Rambler's Top100 Service

"Мы переживаем период полной дискредитации общественного движения"

Мария Арбатова
президент клуба "Женщины, вмешивающиеся в политику", писатель, драматург
14 апреля 2009

Как объяснить полную пассивность нашего гражданского общества, которое по сути никак не отреагировало на дело о похищении родителями девочки Элизы Андре?

Реальное гражданское общество в России сегодня отстраивается клоками вокруг нескольких болезненных тем: благотворители, бойцы против точечной застройки, гомосексуалы, родители больных детей, любители кошек и собак... Причем последние защищают права животных последовательней и бескорыстней, чем "любители людей" защищают права людей. Институт защиты прав детей у нас в принципе не отстроен ни в государстве, ни в обществе. Он является признаком совсем иной фазы гражданской самоидентификации, чем наша сегодняшняя, потому что "детей защищают взрослые", а среднеарифметический россиянин глубоко инфантилен.

В стране, имеющей реальные общественные организации, защищающие права детей и женщин, история девочки Элизы стала бы событием. Но у нас в этом сегменте сегодня находятся либо профессиональные грантопилы, либо романтики, подкармливающие сирот и спасающие наркоманов на свои деньги. Ни те, ни другие не считают своей компетенцией защиту прав девочки и прав матери, поскольку формат семьи с мужем-европейцем в стране, где 2 млн детей-беспризорников и 750 тыс. детей-сирот, смотрится как "богатые тоже плачут". Кроме того, в стране настолько низкая культура развода, что в каждой второй семье после развода ребенок становится полем боя родителей за свои амбиции.

Почему гражданское общество способно остро реагировать на известное дело Светланы Бахминой, но не в состоянии взять на себя ответственность за "нераскрученное" дело похищенного ребенка?

Да никакое это не было гражданское общество, это Бахмина была статисткой для мощного пиар-проекта, возбудившего всех истероидов столичной тусовки. Как только транши на проект истощились, платные плакальщики и истероиды в секунду забыли и кто такая Бахмина, и как поживает в тюрьме ее дочь. Даже среди интернетных болтунов вы сегодня днем с огнем не найдете обсуждения этой темы.

Мне кажется, что, скорее, могла вызвать резонанс история с избитым усыновленным Глебом Агеевым. Но покажите хоть один митинг, пикет, на худой конец флеш-моб по этому поводу? Ни одного. Всем безразлично? Нет. Всем больно. Просто люди еще не готовы объединяться в протестные группы без проплаченного скелета акции.

Где находится условный центр управления гражданским обществом, который решает, кого защищать, а кого нет? Почему гражданскому обществу обязательно нужен "пинок", чтобы оно начало выполнять свою работу?

Центр управления бывает при наличии структурированного гражданского общества. А сегодняшние центры общественных новообразований зависят от харизмы главаря и финансовой составляющей. Так получается, что центры пиар-кампаний типа "свободу Бахминой" сегодня, к сожалению, находятся в тумбочках, из которых поступают деньги.

Вот уж как хорохорились борцы с пошлинами на иномарки, уж как они спорили и надувались, а на разрешенную акцию протеста пришло 30 человек, вместо заявленных двадцати. Да еще организаторы курам на смех заявили, что автолюбителям "не рекомендовали на ней появляться". Кстати, у нас в семье шли ожесточенные споры: сыновья и муж обвиняли меня, защищающую семью абстрактного слесаря Васи в отечественном автопроме, в непроходимой совковости. Но, когда появилась возможность выйти на акцию протеста, у всех нашлись более важные дела.

Думаю, мы переживаем период полной дискредитации общественного движения. В этом во многом виновата политика платных митингов, в том числе и молодежных "наших-ваших-этих-тех". Когда на экране круглые сутки дерутся проплаченные кремлевские, полукремлевские, четвертькремлевские и антикремлевские команды демонстрантов, честному человеку страшно выйти на улицу, чтобы потом всю жизнь не объясняться, что ему не заплатили. Мне ведь до сих пор некоторые психологические отморозки рассказывают, что я ходила на программу Владимира Соловьева против Валерии Новодворской за деньги и по кремлевскому заданию.

Дело Элизы Андре не единичное. Как вы считаете, необходимо ли создание специальной организации, которая занималась бы подобными делами, выводящими нас на межгосударственные отношения, отстаивала интересы граждан РФ, а самое главное - оберегала интересы ребенка?

На мою почту примерно раз в неделю приходит письмо от мамы, попавшей в подобную историю. Думаю, что выход из подобных ситуаций - все-таки в компетенции международных юристов, а не в гражданских акциях. А профилактикой против воровства и "пряток" детей по разным странам должны бесхитростнее заниматься просветительские проекты. Например, как, получая гражданство, человек должен сдать экзамен на знание языка, так и, получая невестинскую визу, россиянка должна сдавать экзамен на понимание хотя бы общих законов страны, в которую она собралась. Вступая в браки с иностранцами, наши дамы редко понимают, что, как говорил Черномырдин, "здесь вам не тут". Мало кто изучает семейное законодательство чужих стран и предвидит его беспощадность. Наши дамы привыкли, что после развода российской семьи ребенок автоматически становится их собственностью и инструментом для манипуляций по отношению к бывшему мужу. Никакого понимания о равноправии родителей в сознании российских женщин пока нет, несмотря на четко прописанные нормы семейного законодательства. То, что на Западе принято отдавать его тому родителю, который, по мнению суда, сможет предоставить ему лучшие условия, оказывается для наших дам полной неожиданностью.

При прочих равных данных россиянка в браке и по процедуре развода с иностранцем всегда более уязвима, чем россиянин в браке с иностранкой. Западный мир недоброжелателен по отношению к ней после развода, поскольку для него она, прежде всего, экономическая эмигрантка, а восточный мир недоброжелателен к ней, поскольку для него она нарушительница патриархальных норм и запретов.

Будучи женой иностранца, я люблю повторять, что с иностранцем лучше жить на своей территории и быть защищенной законами своей страны.

Беседовала Наталья Давлетшина

0

0