Rambler's Top100 Service

"Толчок должен быть дан именно государством"

аспирант РАН при Институте физики твердого тела
22 марта 2010

Как Вы представляете себе реализацию проекта по созданию в России 'Кремниевой долины'?

 

Отношение, конечно же, положительное. России надо развивать свой инновационный потенциал и уделять больше внимания наукоемким предприятиям, которые, в частности, и предполагается создавать в 'Кремниевой долине'. А как это должно организовываться? Конечно же, это безумно сложная задача, для решения которой нужен не один год, а много лет. И мне кажется, что этот центр, очевидно, должен находиться где-то вблизи Москвы либо Санкт-Петербурга, то есть там, где существует некая культура.

 

То есть, там, где существует культура научных исследований?

 

Да, логично базировать такой центр именно в этих регионах, поскольку он потребует много кадров технической и научной ориентации. Не секрет, что в Москве и в Санкт-Петербурге в основном находятся те вузы, которые и готовят специалистов.

 

В этом центре необходимо от идеи дойти до инновационного продукта. А кто, по Вашему мнению, будет заказчиком, кто купит этот инновационный продукт?

 

В мире сейчас складывается не очень приятная ситуация, поэтому должен быть внутренний спрос. Соответственно, мне кажется, что те товары, которые там должны производиться, должны быть востребованы, прежде всего, на внутреннем рынке.

 

Понятно, что на внутреннем рынке, но почему они сейчас не востребованы? В частности, бизнес, в общем, не заинтересован в инновациях. Что должно произойти, чтобы крупный бизнес, который везде является заказчиком инноваций, был заинтересован в инновациях у нас?

 

Это фундаментальный вопрос. И ответ на него, по-моему, всем очевиден: наш крупный бизнес, в основном, ориентирован на экспорт сырья. Конечно же, он не заинтересован, чтобы эти инновационные компании у нас создавались. Поэтому должно пройти какое-то время, достаточно длительное время, для того, чтобы изменить мироощущение людей, чтобы они поняли, что на этом тоже можно делать деньги.

 

То есть, пока не очень понятно, как этого достичь? Изменить мироощущение людей - это достаточно размытая "программа действий".

 

Толчок должен быть дан именно государством, что мы и видим сейчас. То есть, государство, прежде всего, должно стать неким форвардом в этом процессе, за счет средств налогоплательщиков вложить деньги в ограниченный ряд проектов и первое время курировать эти проекты, параллельно пытаясь убедить и на примере этих проектов показывать предпринимателям, что действительно вложение денег в инновационные сферы может дать хорошую отдачу. Это сейчас и происходит.

 

Скажите, пожалуйста, Вам, например, насколько интересен такой проект, насколько Вы хотели бы участвовать? Как Вы видите модель участия молодого перспективного ученого в этом проекте?

 

Как я вижу себя в этом? Конечно же, я в этом очень заинтересован, и мне бы хотелось, чтобы такое место было организовано, прежде всего, потому что это некий плацдарм, в формировании которого я смогу принять участие. А это безумно привлекательно для молодого человека, как и любое формирующееся новое. Думаю, что это будет привлекательно и для всех остальных молодых людей, у которых достаточно образования и которые хотят или ищут место для того, чтобы реализовать свои возможности. Ни для кого не секрет, что более половины высококвалифицированных кадров сейчас по окончании вузов уезжают за рубеж, чтобы там себя найти и реализовать. А тут организуется такая шикарная возможность, и думаю, что многие из них подумают. Конечно же, недостатка в кадрах не будет.

 

То есть, правильно ли я понимаю, что там должны возникать некоторые истории успеха, которые потом можно было бы клонировать в масштабах страны?

 

Между Москвой и Санкт-Петербургом сосредоточено большинство кадров, которые могли бы быть полезными этому центру. И поэтому я не уверен, что это можно будет клонировать по всей России. Но на примере этого центра можно изменить понимание обществом того, как можно заработать деньги. То есть, эта Силиконовая долина будет подавать пример, как, имея свою идею, инновационную идею, реально можешь ее воплотить. И этот опыт как раз будет очень полезен всем. Поэтому на просторах всей страны, конечно же, будут за этим центром возникать какие-то маленькие фирмочки, не обязательно целый коллектив фирм, а именно маленькие инновационные фирмочки, которые подчинены той идее, что у тебя есть инновационное изобретение, и ты это изобретение реализуешь. В этом смысле это будет очень полезно.

 

Вам думается, что проблемы управленческих кадров здесь не возникнет? То есть, у нас достаточно высококвалифицированных менеджеров, могущих эти проекты доводить до ума, у нас достаточно инноваторов, которые предлагают какие-то идеи?

 

Просто нет платформы, которая была бы неким посредником между идеей и конкретной организацией, конкретной фирмой. Идей достаточно много, но люди боятся и не знают, как эти идеи поставить, организовать фирму, получить инвестиции, получить какую-то юридическую поддержку.

 

То есть, это должен быть, прежде всего, консалтинговый центр, я так понимаю?

 

Это, конечно же, должен быть, прежде всего, город тех, кто приезжает туда со своей идеей и организует там некую компанию, набирает людей. И для этого человека, который туда приезжает, должна существовать некая платформа, на каких площадях, какими инвестициями и поддержкой он сможет воспользоваться для реализации своей идеи. И, как правило, нужно лет пять, а то и десять, чтобы идею воплотить в некий продукт. Это надо хорошо понимать. И на каких площадях он будет это реализовывать, и за счет какой поддержки. И поэтому, конечно же, этот город должен быть городом тех технических и научных кадров, которые доводят идеи до конечного продукта, и той, может быть, 20-30% части менеджеров, которые служат посредниками между людьми научного плана и, соответственно, бизнес-людьми, которые туда приезжают и которым показывают эти идеи. То есть, должна быть организована какая-то абсолютно новая среда, заточенная не под научные исследования, как сейчас, в общем-то, заточено большинство НИИ, это должно быть нечто совершенно новое. И поэтому это так сложно, на мой взгляд, реализовать.

