Rambler's Top100 Service

"В данном вопросе кадры решают не просто все, а абсолютно все"

Cопредседатель Совета по национальной стратегии, д.э.н.
4 марта 2010

Исследование "Отношение к проекту Кремниевой долины в модернизационных средах" 

 

Как Вы представляете себе реализацию проекта по созданию в России Кремниевой долины?

 

Во-первых, это, конечно, будет звучать банально, но я активно поддерживаю этот проект. Второе: я считаю, что главное здесь - это выбор будущего руководителя. В данном вопросе кадры решают не просто все, а абсолютно все. Здесь нужен человек, который сочетал бы в себе большого ученого, знающего фундаментальные проблемы, и имел бы опыт реализации прикладных проектов. Таких людей просто считанные единицы, и это, прежде всего, те люди, которые тесно работали с ВПК. Именно такой человек сможет выстроить конкретную архитектуру такого комплекса. В чем там проблема? В выборе соотношения исследовательской и разработческой части. У нас все время говорят об исследованиях, а в стране не хватает современных дизайнерских центров или центров разработки. И нужно знать, как это должно работать, а большие ученые чаще всего этого не знают, они с такими прикладными вещами не сталкивались.

 

Что может собой представлять российская Кремниевая долина?

 

Все, кто был в городе Сан-Хосе и его окрестностях, знают, как устроена Силиконовая долина. Надо понимать, что сама Силиконовая долина - это не исследовательские, это именно разработческие центры. Потому что большая наука делается либо в Калифорнийском технологическом институте, либо в Стэнфорде. А Силиконовая долина - это центры прикладной науки, дизайнерские, разработческие.

Почему я говорю, что должен руководить таким Центром большой ученый? Большой ученый в России обладает еще одним важнейшим качеством: он знает, кто чего стоит "по гамбургскому счету". Он не зависит от мнений других, хорошо понимает, как можно отделить дутые данные или номенклатурные достижения от реальных достижений, что принципиально. В нашей стране, где проблемы научной критики развиты крайне слабо, где существует клановость, где оценки "по гамбургскому счету" штука трудная и, кстати говоря, не очень приветствующаяся, а это для конечного прикладного результата имеет ключевое значение, и чужие эксперты тут плохо помогают. Я знаю только одного человека в стране, который мог бы возглавить такой центр: Владимир Евгеньевич Фортов.

 

На Ваш взгляд, российский Центр должен создаваться по аналогии с Силиконовой долиной?

 

Надо строить функциональный аналог, применительно к структуре фундаментальных исследований, прикладных, строить под те приоритеты, где есть действительно большие заделы.

 

А что делать с уже существующими наукоградами? Их следует как-то реформировать?

 

В этом-то все дело. Что если создать такой центр, с одной стороны, он позволит многое промоделировать, с тем, чтобы достраивать дизайн-центры в них, уже будет проще и понятнее, как это организовать, как решать кадровую проблему. Здесь вопрос не только в наукоградах, в целом. Почему я о Фортове говорю, он руководитель отделения Академии наук, где сосредоточены основные прикладные исследования. И важно сегодня использовать тот потенциал исследований, который там есть. В этом проблема, новые иммунизаторы создадим. Это как с Олимпиадой: в Сочи придется ехать почти с той командой, которая есть, ее надо просто приводить в порядок. Так и тут: новые заделы появятся лет через 10-15, не доживем. А надо использовать то, что есть, на полную катушку.

 

А где, на Ваш взгляд, такие центры могут быть созданы?

 

С моей точки зрения, прежде всего, конечно, вокруг Москвы, кстати, на площадках наукоградов, та же Черноголовка и так далее. Прежде всего, Черноголовка, конечно, напрашивается. Там институты есть, там и пространства много. А второе - это, конечно, где-то на Урале, скорее, между Новосибирском и Томском. Потому что и в Новосибирске заделы приличные, и в Томске университет действительно очень приличный, и там есть пространство. Ну и, конечно, вообще говоря, было бы правильно начать постепенно что-нибудь, центр про биоресурсы и так далее, уже на Дальнем Востоке. То есть, они не должны быть совсем универсальные, я к чему говорю, все зависит от людей, на какие заделы ставить. Еще раз говорю, что здесь кадры решают не просто все, а абсолютно все. Понимаете, грех, конечно, так сейчас говорить, но если бы Берия не сделал ставку на Курчатова, мы бы не имели атомную бомбу. Потому что Курчатов говорил твердо: мы занимаемся наукой, мы решаем прикладную проблему. Нужно понимать, где наука, а где прикладные вещи. Прикладными вещами должен заниматься бизнес. Но это очень непростая, психологически тяжелая работа. У нас таких специалистов просто по пальцам можно перечесть. А ученых одних оставлять никак нельзя, они начинают заниматься наукой, решать свои научные проблемы и до прикладного результата не дойдут за всю свою жизнь.

