Rambler's Top100 Service

"Дальше эта система будет каким-то образом развиваться"

Главный редактор журнала "Политический класс"
21 апреля 2008

Какое место в системе власти должна занимать 'Единая Россия' и другие политические партии?

 

На сегодняшний день есть несколько ясных позиций и гораздо больше неясных. Что касается ясных позиций - это то, что власть ориентирована на так называемую полуторапартийную систему, то есть 'Единая Россия' - доминирующая партия, плюс еще есть ряд квазиоппозиционных партий в парламенте, которые не имеют шансов сменить 'Единую Россию' у власти. По японской модели так продолжается до того времени, пока страна окончательно не встанет на ноги экономически, не решит основные социальные проблемы. К этому времени прояснится, можно ли создать что-то иное, и создастся ли оно само, или так все и будет продолжаться. Совершенно очевидно, что сейчас партийная конструкция именно такая. Второй ясный момент - что главной политической фигурой в ближайшее время остается не новый президент Медведев, а прежний президент Путин, который занял две ключевые позиции - главы исполнительной власти , когда станет премьер-министром, по Конституции президент не возглавляет исполнительную власть де-юре. Де-факто это происходило и при Ельцине, и при Путине. Но теперь на посту премьер-министра сильная политическая фигура, самая сильная в стране - Путин, и он будет максимально этим пользоваться, прежде всего, административно-политически. Экономикой, скорее всего, будут заниматься какие-то его заместители. К тому же он - официальный лидер доминирующей партии, 'Единой России', которая имеет не только конституционное большинство в Думе, но и большинство в законодательных собраниях большинства субъектов Федерации, фактически он контролирует и представительную законодательную власть в стране. Это две сильные позиций, объединенные одним человеком, совершенно точно уравновешивают возможности президента. По Конституции у нас президентская республика, и именно президент, первое лицо, всегда был главным начальником. Так что существует система двоевластия, как бы от этого ни отрекались Путин и Медведев. Ясно, что они между собой договорились о том, как эту проблему двоевластия, всегда опасную для России, они будут купировать, минимизировать, снимать. Но ясно и то, что потенциально она чревата политическим расколом, и только максимально согласованная работа Путина и Медведева, которые заставят аппарат также согласованно работать, может не допустить конфликта. Но не нужно забывать, что бюрократия всегда ищет разногласий, а иногда создает их специально. Для начальника всегда можно такую ситуацию создать, когда объективно у одного будет одно мнение, а у другого - другое, готовятся два параллельных решения, и потом эти начальники сталкиваются лбами по какому-то принципиальному либо непринципиальному вопросу. То, что двоевластие есть практически и оно опасно потенциально - совершенно очевидно. Как конкретно Путин и Медведев будут с этим бороться, непонятно. Данная конструкция, с одной стороны, достаточно жесткая для эффективного продолжения курса Путина, а в целом он был удачен, с другой стороны - она потенциально чревата этим политическим кризисом. И хотя Путин и Медведев об этом знают и будут что-то делать для того, чтобы этот кризис не разразился, но усилий двух человек недостаточно, поскольку есть бюрократическое охвостье и той, и другой фигуры, и это мощные структуры, а они не очень заинтересованы в согласованности. И последнее: многое будет зависеть еще от двух пока неизвестных нам вещей. Первое - ключевые кадровые назначения ниже президента и ниже премьер-министра: это руководители их аппаратов, замы премьер-министра в правительстве - кто будет политическим замом премьер-министра, кто будет экономическим замом. Персональный состав высшего эшелона нам неизвестен, и могут быть самые разные комбинации и от этого самые разные сценарии. И второе, что неизвестно, по крайней мере, публично - функционирование этих двух аппаратов, то есть взаимоотношения администрации президента, которая до сих пор была главным штабом аппаратного и политического управления в стране, и администрации премьер-министра, которая при такой сильной фигуре, как Путин, учитывая, что к тому же он - лидер 'Единой России' тоже должна претендовать на это. Как они будут взаимодействовать, тоже непонятно, в лучшем случае это станет ясно после инаугурации, через два, три, четыре месяца. Последнее, что можно сказать, я не знаю, рассматривают ли авторы этой схемы ее как перспективную для страны не на ближайшее время, а на несколько президентских сроков, на десятилетие, два десятилетия, три десятилетия. Но я ее рассматриваю как временную, в ней есть свои тактические преимущества, может быть, даже оперативные, но стратегически, я думаю, она изменится под давлением реальной жизни и реальных политических обстоятельств, реального поведения реальных политических персонажей. Я по-прежнему считаю, что Россия находится не только в экономическом, но и политическом транзите, и предполагаю, что через 15-20 лет мы будем иметь другую политическую и партийную конфигурацию в стране.

 

Охарактеризуйте несколькими словами трансформацию политической системы в России. Как она вписывается в европейские процессы трансформации демократии?

 

По поводу трансформации политической системы - очевидно, что сейчас выбрана полуторапартийная система. До этого у нас была квазимногопартийная система, при том, что фактически 'Единая Россия' доминировала в парламенте и в предшествующий период. Совершен переход от квазимногопартийности к полуторапартийности. Я предполагаю, что этот переход не окончательный, дальше эта система будет каким-то образом развиваться. Я не думаю, что она зафиксируется как сложившийся на многие десятилетия политический партийный режим в России. Тем более, вся партийно-политическая система государств, аналогичных России, я имею в виду западноевропейский политический ареал, находится в глубоком кризисе и трансформируется в нечто гораздо более недемократическое, чем нам известно по лучшим реальным образцам западной демократии и по учебникам демократии. Все это в прошлом, неоавторитарные тенденции деятельности всех демократий мира нарастают, внутри страны в основном это воплощается в том, что демократия становится из непосредственной или представительной - в большей степени манипулятивной. А вовне в том, что демократии все чаще действуют исключительно авторитарными методами. Пример - поведение западных европейских демократий, которые от чужой страны, Сербии, отрезают кусок - чисто авторитарное решение. Или то, что Соединенные Штаты Америки, демократическая страна, путем войны, уничтожая другое государство, Ирак, строит там какой-то режим, якобы демократический, но авторитарными методами. Внутри этого общего серьезного изменения демократических институтов в странах классической демократии находится Россия со своим собственным движением, как предполагалось, к оптимальной, книжной модели демократии, а реальная жизнь заставляет выбирать эту полуторапартийную систему. Поэтому изменение - да, трансформация - безусловно, от партийной квазидемократии и протодемократии к полуторапартийной системе и фактически плебисцитарной демократии, когда выборы лидера определяют все остальное. А дальше ему дается карт-бланш на любые политические трансформации, особенно если это лидер успешный, каким был Путин.

 

0

0
детская одежда оптом из китая