Я этот город вижу следующим образом - в нем инноватору помогают из умозрительной идеи сделать некий техмаршрут, который можно уже отдать на любое предприятие. И дальше уже предприятия, пусть они расположены в Китае или в Европе, на основании этого маршрута сделают тысячи штук изделий. Но инноватор должен в этом городе иметь команду в 10-50 человек, это размер тех фирмочек, которые там должны осуществлять и доводить идеи до конкретного продукта. И выходом должен быть техмаршрут.

 

Хорошо, инноватор создал техмаршрут, передал его куда-то и что - до свиданья, с сегодняшнего дня вы в этом городе не живете?

 

Нет, эта фирмочка продолжает базироваться в этом городе, они продолжают совершенствовать и совершенствовать свой продукт. Но производство этого продукта, очевидно, должно базироваться явно не в этом городе, а должно базироваться на других площадях.

 

То есть, работая в такой среде он, по Вашему мнению, и дальше будет генерировать новые идеи?

 

Я думаю, ему хватит забот, чтобы развивать ту идею, которую у него получилось сделать. Понятно, что Билл Гейтс, который изобрел всякие компьютерные технологии, продолжает заниматься компьютерными технологиями и не лезет в другие бизнесы. Поэтому мне вполне очевидно, что человек, который предложил удачную идею, которая нашла реализацию, будет эту идею совершенствовать и совершенствовать. И, конечно же, он будет базироваться в этом городе, где рядом очень много других инновационных, идейных фирмочек, с которыми он может скооперироваться, посоветоваться, попробовать приложить к своему изобретению, к примеру, методики других фирм.

 

А где здесь будет большая наука? Будет она здесь или нет?

 

Нет, ни в коем случае, большой науки там не будет. С одной стороны, она порождает наукоемкие инновации, но большая наука не создана для того, чтобы эти инновации развивать, она создана, чтобы генерить эти начальные идеи. И как раз почему проект Кремниевой долины так важен - потому что наука создана для того, чтобы исследовать некие природные явления и материи, и чтобы как побочный продукт генерить некие идеи, которые могут быть полезными. Но развивать эти идеи, адаптировать эти идеи к нуждам человека - это уже не цель науки.

 

Насколько я понимаю, Вы являетесь аспирантом и занимаетесь большой наукой сегодня?

 

Сегодня я пытаюсь совмещать науку и инновации. И я вижу, насколько эти сферы конфликтуют. У инноваций совершенно другие задачи, нежели у науки.

 

Хорошо, у Вас есть идея, Вы ее хотите воплотить в жизнь, и Вы уходите из большой науки?

 

Да, именно так.

 

А откуда мы будем брать эти идеи, которые должны провоцировать инновации?

 

В данной связи возникает следующий очень важный вопрос, что, продвигая такую идею, как Силиконовая долина, как центр инноваций, необходимо не забывать, что те инновационные идеи, которые сюда приходят, они приходят не из вакуума, а они приходят из научной сферы. И поэтому надо также уделять внимание, стимулировать научные исследования, которые проводятся во многих НИИ в нашей стране.

 

Но Вы же понимаете, что у нас недостаточно средств.

 

Надо будет либо половинить средства, либо делить их в каких-то пропорциях. И это очень важно, потому что, не имея этой плодородной научной почвы, мы не сможем вырастить прекрасные растения из инноваций и получить какие-то призы.

 

Чтобы не получилось так, что завтра просто не будет инновационных идей?

 

Да. И поэтому это некий процесс. Но, в общем-то, в обществе все процессы сложные, и многие вещи приходится решать параллельно.

 

По Вашим ощущениям, какой процент ученых придет в этот инновационный центр из большой науки?

 

Мой личный опыт показывает, что заниматься инновациями либо нравится, либо нет, понятно, что это некие внутренние предпочтения. Если брать в процентном отношении, то где-то 30-50% молодежи, те, которые сейчас заняты в научных исследованиях, при такой возможности пойдут заниматься инновациями. Просто потому, что у них к этому лежит душа. Это в том случае, если и там, и там будут примерно равные зарплаты. А если в инновационной сфере зарплаты будут гораздо выше, то, естественно, из научной сферы уйдет большинство молодежи. И тогда будет крах идей.

 

То есть, в таком случае мы погубим большую науку.

 

И более того, в таком случае мне будет абсолютно непонятно, как инновационные проекты будут рецензироваться. Ведь чтобы понять научную сторону проекта, который развивают, нужны люди, которые были бы компетентны в этой сфере. А такие люди - это люди, к примеру, из Академии наук либо уважаемые ученые, которые разбираются досконально в научных основах идей. Могут сказать: это лженаука либо это действительно идея, которая основана на неких научных принципах и имеет почву под собой.

 

А к наукоградам, которые сегодня у нас уже существуют, это относится точно так же, как и к большой науке?

 

В данном случае мне кажется, что система крайне неэффективна. И то, что надо делать - это тема отдельного большого разговора - это увеличивать эффективность, стараться внедрять в эти наукограды эффективных руководителей. Большинство НИИ - это некие фактически уже пустынные места. Так вот, необходимо разобраться, причем довольно компетентно разобраться, какие из них работают и могут быть реанимированы, а какие нет. Да, это серьезная задача и задача для очень квалифицированного, компетентного руководителя. Эффективность нужно повышать, но пока это не по карману нашему государству.

Загружается, подождите...
0