Rambler's Top100 Service

"Кризис закончится, они вернутся"

Евгений Чернецов
заместитель председателя Комитета межрегиональных связей и национальной политики города Москвы, начальник Управления организации трудового обмена
18 декабря 2008

В ходе 'Разговора с В.Путиным' премьер - министр пообещал уменьшить квоты на труд мигрантов в два раза. И вскоре последовало соответствующее Постановление Правительства. А насколько сложно будет реализовать это Постановление? Как высчитываются эти квоты?

 

Это форма, в которой более тридцати граф. Чтобы их заполнить квалифицированно, нужно иметь, по крайней мере, четыре толстых книжки - классификатор по профессиям, тарификатор и т.д. Специалист, рассчитывающий квоту, должен уметь работать со специальной электронной системой, которую ввело Минздравсоцразвития России, а она пока еще плохо отлажена. Можно ввести в нее 500 заявок - они потом 'исчезнут', их никто найти не сможет, снова их придется 'забивать'. Таким образом, обработка одной заявки подготовленным специалистом, мы это хронометрировали, занимает 50 минут. Заявок по Москве поступило в прошлом году порядка 5 тысяч - это соответственно 5 тысяч часов работы только на ввод в электронный вид.

 

Это заявки от работодателей?

 

Да. Но эти заявки подавал как бы консолидированный работодатель, и ему нужно столько-то фрезеровщиков, столько-то токарей, столько-то инженеров, поваров и так далее. На самом деле только раз в год определяется эта квота. И работодатель заранее, до 1 мая текущего года, должен знать, сколько и на какой срок ему понадобиться иностранных работников в следующем году. Что практически бывает невозможно сделать, поскольку заранее неизвестно, к примеру, выиграет ли предприниматель тот или иной тендер, найдет ли инвестиции, сколько сумеет нанять отечественных работников. Так что квота - пока идеальная величина, не влияющая реально на экономику. Придумана она была как некий механизм, позволяющий приблизительно сосчитать, сколько иностранных работников может потребоваться нашей экономике. Потом ее пытались использовать для легализации мигрантов, что принесло свои плоды. Но как механизм, регулирующий рынок труда, квота никогда не работала. Кстати, в законодательстве даже нет четкого определения, что же это такое. Работодатель под квотой понимает реальные рабочие места, которые собирается заполнить, миграционная служба квоту рассматривает как количество разрешений на работу, выданных мигрантам, правозащитники и журналисты иной раз вообще не понимают, о чем ведут речь. Что имел в виду премьер, говоря о квоте? Видимо, то же, что и работодатели - конкретные рабочие места, занятые мигрантами. Но опять же - кого нам сокращать в два раза? Всех? Каждую специальность? Сократим мы в два раза. На практике миграционная служба перестанет выдавать разрешения на работу вновь приехавшим. Получается что? Квота исчерпана, работодатель не получил тех специалистов, на которых подавал заявки. Опять проблема.

 

Но зачем тогда нужны квоты, если выдается разрешение всем подряд, кто первым подал документы?

 

Потому что закон так написан. Работники миграционной службы не могут определить, токарь он или фрезеровщик, и какой он токарь, фрезеровщик или какого разряда крановщик. Поэтому миграционная служба просто выдает разрешения на работу всем подряд, кто пришел, если у него есть заграничный паспорт, миграционная карта, квитанция об оплате госпошлины за выдачу разрешения на работу и талон, подтверждающий постановку на миграционный учет.

 

Миграционная служба в прошлом году 580 тысяч таких разрешений выдала неизвестно кому, а рабочие места продолжают оставаться не занятыми?

 

Да. Например, нужны водители автобуса, работодатель им предлагает зарплату в 21 000 рублей, а на рынке труда безработных водителей всего 27. Но они не спешат занять эти вакансии, поскольку это тяжелый труд в Москве, при наших пробках, и он должен соответственно быть оценен. Реально водитель общественного транспорта получает не менее 50 тысяч рублей в месяц. Или инженер, он учится пять лет, приобретает опыт, потому что без опыта из ВУЗа мальчишку не возьмут, а ему предлагают 22 тысячи.

