Rambler's Top100 Service

"Главная трудность - отсутствие законодательной базы!"

председатель Русского биометрического общества, заведующий кафедрой БМТ-1 МГТУ им. Н.Э. Баумана, д.т.н., профессор
22 марта 2010

В чем уникальность исследовательских проектов, которые проводит Ваша кафедра? И в чем их инновационность?

 

Уникальности тут никакой, в общем, нет. Биометрической техникой и биометрическими технологиями занимается много людей в мире, и объем продаж на сегодняшний день ориентировочно составляет 7-10 млрд. долларов. Это коммерческие продажи в мире. А инновационный потенциал определяется существенным влиянием биометрических технологий на развитие социально значимых направлений развития государства. Это медицина и биология, антитеррористическая безопасность, автоматическая идентификация личности в автоматизированных гражданских (например, доступ к информации в 'Электронном государстве'), криминальных и аналитических системах сбора и обработки персональных данных, идентификация неустановленных личностей и останков, электронные удостоверяющие паспортно-визовые, проездные документы и контроль незаконной миграции, а также многое другое.

 

А насколько сопоставимы объемы продаж нашего рынка по отношению с рынком западным?

 

На нашем рынке объемы продаж составляют примерно 1-1,5 млрд., руб.

 

А в чем особенности именно российских разработок?

 

В отличие от Запада, мы создаем биометрические технологии исходя из особенностей человека как биологического объекта, а не из возможностей техники. На нашей кафедре - 'Биомедицинские технические системы' - начали заниматься возможностью определения наследственных, врожденных особенностей человека и их отражения на внешних покровах человека: лице, радужке, пальцах и др. - еще в начале 90-х годов, а потом уже пришли и в биометрию. То есть, мы знаем, что нужно знать о человеке, чтобы его идентифицировать. Мы представляем, какие биометрические характеристики нужно использовать, как определить требования к объективам, какие программные продукты или существующие системы следует применить, а также какое освещение нужно использовать, как учесть влияние внешних факторов и пр. Кроме того, применение биометрических технологий позволяет определить важные профессиональные качества, помочь человеку узнать свои уникальные особенности.

 

Каким образом ваша инновационность воспринимается на мировом рынке?

 

На мировом рынке она пока никак не воспринимается. Нас знают на Западе, к нам обращаются с просьбой продать технологии, но условия невыгодные.

Биометрические технологии в принципе изменяют ситуацию в планировании и распределении трудовых ресурсов, образовании, здравоохранении и др. социально-значимых областях. Однако, чтобы пробиться на мировой рынок, нужны материальные ресурсы.

 

С какими трудностями вы столкнулись, когда попытались внедрить свои разработки?

 

Главная трудность - отсутствие законодательной базы. Например, в России закона о добровольной биометрической регистрации нет. Мы можем действовать только на уровне подзаконных актов, над которыми завис закон о сборе персональных данных, требующий просто неимоверных усилий для хранения информации на всех и каждого, накрывающего 'территорию' отдела кадров, банков, всего, где фигурирует фамилия, имя и отчество, идентификационные номера, ну и конечно, биометрические данные.

Кроме того, нужна пропаганда возможностей биометрии. Например, в Германии, в 2005-2006 годах вышла 'Азбука биометрии', объясняющая обывателю его личную пользу от внедрения биометрических технологий.

Вы могли бы, допустим, прийти на консультацию, чтобы по отпечаткам пальцев определить оптимальное направление образования ваших детей.

 

А Вы со своими предложениями по изменению законодательства выступали на каком-то уровне?

 

Конечно. Члены биометрического российского сообщества объединились в Русское биометрическое общество, есть такое некоммерческое партнерство, которое составляет костяк экспертной группы по биометрическим технологиям Торгово-промышленной палаты Российской Федерации и подкомитета Госстандарта 'Биометрия'. Что, например, позволило нам за 4 года создать и внедрить в РФ 13 биометрических стандартов, гармонизированных с международными (то есть, идентичными).

На своих ежегодных конференциях, мы не только обсуждаем успехи наших производителей биометрической техники и разработчиков биометрических технологий, но и вопросы совершенствования законодательной базы и неоднократно направляли свои предложения в государственные и силовые структуры. У нас сформированы предложения по согласованию действующих 9 ФЗ, так или иначе касающихся внедрения биометрических технологий, но абсолютно не связанных между собой, подготовлен проект ФЗ 'О добровольной биометрической идентификации' и так далее.

