Rambler's Top100 Service

"Секретарь суда может себе позволить засунуть дело куда-нибудь за шкаф"

Андрей Столбунов
адвокат, заместитель председателя президиума Межрегиональной Коллегии Адвокатов 'Закон и человек'
12 декабря 2008

Появились разговоры о том, что нужно расширить компетенцию Конституционного суда и сделать его верховной апелляционной инстанцией, самой высшей, над Высшим Арбитражным и Верховным судом.

 

Собственно говоря, это резонно, на мой взгляд. Кто-то же должен на себя ответственность брать на соответствие всего того, что происходит сейчас в правоприменительной практике, на соответствие Конституции. Наверное, это резонно, что Конституционный суд должен быть высшим органом, который принимает решения и берет на себя ответственность. И уж коли они решили, судьи Конституционного суда, то уж тут дальше, извините, деваться некуда.

 

Будет ли это способствовать тому, что меньше людей, граждан России, будут обращаться в международные суды, в Страсбургский суд, если Конституционный суд возьмет на себя ответственность для решения каких-то вопросов?

 

Я думаю, что лет через десять - да, поможет.

 

А почему лет через десять?

 

Вы представляете, через какое время будут доходить 'с земли', с реальной жизни, и особенно из регионов, дела до Конституционного суда и направляться на рассмотрение. Я думаю, минимум года два будет только каждое дело доходить, и сколько будет формироваться правоприменительная практика по каждому конкретному случаю - то есть, я думаю, как раз именно то время и пройдет. Наша судебная система - тут дело не в Конституционном суде, а во всей структуре вертикали судебной системы. Когда у нас простейшее и понятное дело может длиться год, я уже не говорю про дела, которые десятилетиями длятся. То есть вся система и вертикаль выстроена так неэффективно, громоздко и неповоротливо, что ждать каких-то результатов там быстро просто не приходится.

 

То есть Вы считаете, что нужно   выстраивать новую систему прохождения дел в судах?

 

Во-первых, нужно обратить внимание на такие простые жизненные вещи, как прохождение информации. Мы живем в XXI веке, а до сих пор решение районного суда можно ждать в течение месяца, а люди, не получив решения суда, не могут написать кассационную жалобу. А потом, когда это решение через месяц сделали, его забыли вручить, в результате сроки кассационного обжалования прошли. То есть техника абсолютно древняя. Техника - не в смысле того, что у них нет компьютеров, а просто не нужно им это, ответственности нет. То есть такие вот мелочи, на уровне 'земли', на районном уровне, они позволяют дела просто спускать на тормозах и не доводить до вышестоящей инстанции быстро, четко и понятно. А теперь представьте, что это решение суда будет попадать, например, в какую-то базу данных, на сервер, например, Судебного департамента или Верховного суда мгновенно, то есть его изготовили, и оно - раз, и там уже находится, и человек, введя специальный пароль, может иметь к нему доступ. Тогда уже судья не сможет сказать: ой, вы извините, я забыл его вручить, или почта потеряла. То есть у нас есть много механизмов, жизненных, бытовых, которые обслуживают судебную систему, и они буксуют. Почта, например, дикость - когда посылают повестку, а она вообще никогда не приходит. А почтальон говорит: а я за эту зарплату не обязан вручать повестку лично в руки адресату. О какой судебной системе можно говорить, если все механизмы, которые обеспечивают сервис судебной системы, не нацелены на эффективность, а просто существуют для галочки.

 

Что, на Ваш взгляд, может ускорить судопроизводство и улучшить его качество?

 

На мой взгляд, начинать надо, наверное, с ответственности судей. То есть, когда судья реально понимает, что если он должен сделать, как положено, а как положено - должно быть четко прописано до мельчайших вещей. Но эти процедуры законом не определены, а написано: "в соответствии с законодательством" или "в соответствии с внутренними регламентами" какими-то. Это беда вообще всей правоохранительной системы, а судебной уж тем более. То есть, секретарь суда может себе позволить засунуть дело куда-нибудь за шкаф и не найти его, или они вообще дело долго найти не могут, потому что бардак, лежит груда дел где-то в углу, потерялись. То есть, пока каждый человек, каждый винтик системы не будет знать, что если он что-то сделал не так, как надо, - значит, он пострадал, либо финансово, либо выгнали с работы. Тогда они будут ценить работу, работать, как в любом бизнесе, как в любом деле нормальном. Поэтому ответственность судей - в первую очередь. И во вторую - весь персонал судов, который обеспечивает работу судей, должен иметь четко прописанную ответственность, с четко прописанным наказанием за неисполнение. Вот тогда начнут включаться механизмы эффективной работы судов. А дальше - техническое оснащение, сейчас суды уже начали технически оснащаться, я считаю, очень неплохо. И плюс, у нас есть проект аудио-протоколов судебных заседаний. Мы считаем, что на сегодняшний день материальное состояние судов позволяет технически проводить аудиозаписи заседаний. Я был в архангельском районом суде, у них стоит система аудиозаписи, они могут записать любое заседание. Но они это не делают, потому что говорят: знаете, мы хотим - пишем, а хотим - не пишем. На наш взгляд, должны записываться все заседания в обязательном порядке и храниться в архиве, чтобы судья не мог каким-то образом влиять на протокол судебного заседания, это очень важная вещь. Вот такие простые, жизненные вещи, не надо высокие материи-то. А уже потом Конституционный суд на этой фактуре должен строить свои определенные выводы.

 

О качестве работе судов, которые ему подотчетны. То есть Вы считаете, что идея о том, чтобы расширить возможности Конституционного суда, правильная?

 

Мне кажется, идея резонная, имеет под собой определенную почву и перспективу.

0

0
Арбитражные споры в арбитражных судах