Вот поэтому и остаются незаполненными рабочие места с заниженной оплатой. А демпинг на рынке труда допускать нельзя.

И еще одна проблема: на наших глазах сейчас устанавливается, по сути дела, режим работорговли. Потому что закон не отрегулировал работу частных агентств занятости, они коротко называются ЧАЗы. Что происходит? Они никого не заняли, они не устраивают на работу. Они торгуют воздухом. Приехал гастарбайтер, он в Москве еще ничего и никого не знает, уже в аэропорту его отлавливают представители ЧАЗов, предлагают оформить разрешение на работу и постановку на миграционный учет за 3 тысячи рублей. Он же не знает, что достаточно дойти до ближайшей почты или у кого-то поселиться, и любой человек в Москве может поставить иностранца на миграционный учет. Закон позволяет ставить мигранта на учет не по месту конкретного проживания, а по месту пребывания, по юридическому адресу конторы. Можно 'нарубить денег' влегкую: селить не надо никого, достаточно открыть фирму, заказать печать, это стоит 6 000 рублей и работай. В любом почтовом отделении эта процедура стоит меньше 200 рублей.

 

Разрешение на работу тоже также просто получить?

 

Очень просто. Миграционная служба делает его за 10 дней. ЧАЗы делают быстрее.

 

Подождите, а эти агентства кто создает, и при чем здесь работорговля?

 

Не знаю. Но это фирма, коммерческое учреждение. Это теперь называется аутсорсинг. Получил разрешение на работу. А дальше вообще просто, можно продать целую толпу. Я, допустим, создал агентство, назвал фирму 'Василек'. И у меня в уставе написано, что я занимаюсь кадровым обеспечением. Я нанимаю к себе на работу, заключаю трудовой договор с двумя сотнями гастарбайтеров, которые готовы выполнять любые работы, все что угодно, подметать, штукатурить - пожалуйста - и продаю их фирме 'Кока-кола', например. Фирма 'Кока-кола' заключает договор не с ними, а со мной, я их сдаю в лизинг. Я договариваюсь, что фирма 'Кока-кола' использует их где-то в складских помещениях, на погрузочных работах, по уборке территории или еще как-то, и платит им по 18 тысяч в месяц или по 15, а я им плачу по 3. И они не знают, сколько платит фирма 'Кока-кола'. Я с этого имею маржу тысяч 15, а гастарбайтер имеет свои несчастные 100 долларов в месяц. И вот такие фирмы первыми используют квоту. То есть, с одной стороны, квоту выбирает миграционная служба, когда дает разрешения кому попало, а не тем, кто нужен Москве. С другой стороны, в эти 500 тысяч заявок входят не меньше трети, наверное, заявок частных агентств занятости. Вот и вся механика.

 

А тогда чем же Комитет межрегиональных связей и национальной политики г. Москвы занимается?

 

Объясняю. В нашей стране принято законодательство, по которому миграционная политика и регулирование всех этих процессов выполняется только федеральными структурами. Субъекты регулировать ничего не могут. Мы не вмешиваемся в миграционный процесс. А вот отвечать за ситуацию с гастарбайтерами в городе мы обязаны. Поэтому наш Комитет в меру своих сил и возможностей пытается влиять на формирование политики, выступая с предложениями, привлекая внимание депутатов различных уровней, прессы, общественности к этим проблемам.

Мы вносили предложения в Московскую трехстороннюю комиссию, в Думу, подчеркивали, что не может миграционная служба регулировать социально-трудовые отношения, не может субъект отвечать за то, во что он не может вмешаться.

 

Это удивляет, мягко говоря.

 

Удивляет, конечно. Но заявление премьер-министра о двойном сокращении квоты и необходимости защиты интересов своих работников вселяет надежду на скорые перемены.

 

А легко ли сократить квоту на 50%?

