Rambler's Top100 Service

"В долгосрочной перспективе союзничеству между Европой и Россией не вижу никакой альтернативы"

директор по программам России в германском совете внешней политики, Берлин, автор биографии Владимира Путина под названием «Немец в Кремле»
7 июня 2010

Как бы вы оценили итоги встречи президента РФ Дмитрия Медведева с канцлером ФРГ Ангелой Меркель?

У меня такая оценка ситуации, что Россия, не получив ничего на саммите в Ростове-на-Дону, но зная, что она там мало что получит или вообще ничего не получит, продолжает тактику сотрудничества с Германией и Францией как главными союзниками с точки зрения России в Европе. Если вся Европа не хочет двигаться, то с этими двумя главными державами Россия хочет договориться по существу, по конкретике. И поэтому сейчас Медведев провел эту встречу с Меркель. Конечно, был использован очень удачно дипломатический момент, когда Германия была занята своими проблемами. Последние дни Германия решала, как сэкономить 12 млрд евро в год, и это головная боль госпожи Меркель и немецкого правительства. Собственно, им сейчас не до внешней политики. Поэтому России удалось протащить на повестку дня идею о консультативном совете безопасности ЕС - Россия. В Германии никто не знал, что этот вопрос стоит в повестке дня, и каким образом это предложение России было включено в принятые документы. Другие страны Европейского Союза просто озадачены тем, что Германия и Россия пытаются о чем-то договариваться за спиной других участников Евросоюза, госпожа Меркель об этом не проинформировала общественность Германии. Поэтому хорошую идею о необходимости консультаций между Европейским Союзом и Россией по вопросу новой общеевропейской безопасности сегодня воспринимают как немецко-российскую инициативу, и немцы должны будут протолкнуть ее через Европейский Союз. И в Евросоюзе, естественно, большие обиды за то, что никого не спросили, ни с кем не проконсультировались. И есть опасения, что здесь могут опять двери захлопнуться, что, конечно, будет иметь катастрофические последствия для попыток России все-таки заставить Европейский Союз, заставить Запад говорить о предложении Медведева.

Но разве этот вопрос не важен для Европы? Или это всего лишь результат некой тактической несогласованности?

Россия не интересует Европу. Предложения Медведева звучат с точки зрения России абсолютно разумно. Россия хочет принимать участие в построении новой архитектуры Новой Европы. Россия не считает себя побежденной страной в холодной войне. А на Западе все наоборот. На Западе в отношении России иная позиция - никто не хочет ссориться с Россией, но пускать ее за общий европейский стол никто не собирается на Западе. То есть Россию боятся. Россию рассматривают как недемократическую страну, как страну со своими собственными, неевропейскими политическими амбициями, геополитическими в том числе. Поэтому европейцы очень внимательно выслушивают позицию России, они улыбаются, они могут часами говорить вокруг да около, но без конкретики. Россия не участник общеевропейской архитектуры, хотя она самая большая страна в Европе. Призыв Медведева, который прозвучал два года назад, так и не был услышан. И дай бог, что госпожа Меркель своим авторитетом сейчас в Европе сможет протолкнуть идею этого консультационного механизма ЕС - Россия во главе с Лавровым и госпожой Эштон. Дай бог, потому что если эта идея сейчас опять будет похоронена, то это будет демонстрация того, что Европа 27-ю или 30-ю странами, которые включены в Европейский Союз, продемонстрирует, что она с Америкой, и им Россия абсолютно чужда и не нужна, и никто ее в Европе не ждет.

И все же как можно было бы изменить эту ситуацию?

На мой взгляд, ситуацию можно будет исправить тогда, когда мы наконец-то уйдем из этой пресловутой дискуссии о ценностях, когда Запад перестанет рассматривать себя как высшую цивилизацию, которая должна привносить демократию во все соседние государства. Запад себя чувствует победителем в Холодной войне и поэтому считает, что у него лучшая система, поэтому другие должны у него учиться и перенимать его модель. Так всегда действовали империи: Римская империя по отношению к германским "варварам" так действовала, пока не рухнула; Америка во всем мире так действует; сегодня Европейский Союз тоже так действует в отношении Северной Африки, России, Украины и других государств. И Европа не хочет менять свою тактику, она пока не понимает, в чем Россия ей может помочь, или что Россия может сделать Европу более крупной, или Россия может где-то стать стратегическим партнером для Европы. Потому что, как мы видим, в борьбе с терроризмом Европа отказывается сотрудничать с Россией, отказывается сотрудничать с ОДКБ. Запад считается себя сильным, считает, что НАТО сильно, что может самостоятельно решать проблемы Афганистана, Ближнего Востока и так далее. Россию где-то приглашают поучаствовать, послушать, чтобы она только не мешала. Но ее не подключают к обсуждению и принятию решений. Это менталитет, который сложился за последние 20 лет, и который очень трудно менять. Единственное, что может изменить ситуацию, так это абсолютно драматическое изменение обстановки во всем мире, когда Европа поймет, что ей нужна Россия, что нужно вместе бороться с международным терроризмом, перед которым находится человечество. Или когда начнутся бизнес-проекты, которые будут реализованы. Когда европейцы смогут заработать действительно хорошие деньги на российском рынке (что пока еще невозможно), а европейский рынок будет доступен для России.

Идея с созданием в подмосковном Сколково аналога Силиконовой Долины, с привлечением иностранного бизнеса в Россию, может как-то подтолкнуть к этому?

Это, конечно, может подтолкнуть, но для этого Россия должна на деле показать, что помимо планов, которые часто у России бывают весьма привлекательными, есть еще и дело. Важно, какие будут созданы условия для европейского бизнеса. Тут очень много недоверия к тому, что у России вообще есть деньги все это делать. Я считаю, что у России в отличие от Европейского Союза деньги есть, потому что она может зарабатывать на нефти и газе. В Германии другое положение, она не располагает такими денежными средствами, чтобы начинать один проект, другой, третий. Здесь даже можно России позавидовать. С другой стороны, насколько в России это можно реализовать? Люди, например, с большим интересом наблюдают за тем, как идет подготовка олимпиады в Сочи. Сможет ли Россия выстроить инфраструктуру для Олимпиады? Силиконовая долина - да, хорошая идея. Конечно, кто против? Все пойдут зарабатывать деньги и с Россией создавать партнерские отношения. Но, например, по вопросу модернизации есть серьезные разногласия. Россия хочет западную технологию покупать или вместе с западными фирмами ее производить? Или Запад хочет, чтобы в России произошла политическая модернизация. Чтобы была многопартийная система, чтобы был сильный парламент, чтобы было гражданское общество, чтобы функционировали суды, чтобы не было одновластия. Запад хочет помогать России модернизироваться. Но это два разных подхода - политический и чисто экономический, и как их объединить? Это тоже очень сложно.

Можно ли разграничить эти подходы?

Я думаю, что мы пытаемся разграничить. И разумные люди, которые выступают за построение этих мостков, за объединение Европы и России в меньшинстве. Большинство людей считает по-другому, да и в России есть те, которые не обязательно хотят с Европой работать, зачем им эта Европа. Я думаю, что, к сожалению, тут только шоковая терапия поможет, какие-то события - действительно разрушение еврозоны, которое абсолютно изменит политическую картину, или второе 11 сентября, или какие-то катаклизмы в России, которые тоже изменят российскую традицию в сторону большей сговорчивости с Западом. Думаю, что только такая ситуация может привести к резкому изменению. Лично я в долгосрочной перспективе союзничеству между Европой и Россией не вижу никакой альтернативы.

Беседовала Полина Давлетшина

Загружается, подождите...
0