Rambler's Top100 Service

Базовая демократия рождается на муниципальном уровне

Леонид Поляков
доктор философских наук, зав.кафедрой общей политологии ГУ 'Высшая школа экономики'
22 января 2010

Каково Ваше впечатление от Госсовета? Насколько интересной и оправданной Вам кажется дискуссия в прямом эфире?

 

Меня удивляет удивление по поводу того, что выступают все политические партии и говорят открыто. Другой вопрос, что смысл такого критического открытого обсуждения этой проблемы совершенно ясен. Раньше речь шла о том, что возникают какие-то разрозненные выкрики той или иной проигравшей партии с неизбежным стремлением попиариться на скандале. Этот же формат, мне кажется, доказывает как раз то, что политическая система, в рамках которой возможны такие собрания - и не просто возможны, а реально существуют - что политическая система внутренне здорова и внутренне работоспособна. Вопрос только о том режиме, в котором она работает.

Мне бы хотелось еще, чтобы эта дискуссия, возникшая в последнее время и в рядах самих единороссов, и экспертов, которые связаны с этим кругом политиков - реформировать, не реформировать - перешла в вопрос о том, что реформировать. Я здесь солидаризовался бы с Путиным в том смысле, что это тот здоровый консерватизм, который необходим, чтобы не превращаться в желеобразный студень. Это основа, твердыня, которая обеспечивает стабильность общества и государства и положение России в мире. Это одно.

А вот режим функционирования этой системы - это действительно то, что должно быть адекватным вызовам, что должно чутко реагировать на запросы времени, на те угрозы, которые возникают, и не всегда по нашей вине. Все-таки в глобальном мире достаточно много импульсов извне, которые невозможно контролировать. Их можно предвидеть - другой вопрос - но когда что-то случается, надо эффективно реагировать. И вот политический режим как раз и есть то состояние системы, которое всегда нужно оценивать по лабильности этой системы, по ее способности отзываться на вызовы и формулировать адекватные ответы.

Так что мне кажется, что дискуссия, которая прозвучала сегодня, ставит точки над ' i ' в этом вопросе. Получалось, что некоторые ожидают неких кардинальных перемен, чуть ли не революции, чуть ли не отмены всего того, что делалось, начиная с 2004 года, пакета системных реформ после Беслана. А другие, со своей стороны, упирались в том смысле, что вообще "ни шагу назад". Мне кажется, одним из важных достижений этого Госсовета является именно то, что от этой ложной альтернативы: поменять всё или не менять ничего - дискуссия была переведена в абсолютно иной формат. Есть консервативная основа, которую трогать невозможно и которая выполняет свои функции, что продемонстрировал, кстати, сам Совет, и есть режим системы, который каждый какой-то промежуток времени, особенно в кризисных ситуациях, должен обязательно подвергаться критическому анализу для того, чтобы понять, что работает, что нет, какие институты существующие в достаточной мере включены в систему, какие недогружены, какие, может быть, институциональные подвижки необходимо сделать.

Я бы рассматривал этот Госсовет как логичное продолжение или промежуточный финиш двух политических инициатив Президента, которые он выдвигал в 2008 и в 2009-м в Послании. Накопилось 20, я бы сказал, микрошагов политического реформирования, которые были каким-то образом подытожены, суммированы, причем уже не самим Президентом, поскольку он их выдвигал, и не только Государственной Думой, поскольку Госдума эти инициативы Президента как законопроекты оформляет в законы. Очень важно было, чтобы поддержку, понимание и соучастие все эти инициативы встретили на региональном уровне, потому что мы все-таки федерация. На федеральном уровне - да, есть высказанные идеи, есть сотрудничество главы федерального правительства и председателя партии 'Единая Россия' с Президентом, здесь всё отлично. Но Россия - федерация, и без активного включения региональных политических структур в этот процесс ничего не получится. Поэтому мне кажется, что как раз Госсовет и имел целью подключить региональный уровень к инициативам, осуществленным на уровне федеральном, и таким образом придать системе еще большую стабильность. При том, что такое придание стабильности одновременно повышает адаптивные возможности этой системы, то есть ее способность меняться.

 

Медведев как раз и критикует оппозицию за неактивную работу в регионах.

 

Да, совершенно верно. И в этом смысле тоже очень правильно, как мне кажется, Грызлов вовремя напомнил, что на прошедших выборах только на 10% всех должностей оппозиционные партии выдвигали своих кандидатов. То есть, ребята, с одной стороны, вы жалуетесь на монополизм, а с другой стороны, вы не можете найти людей, чтобы представить полноценные списки в борьбе за власть на муниципальном уровне. А ведь базовая демократия рождается там. Если вы отказываетесь от борьбы за места в городской Думе, за места глав администраций, тем самым вы лишаете себя как партии инфраструктуры, вы не можете общаться с людьми.