 

Можно сделать очень просто. Посчитанная по методике Минздравсоцразвития России квота для Москвы на 2009 год составляет 500 000 разрешений на работу для иностранных граждан. Как только будет выдано 250 000 разрешений на работу, в 2008 году, например, это произошло в начале мая, окошки выдачи разрешений закроются. Работодатели начнут останавливать объекты и очень настоятельно просить квоту увеличить. Всё понимающее Минздравсоцразвития вспомнит про резерв, проведет пару корректировок, а в итоге получим к концу года: тысяч 600. Хочется верить, что разработчики механизма квотирования отнесутся к поставленной задаче не как 'двое из ларца, одинаковых с лица'. Да, это сложно. Но Правительство Москвы разработало меры, позволяющие снижать привлечение малоквалифицированных работников. А начинали мы с того, что перестали повторять как заклинание, что без миграции не обойтись. Вот, например, недавно в прямом эфире 'Эха Москвы' был президент Российского союза промышленников и предпринимателей А.Н.Шохин, который заявил, что мы не можем избавиться от миграции, москвичи, мол, не желают занимать эти рабочие места. Да, действительно, москвичи не занимают эти рабочие места, вакансии сохраняются. А как москвичу прокормить семью на 20 тысяч рублей?

 

20 тысяч - это еще одна из самых высоких зарплат в Вашем списке, есть ведь и 10 тысяч, и меньше:

 

Москвичи не идут на эти работы не потому, что это грязная работа, (современные троллейбусы - это и кондиционер, и все здорово) а потому что денег мало. 'Комсомолка' недавно провела опрос в Интернете. 37% опрошенных согласились выполнять работу дворника за 25 тысяч рублей. 11% - даже за 10-14 тысяч, а 3% - за 5-10 тысяч рублей. Большинство, правда, 49%, ответили, что меньше чем за 50 тысяч в дворники не пошли бы. То есть это просто лицемерие, лукавство самое безобразное, когда утверждают, что москвичи не хотят работать, поэтому, мол, и привлекают мигрантов.

 

Объясните мне механизм. В Москве большинство дворников - мигранты, а оформлены чаще всего москвичи. Почему московское Правительство на это закрывает глаза, что это трудно проверить и навести порядок?

 

Не Правительство Москвы нанимает людей в дворники. Работы по уборке города оплачиваются через бюджет, для этого надо провести конкурс. Чиновник не может сказать: вы знаете, мне нравится эта компания, она хорошо убирает территорию. Нет, конкурс проводится. И система отбора конкурсантов очень жесткая, вся прозрачная, проверенная. И выигрывает какая-то частная фирма. А кого они нанимают, как нанимают - это их дело. Чиновник должен принять результаты труда, а вмешиваться в то, как они это делают, он не может. И об этом В.В.Путин, будучи президентом, много раз говорил, что хватит кошмарить бизнес, не может чиновник лезть в управление частной компании. Ну не может, не должен.

 

А что, в московском ведении не осталось государственных структур по уборке территорий?

 

Нет, конечно. Всё частное.

 

И что, все ЖЭКи - частные структуры?

 

Конечно. Минздравсоцразвития вместе с ФМС РФ очень верили в то, что, либерализируя миграционное законодательство, они покончат с нелегальной миграцией и максимально обеспечат рынок труда Москвы и вообще России иностранными работниками. Председатель Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Госдумы В.Н.Плигин везде прокламировал это на ура. Как мы не боролись с этим законом, он был принят. Вот итоги прошлого года: на миграционный учет поставлено 1 млн. 700 тысяч человек. Большинство этих людей едут, конечно, поработать. Это данные по Москве. Квота была огромная - 810 тысяч. Из них 750 - по безвизовому режиму из СНГ, остальные - визовые страны. Визовые не берем во внимание, они нас не беспокоят, они всегда регулировались нормально. Так вот, 750 тысяч легко могли в Москве получить разрешение на работу. Реально получили 580 тысяч, больше не нашлось желающих. Из них официально устроились на работу 207 тысяч, остальные не смогли, квалификация не позволяет. Но на конец 2007 года остались 142 тысячи вакансий. Получается, что, сколько эту квоту ни увеличивай, вакансии не будут заполнены, потому что среди соискателей нет нужных специалистов. Свои не идут, потому что работодатель создает рабочие места с заниженной оплатой, и нашему работнику невыгодно соглашаться на такие условия. Но оставшиеся 350 тысяч приезжих всё же не уехали, они растворились в частном секторе. Штраф для юридических лиц за каждого мигранта, незаконно привлеченного к труду, с нарушением законодательства - до 800 тысяч рублей. А в частном секторе, если мы с вами привлекли таджиков стены штукатурить - всего-навсего до 5 тысяч. На стройку может прикатить миграционный контроль, он может всё пооткрывать, замки посбивать и все проверить. А к нам с вами в квартиру просто так зайти нельзя.

