для левых, но приемлемость - это не значит, что его будут поддерживать, и за него будут голосовать. У Геращенко есть одна большая проблема: его фигура вроде не вызывает ни у кого большого отторжения, но она не вызывает и желания голосовать за него. То есть, имеют место как плюсовые факторы для него среди представителей разных идеологий, так и минусовые, например, он не является своим для коммунистов. Да, они к нему прилично относились, но он все равно для них чужой, как член правящей команды Ельцина. Демократы также ничего против него не имеют, но в то же время он никогда не был и с ними. Наоборот, у него были постоянные конфликты с либеральными экономистами и либеральными чиновниками. Виктор Геращенко некоторое время был с Рогозиным в 'Родине', даже был выдвинут по списку 'Родины' в парламент, но он там играл достаточно периферийную роль и не засветился как активный деятель национального движения. Поэтому действительно, если многие против него ничего не имеют, то они же и не имеют достаточного количества аргументов, чтобы активно его поддерживать. А раз так, то есть большая вероятность, что он оставит равнодушными самые разные группы избирателей.

 

- А каковы шансы Касьянова стать лидером оппозиции?

 

- Я думаю, что сейчас проходит испытание для радикальной оппозиции - сможет ли она договориться о едином кандидате, это суровое для них испытание. Уже очевидно, что и Касьянов хочет идти, и вряд ли кандидатура Геращенко вызывает у него позитивную реакцию, он для него конкурент в рамках радикальной оппозиции. И неизвестно, смогут ли они договориться между собой. Для того, чтобы идти к избирателям, к тем или иным электоральным группам, радикальной оппозиции надо вначале определиться внутри себя, кого они выдвинут. Если они не смогут это сделать, если у них возникнут внутренние конфликты, то это еще более ухудшит их ситуацию.

 

- А не может ли появиться еще какой-то кандидат, более сильный?

 

- Более сильный - сейчас вряд ли. Геращенко - экс-глава ЦБ, Касьянов -экс-премьер, я не понимаю, какие могут появиться более статусные и более раскрученные кандидаты. Конечно, могут появиться какие-то другие кандидаты, я не отрицаю, но такого же уровня и примерно со сходными шансами, но я сомневаюсь в том, что среди радикальной оппозиции может появиться более сильный лидер.

 

- То есть, харизматичного лидера среди радикальной оппозиции нет?

 

- Харизматичный лидер, как правило, появляется из самой сильной партии той    части политического спектра, которая идет на парламентские выборы. Парламентские выборы становятся своего рода 'праймериз' перед президентскими, и там уже определяется, кто действительно популярен, а чья популярность носит фиктивный характер. Но радикальная оппозиция не может участвовать в парламентских выборах, их партия не зарегистрирована, а значит, любой из их вождей может сказать, что он самый сильный, самый популярный и самый перспективный. И они просто в связи с неучастием в парламентских выборах не могут пройти процедуру естественного отбора, отбора голосами избирателей. Можно, конечно, провести свои какие-нибудь альтернативные 'праймериз', на которых определить единого кандидата, но традиции таких 'праймериз' у нас отсутствуют, и каждый из кандидатов может сказать, что мои интересы там не были учтены, и так далее. То есть здесь появляется проблема, удастся ли радикальной оппозиции найти форму проведения праймериз, которая устроит всех.

0

0
заявка на деревянный дом