Если бы сейчас в России появился федеральный центр, комитет, как угодно вы можете его называть, собирающий персональные биометрические данные у граждан, как это сделали в развитых цивилизованных странах, и у нас не было бы проблем. Эта информация позволяла бы создавать электронные карты для банков, социальные карты, удостоверяющие документы, содержащие в себе или радиометку, или чип с персональными данными, и нам не пришлось бы мучиться с идентификацией личности при оплатах услуг, пользовании медицинской помощью, анализе трудовых ресурсов. Эта информация, как ИНН, только выдана природой раз и навсегда, от рождения до смерти.

 

А почему этот закон стопорится, кому это невыгодно?

 

По-видимому, мздоимцам. Мне трудно ответить, я могу только фантазировать.

 

Ну, может быть Вы смогли бы предположить?

 

Отпечатки пальцев боятся сдавать, хотя среди наших руководителей очень много бывших военных, которые в силу ФЗ от 1998 года свою дактилоскопию сдали. Конечно, мешают ведомственные интересы.

Россия шла впереди всех стран в 2006 году, наш ПВД НП (паспортно-визовый документ нового поколения, биометрический паспорт) был лучшим, а сейчас прилично отстала от всех стран. Мало того, два года подряд не выделяли финансирование на поддержание уже созданного ресурса ГС ПВД НП и его развитие. То есть, в результате, пока идут разборки, кому делить деньги, кому не делить выделенные деньги, мы потеряли свое преимущество. Ведь Россия никогда не создаст свой мобильный телефон, не сделает свой компьютер. В развитых странах эти технологии достигли совершенства. А вот биометрическую технику мы сделали лучшую. Нашими разработками пользуются в Северной и Южной Америке, Европе и др. странах. Превратят нанотехнологии или не превратят нашу страну в высокотехнологичную, время покажет. А биометрическая техника уже сейчас может быть использована везде - от доступа на атомные станции и склады химического оружия до входа в собственную квартиру.

 

Что, по Вашему мнению, как эксперта, не делается со стороны государства, и что следовало бы сделать для развития инноваций?

 

Государство должно ставить политические задачи, формировать финансовую базу, нормативно-правовую базу, а стратегию развития технологической базы страны должны определять в Академии наук, тактику - производители. Отсутствие инженеров в управлении государством очень заметно.

 

Как Вам кажется, предложения, которые идут от руководства, в частности, от Суркова, который предлагает создать 'Кремниевую долину', изменят в целом ситуацию с инновациями в стране?

 

Руководить созданием Силиконовой долины должны Академия наук, министерство промышленности, министерство науки и образования. Чтобы стать инженером, молодому специалисту необходимо 15 лет работы за плечами опытного инженера, работы в коллективах и в серьезных государственных проектах. Такой проект сейчас в стране всего один - это ПВД нового поколения. Серьезный проект, который не все задачи решает, но, тем не менее, он, по сути дела, Россию может вывести в ВТО. Скоростные перемещения, информационной обмен требуют и скоростной идентификации. На Западе это прекрасно поняли, даже демократическая Франция ввела отпечатки пальцев в свой загранпаспорт. Только у нас этот вопрос продолжает дискутироваться. Лидеры этого направления, Рамадановский, Рейман, представители Минсвязи просто стали говорить, что ПВД Нп - это электронный удостоверяющий документ, а не биометрический, то есть, это уже позиция, политика.

 

А, может быть, с вашей стороны еще какие-то уникальные предложения заставят их все-таки как-то изменить свое отношение к данной проблеме?

 

Если я вам расскажу о том, как устроена Вселенная, вас это заставит что-нибудь изменить? Для них это примерно то же самое. То, что это доходное мероприятие, понятно, что это не просто импортозамещающие, это наукоемкие экспортные технологии высокого уровня, мне тоже понятно. Как это донести, не знаю. Я так понимаю, одних званий и регалий мало. Пока биометрическое сообщество в основном работает на западный рынок, поставляют биометрические сканеры за границу, с помощью которых наших граждан идентифицируют при выезде и въезде в ту или иную страну. Ничего страшного, кроме передачи информации в аналитические и криминальные базы данных других стран, не происходит. Российскому государству это не нужно.

 

Ваше сообщество собирается каким-то образом участвовать в новых инновационных проектах, о которых говорит сегодня власть?

 

Собираемся.

 

Политик может создать команду, которая будет этим заниматься.

 

Политик, если он политик и отвечает за свои слова, может поставить задачу, а команда - это специалисты из мира точных наук и промышленности.

 

Власть ведет такой диалог со специалистами подобного уровня, с крупными вузами, с представителями различных научных школ?

 

Не знаю.

 

Ну а как заведующий кафедрой Вы тоже этого не чувствуете?

 

И как директор, и как председатель Русского биометрического общества не чувствую этой заинтересованности.

Загружается, подождите...
0