 

А привлекать иностранную рабочую силу может любой? Разве мне не надо дополнительно получать какие-то разрешения на привлечение этих людей?

 

Любое юридическое лицо работает в соответствии с уставом. Если вы мигрантов привлекаете из стран ближнего зарубежья, у них должны быть разрешения на работу, вот и всё. Если дальнее зарубежье - надо получать разрешение на привлечение. Вы должны это делать законно. И вы обязаны уведомить миграционную службу, что вы приняли на работу иностранцев. Если вы этого не делаете, вас начинают штрафовать.

 

Как можно все-таки навести порядок в использовании трудовых мигрантов?

 

Ограничивая количество разрешений на работу, мы ограничиваем не рынок труда, мы ограничиваем число соискателей, а это бессмысленно. Мы же с вами хотим на рынке видеть много разных помидоров, и по разной цене: одному надо консервировать, ему длинненькие нужны, плотненькие, он мариновать собрался, а другому сейчас к столу хотелось бы. Поэтому надо, чтобы много было, чтобы было из чего выбирать, чтобы продавцы могли конкурировать между собой, снижая цену. Так же и на рынке труда. Это здорово, с одной стороны.

С другой стороны, мы должны защищать свой рынок труда, в данном случае московский рынок. И в законе написано, что у россиян приоритетное право на занятие вакансий. Но реально закон не соблюдается.

Значит, надо ограничить работодателя несколькими мерами, как это делается в цивилизованных странах. Во-первых, если ты привлекаешь иностранцев, должен привлекать квалифицированных. Чем выше квалификация, тем меньше ты платишь пошлину за привлечение, а в некоторых случаях ты ничего не платишь, если принял на работу высококвалифицированного специалиста. Тебе, даже, будут создавать преференции, если ты 'мозги' привлекаешь, потому что это выгодно экономике. Ты не просто создаешь рабочие места, ты создаешь опору экономике города, страны.

Ни в коем случае зарплата приезжего работника не должна быть для той же профессии и в этих же условиях ниже, чем нужно для проживания в этом городе. Установить это должна трехсторонняя комиссия, включающая профсоюзы, предпринимателей и власть. У нас есть такой инструмент - трехсторонняя комиссия, но степень ее влияния на эти процессы пока минимальна.

Надо принять, наконец, антидемпинговое законодательство, мы не раз подавали свои предложения. Дальше должна быть определена допустимая доля привлеченных иностранных работников. Вот, к примеру, в этой отрасли, доля иностранцев не должна быть выше 25%. По аналогии: законом введено, что сейчас иностранцы не могут торговать алкоголем, лекарствами, продуктами на рынках. Это торговля, а тут - наша экономическая безопасность и вообще безопасность страны.

Метрополитен, например, не имеет права привлекать иностранцев вообще и справляется. Почему? Зарплату платят, преференции хорошие. Нет проблем у метрополитена, работают нормально, в тяжелых условиях, под землей, тоннели пробивают.

А устанавливать квоту надо не по параметру - сколько человек получат разрешение на работу, а по числу, сколько реально работодатели запросили и приняли на работу. И число это устанавливают не сами работодатели и частные агентства занятости, а трехсторонние комиссии. И, конечно, в этой комиссии работодатели вполне способны договориться с профсоюзами, хотя у них диаметрально противоположные интересы, а власть выступает как арбитр. То есть это три стороны, которые реально могут влиять на данный процесс. Генеральным соглашением трехсторонней комиссии и надо устанавливать квоту, тогда она будет работать.

 

А федеральная власть что, этого не понимает?