Вечный разговор: дайте нам четыре канала, и мы перевернем весь мир. Да ничего они не перевернут. Вера во всемогущий телевизор - это просто оскорбительная для народа вера. Косвенно оппозиция опять, и очень грустно это было слышать, исходит из аксиомы быдла: дайте нам телевизор, и сейчас через два часа вы будете голосовать за нас. Ну очевидно же, что нет. Ведь 'Единая Россия' повторяет свой трюк - я как политтехнолог могу сказать, что это абсолютно верное решение: она отказывается от официального времени. Хотя это и вызвало недовольство Президента, и он наоборот настаивает на том, что надо полемизировать, но 'Единая Россия' лишает сама себя возможности через телевизор агитировать, и, тем не менее, она побеждает. Глупо же предполагать, что все 50% получены, потому что губернаторы бегают по квартирам и под дулом пистолета принуждают голосовать - это же нелепо. При том, что мы реалисты и понимаем, что админресурс работает, но уже давно всеми экспертами доказано, что это максимум 10%, а остальные-то 45 где? Это же абсолютно реальное голосование людей.

Поэтому причитания насчет того, что дайте нам доступ к каналам, и мы сейчас же выиграем, были очень правильно парированы Грызловым, который напомнил: вы сначала, ребята, найдите людей, которые готовы, даже не то, что реально занять эти места, но хотя бы претендовать на них.

Вот оппозиция говорят: конкуренция. Но ведь конкуренция - это же не просто заклинание, должны быть реальные конкуренты. Например, Жириновский как личность - реальный конкурент, Зюганов как личность реальный конкурент, и они это демонстрируют на президентских выборах. А кто за ними стоит реально? - вопрос. Покажите состав вашей партии, покажите людей, которые способны ярко, убедительно, правильно, логично что-то говорить, доказывать, вести людей, вербовать электорат - где они? Жаловаться на то, что все запуганы, что всех увольняют с работы - не знаю, кто в это поверит. Да, безусловно, на местах есть давление и директора завода, и главы администрации, но представлять себе всю страну как ГУЛАГ - это же неадекватно, как минимум.

Я вообще не преувеличиваю доступность кого-то к каким-то волшебным СМИ, которые из лягушки сделают царевну, а из оппозиции - правящую партию. Если в принципе нужно обеспечить то, что называется равным представительством, давайте соберем конкретных реальных представителей всех СМИ: телевизионщиков, радийщиков, печатных СМИ - и решим, как это сделать. Зюганов дал интервью на одну полосу - значит, тут же в этой газете должны дать интервью на одну полосу все остальные? Понимаете, когда задаешь технологический вопрос, то всё лукавство этой аргументации тут же вылезает. Что значит равное представительство? Кого-то куда-то не пускают? Нет, пожалуйста, на Первом канале, на втором, на 'Вестях', на третьем канале, на НТВ регулярно все есть. Кто-то хочет считать поминутно, сколько кому чего дали, и из этого делать политику: вот дайте мне 15 минут на телевидении, и это, значит, будет демократия? Это просто не уважать свой народ и себя, в конечном счете. Если вы хотите быть политиком быдла, которое "ведется" на телевизионную пропаганду - ну тогда и смиритесь с тем, что с вами иногда обходятся таким образом.

 

В.Путин говорит о том, чтобы не допустить украинизации нашей политики, но и не скатиться в авторитаризм. Почему звучат такие опасения?

 

Он даже жестче сказал: в тоталитаризм. Он выбрал очень жесткий термин - именно тоталитаризм.

Путин выступил как мой коллега, как политолог, как человек, который хорошо ориентируется в такой узкой области политического анализа, которая называется сравнительная политология. Если действительно провести сравнительный анализ политических систем и политических режимов на пространстве СНГ, то названы обе крайности. Путин персонализировал одну крайность, которую я бы назвал так: квазидемократическая анархия, это Украина, Майдан. Это, кстати, отражает давнюю политическую культуру Малороссии, Украины - сечевые казаческие приемы, вечное несогласие, отчасти еще исторически культурное влияние польской традиции liberum veto , когда республика шляхтичей, где вето одного человека отменяло решение всего сейма в целом - вот такая действительно квазидемократическая анархия. Потому что, конечно, демократия хотя и склонна перерождаться в анархию, как учил еще Платон, но все-таки в современном мире демократические формы и процедуры отработаны так, чтобы власть все-таки осуществлялась. Но вот в Украине этого нет. И альтернативная форма на просторах бывшего Союза - жесткого монополистического режима или деспотического режима - тоже есть. Так что Владимир Владимирович, мне кажется, вполне политологически подкован. Во всяком случае, я согласен. То есть, те курсы, которые читаются по политическим режимам в СНГ, как раз исходят обычно из того, что есть крайность украинского типа, есть крайности другого рода, и остальные политические режимы в той или иной степени колеблются в этом континууме. Россия же - посередине. Мне кажется, Путин имел в виду это: не скатываться ни в одну из крайностей.

 

0

0