 

А какое бы Вы дали название этому городу?

 

Я дал бы ему имя: либо Виталия Гинзбурга, либо Яши Зельдовича. Просто я считаю, что их деятельность недооценена: Хотя нет. Мне сейчас пришло в голову, надо дать этому Центру имя Сахарова. Хотя я не очень высоко ценю гражданские заслуги Андрея Дмитриевича, мне представляется, там было много умозрительного и поверхностного. Но зато его научные заслуги и его вклад в создание той же самой водородной бомбы огромны. Все-таки три Звезды Героя зря не дают. Я просто назвал Зельдовича как человека, у которого три Звезды Героя, и это совершенно феноменальная история. Зельдович же не имел даже высшего образования, будучи академиком. И как раз именно аспирантом Зельдовича был Фортов. Но Центр я назвал бы именем Сахарова. И это была бы, наверное, самая лучшая ему память.

 

А Вы себя лично в этом проекте видите?

 

Я еще раз говорю, что если бы Фортов его возглавил, я пошел бы хоть полы мыть.

 

На Ваш взгляд, кого подобный проект может заинтересовать в первую очередь?

 

Да если такой как Фортов кликнет - бездна. Мы вчера у Виталия Третьякова в 'Что делать' с Глазьевым - он же тоже специалист по технологическим вещам - говорили, что шанс на возрождение академии был потерян, когда они не избрали Фортова.

 

Как Вы считаете, в какой сфере успех от инноваций можно ожидать быстрее всего?

 

Это неверная постановка вопроса. Рывок-то сделан. А то, что мы делаем сейчас в области ядерных реакторов? Создан, например, инновационный самый надежный ядерный реактор. Чего 'Сименс' приперся в корпорацию? Это во-первых. Во-вторых, в атомной энергетике - реакторы-размножители, которые производят больше топлива, чем потребляют. Единственный такой реактор существует в Белоярске, в России. И государство дало деньги на то, чтобы запустить их промышленный выпуск. А это очень важно в нашем сотрудничестве с Индией. У Индии много тория, а урана у всех не хватает, это можно было бы использовать. Для Индии это жизненно важно. А такое словосочетание 'Т-50' вы слышали? Истребитель пятого поколения. А представляете, что за уровень прорыва? 200 супертехнологий для того, чтобы его поднять в воздух. Это гораздо сложнее, чем ракета, просто на порядок сложнее, чем ракета, и это просто суперпродукт. Это что, не прорыв?

 

Сколько лет это занимает?

 

У нас это было сделано за три копейки, потому что денег никто не давал. Вот 'Т-50' был сделан просто на энтузиазме того же Погосяна, тех, кто это делал, они упирались, упирались, те деньги, которые они зарабатывали на экспорте, они вкладывали в развитие и сделали просто шедевр. Еще раз говорю: главная проблема российской модернизации - это комплекс неполноценности российский. Не верим мы, не хотим видеть реальные заделы, реальные прорывы, не хотим дать им подлинной масштабной оценки, что сделано.

Телекомпания 'Вести-24' запустила несколько экспедиций с целью посмотреть, как идет модернизация в разных местах. И потом говорили о том, что они даже не могли себе представить, как это все происходит. Как в Иваново - а думали, что это все еще депрессивный регион - внедряются новые ткацкие комплексы, которые заменяют несколько тысяч человек, и ими управляет один человек теперь. Как на заводе 'Красный пролетарий' выпускают огромные суперточные станки, которые идут на экспорт, а вот в России их не покупают. Только что ведь запустили прокатный стан, который производит трубы большого диаметра, и завод по производству автомобильного листа. Это же супертехнологии. В стране производится 13% мирового объема трансформаторной стали. Дерипаска, как бы к нему ни относиться, внедрил одни из самых эффективных электролизеров у себя на заводах, российского производства.

Главная проблема - это понять, что мы можем. И здесь нужна специальная компетенция, менеджмент нужен. Надо воспитывать людей, которые смогут увидеть в результатах фундаментальных исследований прототип будущего продукта или технологии. В фундаментальных исследованиях ничто не указывает на прикладные результаты. Это все нужно отрабатывать, проводить специальные семинары. Это должен быть центр центров, как в свое время 'Уралмаш' был завод заводов. И, кстати, 'Уралмаш' преображается, там собираются производить одни из самых эффективных буровых установок. Еще раз говорю, это вопрос отношения. Мне звонит сегодня парень из Твери, я говорю: ребята, у вас в Твери построят один из лучших в мире полиграфических заводов. Так чего вы меня спрашиваете? У вас под носом крупнейший проект модернизации.

Беседовала Полина Давлетшина

Загружается, подождите...
0