 

Кто-то понимает, кто-то не понимает. Вы знаете, в общественном сознании существует инерция. Ведь на протяжении лет 15-ти даже такие замечательные люди, как Лидия Графова, ученые, доктора наук, институты целые рассказывают, что без мигрантов прожить нельзя, что это условие успешной экономики, что все страны привлекают - то есть откровенно лгут. Графова, журналист, а не экономист, она может и не догадываться о реальных последствиях демпинга на рынке труда, я не знаю. Институты точно отрабатывают гранты, потому что специалисты не могут не знать, что есть страны, которые не привлекают мигрантов, и у них экономика куда более успешная, чем у тех, которые привлекают. Япония не привлекает совсем, а у нее население почти равно нашему. Финляндия тоже не привлекает. Почему? Потому что финны не хотят исчезнуть как нация.

А нам А.Н.Шохин говорит, что стране не хватает трудовых ресурсов, давайте завезем пол-Китая. И молчит о том, что в странах, где проанализировали экономический эффект привлечения трудовых мигрантов, выяснили, к чему это ведет: к увеличению капиталов наиболее обеспеченных 10% населения и обнищанию наименее защищенных 20% народа. Нам нужно это социальное расслоение? Вот А.Н. Шохин выступает - он понимает или не понимает? Это лукавство или что-то другое? Я не знаю.

Чтобы квота сработала как механизм, реально регулирующий рынок труда, нужно, чтобы миграционная служба хотя бы попыталась выполнить существующий закон, чтобы выдавали разрешения не всем. Это их дело, как это соблюдать, я не могу им подсказывать. Но они должны соблюдать закон, выдавать не кому попало, а в соответствии с заявками. Для чего мы их собираем, для чего мы тратим столько времени на каждую заявку, подсчитываем, сколько нам нужно фрезеровщиков, пекарей и прочих, если это никто не учитывает при выдаче разрешений на работу? Это первое.

И второе: господа, давайте менять порядок квотирования. Вы же видите, что он не работает. Рассмотрите по существу наши предложения, сколько их было за два года! Мы писали предложения, мы подготовили ряд проектов изменения законодательства, а воз и ныне:

 

Мне все равно непонятно, зачем нужно выяснять, кто нужен в регионе, если разрешения все равно дают всем подряд?

 

Мы должны давать предложения по существующим правилам.

 

Хорошо, у нас граница открыта, это наше политическое кредо. Но разрешение на работу - это совершенно другое. Пусть люди приезжают, но разрешение на работу нужно только в том случае давать, если потребность в этом специалисте есть. И не важно - убирать улицу или конструировать самолеты.

 

Если мы перестанем выдавать здесь разрешения на работу, начнутся серьезные проблемы.

 

Почему?

 

Потому что страны - экспортеры рабочей силы заинтересованы в том, чтобы их народ выезжал и работал. Ведь не секрет, что в Центральной Азии те деньги, которые привозят гастарбайтеры, часто превышают национальный бюджет.

 

Я понимаю. Но нам-то?

 

А мы хотим сохранить наше кредо. Мы хотим оставаться самыми либеральными.

 

Хорошо, мы в белых перчатках, но мы просто не даем разрешения на работу - это же явно уменьшит поток мигрантов.

 

Как это уменьшит? Нет, они сюда будут приезжать все равно. Уж как в США защищаются от мексиканцев! Ведь страшнее зверя, чем миграционная полиция в Штатах нет на свете. Каких только 'чудес' нет у них на границе с Мексикой, а мексиканцы все равно стремятся в Штаты, несмотря на все эти страсти-мордасти. Ну не выдаешь ты разрешения - они будут тут нелегально работать. Нам говорят: границу мы закрывать не будем, думайте, как в условиях открытой границы регулировать рынок труда. Думаем. Вот, например, для защиты прав мигрантов и улучшения контроля их пребывания в городе Мэр Москвы предлагает ввести 'Карту иностранного гостя'.

 

И такая карта может легализовать иностранца, как-то защитить его от милиции?

 

От милиции защищать не надо, а от недобросовестных людей - необходимо. Иностранец - он же не знает толком своих прав. У него можно отобрать паспорт, он его отдаст, он не знает, что этого не надо делать. У него можно взять миграционную карту, порвать, сказать: ты нелегал, деньги давай - и тот выкладывает 500 рублей. Ему отдают паспорт, он идет до следующей 'встречи', отдает еще 500 рублей, а дальше он начинает прятаться.

