Rambler's Top100 Service

"Не было никакой снисходительности по отношению к России"

Директор Института прикладной политики, член партии "Единая Россия"
25 июня 2010

25 июня в Берлине прошла подготовительная встреча участников секции "Стандарты демократии и многообразие демократического опыта" Мирового политического форума в Ярославле "Современное государство: стандарты демократии и критерии эффективности". Какие впечатления оставила у Вас эта встреча?

 

Дискуссия была интересной. Для меня было приятно то, что совершенно отсутствовал тон, какой раньше был на подобных дискуссиях, когда Россия оправдывалась, а представители других стран ее поучали. Здесь не было никакой снисходительности, просто вместе думали о том, какими путями демократии развиваться, какие корректировки надо внести в связи с кризисом для России и некоторых стран Восточной Европы. Вот такой круг вопросов. Причем среди российских участников были представлены разные точки зрения: более пессимистические и более оптимистические, как всегда - и дискутировали друг с другом много. Но, по-моему, это было интересно, живо, достаточно компактно. Очень много было всего высказано.

 

На Ваш взгляд, почему не было этой снисходительности, о которой Вы говорите? Изменилось видение, отношение к России?

 

Да, все-таки изменилось. Конечно, есть такая точка зрения на Западе, что Россия продолжает оставаться недемократической страной, авторитарной, которую надо учить, как строить демократию. Но в данном случае на конференции собрались люди, которые более реалистично смотрят на этот вопрос, то есть вполне понимают, какие шаги делает российское правительство в сторону демократии, и что эти шаги находятся иногда в зоне риска, и как сложно их делать. Они понимают, как это все связано - судьба демократии связана с нашей драматической историей, с нашими традициями, политической культурой и так далее. И, думаю, причина изменения отношения прежде всего в том, что изменилась Россия.

Кроме того, после кризиса изменилась и ментальность западных людей. То есть они понимают, что демократия в ее классическом смысле тоже меняется, и после кризиса надо будет немножко менять и ориентиры, и акценты. Например, говорилось о том, что демократия только тогда действительно может называться либеральной демократией, когда это рефлексирующая система, когда она готова постоянно анализировать проблемы и сложности, искать пути их решения. На первый план выходят разные признаки демократии. Если раньше всегда говорили: права человека - есть, нет, или верховенство закона - есть, нет, то сейчас уже говорили о том, демократией можно называть систему, которая умеет бесконфликтно, гармонично найти выход из очень сложной социальной ситуации, примирить конфликты, разговаривать с разными людьми, найти баланс и так далее, что вот это - демократическая система. То есть само понимание демократии меняется в мире, не только в России.

 

На что сориентирована сейчас Европа? Она пытается как-то найти точки соприкосновения с Россией, точки сотрудничества с Россией?

 

Прежде всего, Европа сейчас выживает. Нам, может быть, трудно понять, насколько тяжело сейчас европейским странам найти стратегию выхода из кризиса, в котором они до сих пор пребывают, и кризис этот более глубок, чем казалось сначала. До сих пор Европа, фактически, охвачена страхом того, что греческий сценарий будет распространяться на другие страны. Что делать в этой ситуации? Возможно, придется сокращать количество членов. Эта тематика - выживание Европы - сейчас настолько важнее всего, что Россия воспринимается не как противник и не как объект критики, а как возможный партнер, который может помочь и подсказать какие-то пути выхода из кризиса. У нас или, например, у Китая, у азиатских стран, которые легче вышли из кризиса, есть позитивный опыт. Европа сейчас лишилась своего снобизма и смотрит на другие страны в поисках каких-то моделей, она сейчас склонна учиться сама, а не поучать.

 

Какие вопросы будет предложено обсудить в первую очередь на  Ярославском форуме?

 

В частности, это как раз вопрос о том, какова роль государства в выходе из кризиса. Государство ли должно ставить в повестку дня демократию, или демократия, развиваясь сама изнутри общества, должна влиять на государство, какие-то формы гражданского общества. Кто-то говорил, что сейчас НКО в некоторых странах стали настолько влиятельными, что они уже диктуют повестку дня. Какой подход более правильный? Как это применить к России, и какой должен быть баланс сил между гражданским обществом и государством. Кто-то говорит о том, что роль государства вообще должна снижаться. А кто-то считает, что наоборот - это крупнейший универсальный игрок, у которого больше всего функций, и если не действия государства, то выйти из сложных ситуаций будет вообще невозможно.

 

Беседовала Полина Давлетшина

Загружается, подождите...
0