Rambler's Top100 Service

Лучше было бы Касьянову немножко умерить свои амбиции

Денис Билунов
Исполнительный директор Объединенного гражданского фронта
4 июля 2007

Два дня назад один из лидеров оппозиционной коалиции "Другая Россия", глава Российского народно-демократического союза Михаил Касьянов заявил, что выходит из коалиции, поскольку нынешнем виде и составе 'Другая Россия' больше не нужна - политическая коалиция оппозиционеров, по его словам, выполнила свою миссию.

Мы публикуем комментарии по данному вопросу, которые дали Елена Дикун, советник М.Касьянова по связям с общественностью и Денис Билунов, исполнительный директор Объединенного гражданского фронта - организации Гарри Каспарова, также входящей в "Другую Россию".

 

Денис Билунов, исполнительный директор ОГФ 

 

- Насколько велика в 'Другой России' была группа Касьянова?

 

- В политическое совещание входили четыре организации, одна из них была РНДС. Представители   РНДС, как правило, занимали консолидированную позицию. Хотя я, кстати, не исключаю, что некоторые члены   РНДС, возможно, все равно примут участие в конференции.

 

- В каких регионах влияние Касьянова было наиболее велико? Что сейчас будет происходить в этих регионах со структурой 'Другой России'?

 

- Несколько шапкозакидательски я бы сказал, что ни в одном. Если более серьезно подходить к вопросу, то с некоторой натяжкой можно сказать, что у него более прочные позиции в пяти-семи регионах, но я бы не стал переоценивать это. То есть, ничего особенного происходить там не будет. Если вы имеете в виду, что Касьянов будет организовывать какой-то сепаратный процесс региональный, то я в это просто не верю и думаю, что это абсолютно нереально.

 

- Каковы реальные причины раскола в 'Другой России'? Это чьи-то амбиции или политическое расхождение?

 

- Я думаю, что это политическое расхождение. Амбиции здесь, конечно, тоже играют свою роль, но ничего больше, чем сказано во вчерашнем заявлении Каспарова, я вам не скажу, потому что суть разногласий именно в процедуре. Дело в том, что мы этому придаем большое значение и считаем, что нормально проведенные праймериз уже являются сами по себе нашим значительным преимуществом. Потому что открытая демократическая процедура избрания из нескольких кандидатов, настоящая конкуренция между ними - это признак здорового организма. И когда это происходит на виду у масс-медиа, у публики, это производит хорошее впечатление и играет в нашу пользу. Поэтому мы настаивали и настаиваем на том, чтобы праймериз приходили максимально широко и открыто, насколько это позволяют наши ресурсы. А у Касьянова другая точка зрения на эту тему.

 

- Как Вы можете охарактеризовать влияние, которое имел Касьянов в регионах?

 

- Как слабое. Влияние Касьянова в регионах обусловлено исключительно обещаниями его штаба финансировать президентскую кампанию. Претензии, которые могли предъявлять нам некоторые региональные активисты, заключались в том, что мы не предлагаем им конкретного плана действий. Касьянов этим пользовался. Ни для кого не является секретом, что существовал определенный график подготовки к президентским выборам, по которому надо было подготовить какое-то количество людей, занятых в кампании, вплоть до районного уровня. Когда людям такой план предоставляется, они понимают, что у вас серьезные намерения, вы планируете большую работу, и что у них будет возможность каким-то образом тоже заработать на этом. Некоторую часть региональных активистов, которые давно вовлечены в общественно-политический процесс и много раз уже занимались сбором подписей и подобными вещами, эта перспектива привлекала. У нас они видели бóльшую неопределенность, им казалось, что Касьянов - это заведомо более обеспеченный человек, который наверняка располагает ресурсами для такой кампании. То, что это персонально для него делалось, тоже было плюсом в их глазах, потому что мы с какими-то неясными словами о демократии казались им не очень конкретными. То есть мы что-то говорим, а кандидата нет никакого, и с деньгами похуже. Поэтому часть регионалов ориентировалась на Касьянова.

 

- Можно ли выделить какие-то конкретные регионы?

 

- Я затрудняюсь. Может быть, имеет смысл ориентироваться на людей, которые сейчас собрались в Нижнем Новгороде. Очевидно, что если в Нижнем Новгороде проводится мероприятие, позиции в Нижнем Новгороде сильны. С другой стороны, я хорошо знаю человека, который возглавляет РНДС в Нижнем Новгороде. Это сравнительно молодой человек, хотя и активный, но я не думаю, что у него большой опыт ведения избирательных кампаний, и тем более вряд ли его авторитет как-то сильно высок в Нижнем Новгороде. Он - перспективный молодой политик регионального уровня, но утверждать, что Вячеслав Лукин обеспечивает РНДС какое-то влияние в Нижнем Новгороде, было бы большим преувеличением.

Я достаточно трезво оцениваю и наши возможности, которые крайне невелики. Я не хочу сказать, что у ОГФ очень много влияния, а у РНДС никакого нет. Просто вы, задавая такие вопросы, подразумеваете, что в каких-то регионах у Касьянова есть особые позиции. Я так не думаю.

 

- Что теперь будет происходить с 'Другой Россией'?

 

- Ну, вышел один из участников коалиции, осталось три организации. С одной стороны, маловато, а с другой, я не исключаю, что к нам сейчас присоединяться и другие организации. Состав конференции с уходом Касьянова что-то потерял, тем не менее, будет довольно внушительный список ораторов, участников экспертной группы. Я думаю, что ощутимых интеллектуальных или харизматических потерь 'Другая Россия' не понесла. Уход Касьянова не очень желателен для нас, но многие нас упрекали в том, что его негативный имидж вредит 'Другой России'. То же самое некоторые говорят и про Лимонова, поэтому мы к таким разговорам относились сдержанно и особенно их не воспринимали. Ушел Касьянов - посмотрим, может, правы были те, кто считал, что его имидж негативно сказывался. Сейчас проверим.

 

- Как было принято решение о выходе Касьянова? Кто настаивал на таком расколе?

 

- Конечно, никто не настаивал. Это было его решение, самостоятельное, абсолютно и ни с кем не согласованное. На прошлой неделе у нас состоялась внутренняя дискуссия по поводу различных аспектов организации конференции, начиная от порядка выступающих и заканчивая какими-то деталями повестки дня. Конечно, одним из основных вопросов была организация праймериз, о чем в заявлении Каспарова подробно рассказано. Да, были разногласия, по большинству разногласий удалось найти компромиссные позиции, а вот по этому самому главному вопросу, к сожалению, не удалось. И когда очередной раунд закончился ничем, наступила пауза, которая затем прервалась заявлением Касьянова.

Никто ни в коем случае не настаивал на том, чтобы он вышел из коалиции, объективно это было для нас нежелательно. Я сейчас говорю, что ничего страшного, но понятно, что лучше было бы, если бы Касьянову все-таки удалось немножко умерить свои амбиции и найти компромиссную позицию. Мы пошли на очень большие уступки в переговорном процессе, чего не могу сказать об РНДС. Пересказывать вам полностью ход переговоров просто некорректно. Поверьте на слово, что изначально заявленные нами предложения претерпели существенные изменения под влиянием требований Касьянова. Если в общих чертах говорить, то с самого начала мы выступали за максимально открытую и максимально широкую процедуру, а он находился на прямо противоположных позициях.

 

- Каковы сейчас планы 'Другой России'?

 

- Провести конференцию, на конференции утвердить процедуру выборов единого оппозиционного кандидата, затем осуществлять эту процедуру, осенью определить единого оппозиционного кандидата и далее вести его президентскую кампанию.

0

0