А 'Карта иностранного гостя' лишает подобный 'бизнес' всяких основ. Электронная карта - пропуск в электронную базу, которая содержит всю нужную информацию о мигранте, кто он и откуда, и на каких основаниях здесь. Ну, отобрал кто-то паспорт, миграционную карту порвал, 'Карту иностранного гостя' отобрал. Иностранец подходит к любому терминалу - и получает ее снова. И главное, информация о нем хранится в объединенном банке данных, в своеобразном сундуке виртуальном, к которому имеют доступ все заинтересованные ведомства и региональные власти. Там хранятся сведения, что мигрант реально прошел медицинское освидетельствование, что он не входит в число тех 15%, которые инфицированы сифилисом, ВИЧ, гепатитом. Он здоров, он легально получил разрешение на работу, он заключил трудовой договор с определенным работодателем, у него конкретный адрес проживания - все прозрачно становится. Теневой бизнес этим мы убираем.

 

А почему это не сделали?

 

Это уже делается.

 

В Москве. А в стране?

 

  Так вот сразу в стране? Проект-то пилотный. Сначала посмотреть надо со всех сторон, 'обкатать'. А уж потом стране предлагать.

 

Формально уменьшили квоту. Правильно я понимаю, что на миграционный учет будут продолжать ставить столько, сколько приедет?

 

Конечно. Порядок уведомительный.

 

То есть их может быть пять, десять миллионов?

 

На самом деле, эта цифра остается примерно одинаковая. В прошлом году на конец декабря по Москве встало на учет 1 млн. 700 тысяч человек, а в этом будет 1 млн. 800 тысяч - разница небольшая. Разница существенная появилась в том, какой процент этих людей больны. В 2007 году выявляемость инфицированных опасными заболеваниями среди гастарбайтеров была на уровне 15%. А в этом году всего 4.5% . Они что, стали здоровыми? Нет. В прошлом году было принято решение, что только отобранные нашим Департаментом здравоохранения 30 поликлиник имеют право выдавать медицинские заключения. Но дело в том, что в Москве несколько сотен хозрасчетных лечебных учреждений. Они выиграли суд, и теперь имеют право тоже выдавать эти справки. В результате получилось, что людей здоровых стало намного больше. Как показывает исследование, две трети справок - фальшивые. Миграционная служба не уполномочена, и не может определить, фальшивая справка или нет. На ней стоит печать и название медицинского учреждения. А добросовестно ли отнеслись в нем к своим обязанностям - никто не знает. Здесь мы либеральный закон применили, ФАС заставила. И теперь половина носителей гепатита работает в частном секторе. Они и детей могут нянчить. Вот такие веселые дела.

 

Еще один вопрос: на миграционный учет нужно вставать каждый год?

 

Да, это так: если иностранный работник устраивает работодателя, работодатель может продлить контракт. Но, поскольку разрешение на работу выдается на один год, мигрант должен выехать, въехать и обновить свою миграционную карту, снова получить разрешение на работу.

 

То есть люди вынуждены выехать сначала, а затем вновь въехать и зарегистрироваться?

 

  Но они все равно выезжают, в отпуск, по неотложным делам. Ну а сколько без всяких разрешений работает? Вот еще одна схема - таджик приезжает в Москву, здесь мощная таджикская диаспора, его знакомый организовал фирму, частным извозом занимается. У него несколько машин очень дешевых, 'пятерок'. Он поставил на эти 'Жигули' навигаторы. Парень приезжает на три месяца, по закону он может находиться этот срок в России без разрешения на работу, его поставил знакомый на миграционный учет и дал ему машину. Он катается по Москве. Доказать, что он зарабатывает деньги, нельзя. Ну, машина, вот доверенность, я приехал в гости. Через три месяца, если нет договора, он должен покинуть страну. Он едет в Белоруссию, три месяца катается таким же образом там. Потом он едет на Украину и тоже там, в соответствии с их миграционным законодательством, катается то время, которое можно, чтобы укладываться в срок временного пребывания. Поскольку везде миграционные законодательства очень похожи. 'Чистый' заработок его составляет до 30 000 рублей в месяц. Проводит дома с семьей месяц - и потом возобновляется этот круг. Никаких налогов он не платит, ни на каком учете не стоит, вот так.

