Rambler's Top100 Service

"Стрелявший в адвоката - стрелял в Закон"

Павел Астахов
адвокат, доктор юридических наук, сопредседатель Всероссийского Совета "Инициативных групп в поддержку Путина", член Европейского (Брюссельского) Арбитражного Суда
27 января 2009

На прошлой неделе в Москве произошло убийство адвоката Станислава Маркелова. По Вашему мнению, что стоит за этим убийством?

 

Как любое убийство - это особо тяжкое преступление. Это преступление было совершено средь бела дня, в центре Москвы. Конечно, его следует рассматривать как вызов всему обществу, а не только адвокатскому сообществу и правозащитникам, поскольку вместе с адвокатом погибла и журналистка. Преступник готов был убить всех, кто стоит на его пути. И это надо правильно оценивать. Это первое.

  Второе: само по себе посягательство на адвоката не первое и далеко не последнее. Мы уже потеряли многих адвокатов, достаточно вспомнить Дмитрия Штейнберга, который был убит куском железной трубы в подъезде, как раз в тот период, когда вел достаточно серьезные дела. Да я и сам в 1995 году пережил нападение, когда выиграл одно сложное дело, связанное с сетью бензозаправок. Нужно понимать, что много еще людей, которые привыкли решать вопросы не цивилизованным путем, не путем переговоров, а насилием и расправами. Бороться с этим явлением должно государство, и поддержать государство в этой борьбе должно все общество. Потому что основная задача государства - защищать права и свободы граждан, независимо от того, кто этот гражданин: оппозиционер, правозащитник, или наоборот один из лидеров правящей партии, или государственный чиновник, или простой гражданин. Любой человек, независимо от вероисповедания и политических взглядов, должен быть одинаково защищен. Закон, в данном случае объективен и беспристрастен, он защищает одинаково всех.

Когда человек незащищен, это беда, а когда профессионал незащищен - это беда втройне, потому что профессионал, например адвокат, всегда связан очень прочно с позицией своего клиента, и дела, в котором он выступает защитником. Поэтому надо понимать, что адвокат, как говорят американцы - это 'нанятая совесть', и он будет до конца придерживаться этой позиции. И стрелять в адвоката - это все равно, что стрелять в газеты, в телевизор, только от этого никто не пострадает, а когда убивают человека, выполняющего правозащитную функцию, это всегда большая и человеческая, и профессиональная трагедия.

Адвокат защищает людей, выполняет особую миссию, которая ему предписана законом, он обладает соответствующим иммунитетом, который прописан Законом "Об адвокатуре", где говорится, что государство защищает и его, и его семью, имущество, и даже при том, что не написано как, то все равно понятно, что защищает. А в данном случае вызов брошен не только обществу, адвокатскому сообществу, но и государству, которое не сумело защитить, декларируя это в своем законе. Адвокатский иммунитет нужен для того, чтобы выделить адвоката, который гарантирует соблюдение прав подзащитного. Обо всем другом должно позаботиться государство, закрепив эту норму в законе. Иммунитет адвоката - это, прежде всего, гарантия на защиту любого гражданина.

Государство, кстати, тоже подает не самый лучший пример. Когда был создан Следственный Комитет при Генеральной Прокуратуре, незаметно убрали соответствующую статью в УПК РФ, где было сказано, что для того, чтобы привлечь адвоката к ответственности, необходимо заключение трех профессиональных судей соответствующего субъекта федерации. А сейчас оказывается, что никакого заключения судей не нужно, а председатель СК или его заместитель могут вынести постановление о привлечении адвоката к уголовной ответственности.

Если во всем мире имеет место тенденция на укрепление прав адвокатов, то у нас обратная тенденция. Это связано с тяжелым социалистическим наследием, потому что по-прежнему, вместо того, чтобы повышать качество расследований уголовных дел и повышать качество ведения судебной и следственной работы, следователи, прокуроры и судьи начинают бороться с адвокатами, которые, как они считают, только мешают. Это идет от недопонимания роли и места адвокатуры как института защиты прав и свобод граждан. Когда произойдет переоценка роли адвоката и адвокатуры, вот тогда будет понятно, что судебная система, как любая система, более устойчива, когда стоит на трех точках. Потому что судопроизводство стоит на том, что есть сторона обвинения, сторона защиты и есть сторона, принимающая решение, на глазах которой происходит равноправный состязательный процесс. Если убрать одну из сторон, например защиту, то система станет нестабильной и разрушится. Не может быть постоянно обвинительного уклона, должна быть состязательность сторон, если принцип состязательности существует, то адвокатура должна быть не менее сильной, чем прокуратура.

Я понимаю, что, например, во Франции классическая адвокатура сложилась к XII веку, а у нас адвокатура возникла в 64 году XIX века, после чего сразу же, после появления блестящих адвокатов Андриевского, Урусова, Плевако, подверглась гонениям. Царская власть считала адвокатов вольнодумцами, которые позволяют выступать против государства в политических процессах, и это повторялось, с завидной регулярностью, как в дореволюционные времена, так и после. Ленин своим декретом просто ликвидировал адвокатуру, после его смерти адвокатуру восстановили, и даже Сталин понимал, что, чтобы придать видимость социалистической законности, надо сохранить адвокатуру. В советский период адвокаты были просто статистами, почтальонами. В 1991 году адвокатура была возрождена в новом виде, почти 15 лет потребовалось на то, чтобы принять закон об адвокатуре, и вот теперь начинаются эти контрреформы.

В Испании адвокатуре около 700 лет, во Франции она существует с XII века, то есть, наработан в мире огромный опыт институтов адвокатуры. И я вижу достаточно большие перспективы, потому что общество все равно придет к осознанию того, что адвокат нужен как элемент правосудия, как институт правозащиты.

 

Как адвокатская среда отреагирует на столь дерзкое убийство?

 

К сожалению, адвокатская среда у нас не единообразна. Такой сплоченности, как это наблюдалось в начале XX века, у адвокатов нет. Но я считаю, что на такие дерзкие выпады, как убийство, мы должны выступать единым фронтом. Общество и государство должно обратить свое внимание на подобные вопиющие дерзкие по форме и по сути преступления, которые направлены не против адвокатуры - ведь стрелявший в адвоката стрелял в Закон. Он стрелял в правосудие, в государство, в Конституцию. Еще раз подчеркиваю, независимо от того, кого, как и какими методами защищал адвокат. И поэтому адвокатское сообщество, конечно, осуждает эти действия и призывает общество и государство обратить самое тщательное внимание на этот факт.

Меня часто спрашивают студенты, в чем сила адвоката, и я отвечаю, что адвокат может только жаловаться и ходатайствовать. Если прокурору разрешено носить оружие, то адвокат никак не может себя защитить.

 

Жизнь и безопасность адвоката реально никак не защищена, несмотря на то, что Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" включает статью, в которой прописано, что адвокат, члены его семьи находятся под защитой государства, но не прописано как именно. Также адвокат отсутствует в круге лиц, в отношении которых в обязанности милиции входит обеспечение мер безопасности. Следует ли менять законодательство?

 

Необходимости менять законодательство нет. Его надо развивать, в сторону расширения прав и свобод, как адвоката, выполняющего правозащитную функцию, так и в сторону расширения вообще прав и свобод, предусмотренных Конституцией. И строго выполнять существующее законодательство. Потому что установленные законом нормы, методы по защите адвокатов не выполняются. К сожалению, наши законы "портят" необязательностью их исполнения, прежде всего, со стороны государства и государственных чиновников, потому что первый, кто должен показывать пример законопослушания, исполнения закона, это конечно государственный аппарат и государственные чиновники.

0

0