 

У меня еще есть один вопрос, который после вашего рассказа, наверное, теряет смысл - за тех людей, которые получили разрешение на работу, работодатель как оплачивает налоги?

 

Первые 180 дней по закону - это нерезидент, он платит 30% за каждого, а потом уже как обычно, как мы с вами платим. Налоговое законодательство в отношении мигрантов тоже не отрегулировано. Есть такие пожелания и предложения, в Москве создана рабочая группа по социальным проблемам иностранных работников (пенсионное обеспечение и прочее). Получается, человек у нас отработал пять лет, вернулся к себе, а то, что он работал в другом государстве, не учитывается.

 

То есть формально государство забирает эти деньги, но не передаёт информацию в другие страны, и человеку не засчитывается этот период в его трудовой стаж?

 

Да, совершенно верно. Понимаете, есть много вещей, которые, с одной стороны, либеральные и гуманные на первый взгляд, но они создают, в конце концов, большие проблемы. Например, в Москве любой нелегальный мигрант имеет те же права по воспитанию детей, по помещению их в разные детские учреждения, как и москвич.

 

И неважно, есть у него разрешение на работу или нет, трудится он официально или нет?

 

Любой, легальный и нелегальный. Он имеет право на экстренную медицинскую помощь, которая с удовольствием оказывается, поскольку клиники у нас хозрасчётные, и, отловив такого бедного, у которого печёнку прихватило из-за гепатита, его будут лечить. Как мне объяснил один солидный врач, можно записать, что лечение гепатита стоит столько-то, сифилиса - столько-то. Получается огромная цифра. И бюджет Москвы выплатит деньги за лечение этого человека в клинике.

 

Это касается мигранта, вставшего на миграционный учёт?

 

Да даже не вставшего. Любой нелегал имеет право на экстренную медицинскую помощь.

Потом, каждый москвич знает, насколько сложно в Москве в детский сад устроить ребенка, очереди стоят. Но мигранты, даже нелегальные, без проблем устраивают ребёнка в ясли, в детский сад. Для них очереди нет. Участились жалобы родителей на школы, где из-за большого числа учеников - детей мигрантов, не владеющих в достаточной степени русским языком, приходится тормозить учебный процесс.

 

То есть, приходит нелегальный мигрант, и получает без очереди путевку в детский сад для своего ребенка?

 

Да, совершенно верно. Москва - впереди планеты всей. Москва заселяется другим народом. Происходят серьезные изменения национального состава, культурного. Всё меняется. И после этого нам говорят, что это процесс нужно наращивать, что это хорошо.

 

Но вот что будет с гастарбайтерами, которые потеряют работу?

 

В Москве очень сложно прожить без работы. А с аннулированным разрешением на работу они должны покинуть территорию сразу же.

 

Кто это будет контролировать?

 

Миграционная полиция. А она в Москве работает хорошо.

 

То есть, правильно я понимаю, что основная масса людей будет вынуждена уехать, и этому будет способствовать миграционная полиция?

 

Они сейчас уезжают. Миграционная полиция, безусловно, способствует этому, но она их не выдворяет, поскольку это очень дорого и бесполезно.

 

То есть, всё-таки количество мигрантов значительно уменьшится?

 

Конечно. Здесь трудно прожить на случайные заработки и в кризисных условиях.

У нас прямое указание мэра вести мониторинг происходящего каждый день. Создана специальная Комиссия, в которой представлены все основные ведомства, которые имеют к этому отношение. И служба занятости, и миграционная служба, и здравоохранение, и отделы внутренних дел, и всё на свете. Каждый докладывает и каждый предлагает меры. В Москве ничего экстраординарного не произойдёт. Пугаться, что шайки оставшихся без работы гастарбайтеров начнут грабить москвичей и насиловать женщин, не надо. Они приехали сюда не грабить, не убивать - они приехали заработать денег. И как только с этим тяжело становится, они тут же уезжают домой. Кризис закончится, они вернутся. Нам это время надо использовать для того, чтобы навести порядок на нашем рынке труда.

 

Беседовала Наталья Давлетшина

Загружается, подождите...
0