Rambler's Top100 Service

"Художественная элита находится в некоторой раздвоенности"

Даниил Дондурей
Главный редактор журнала "Искусство кино"
14 октября 2010

Столица - в определенной степени является эталоном для страны. И в связи с этим, вопрос - каков общественный запрос у интеллектуальной элиты к новому руководству Москвы? Что должно принципиально измениться в системе управления?

 

Дело в том, что элита России - я имею в виду, прежде всего художественную элиту, я только про нее могу говорить, поскольку существует много других видов элит, например, научная элита, общественная, правозащитная, какая угодно, и здесь должны быть другие эксперты - художественная элита, на самом деле, достаточно цинично относится к любой власти, включая городскую. Городская власть - крупнейший игрок на рынке инвестиций в художественную культуру, особенно Москва с ее вторым бюджетом в России, с ее активной позицией в последние годы, с ее фантастическими налоговыми возможностями. Как Лужков говорил, работаем по-социалистически, распределяем по-капиталистически, как-то так. Будучи суперантигайдаровцем он потрясающе пользовался возможностями, предоставленными Конституцией 1993 года. И художественная элита знает, что в городе много денег, и имеет здесь двойственную, на мой взгляд, позицию.

С одной стороны, ей нравятся феодальные советские модели. Что бы там ни говорили, если честно отслеживать представление лидеров художественного рынка Москвы, то это отношения исключительно феодальные, они же советские, разницы никакой, связанные с тем, что нужно дойти до барина, до высшего великого князя и с ним договориться. Это и в стране так, и в Москве точно так же. И это художественной элите, народным артистам России очень нравится. Поскольку я смогу тогда договориться о своем деле, о своем театре, о своем музее, о своем оркестре и так далее. Поэтому и лидерам-художникам, и лидерам-продюсерам и топ-менеджерам нравится феодализм. Это первое.

Второе: им очень не нравится феодализм. Потому что: а что же будет со мной, если я проиграю? Если я не договорюсь, если не дам необходимые откаты или другие формы - тире - символические капиталы не предоставлю, то что же со мной будет? Поэтому они находятся в некоторой раздвоенности. И когда возникает раздвоенность, то тогда художественная элита и говорит: а что же это за вкусовщина, как у самого великого князя, так и у его окружения? А где профессиональная экспертиза, а почему мы не участвуем в конкурсах, почему этот театр получил такие деньги, а я другие? А почему МХАТ имеет четыре зала, а я один. Я ничего не имею против МХАТа, поймите. И тут же возникает сразу же это чувство квазиевропейских подходов, прозрачной конкуренции, экспертного знания, определенных процедур и механизмов.

То есть, в одних ситуациях в Москве они живут как в Третьем Риме, а в других ситуациях тут же хотят, как в Париже или Берлине. И вот эта двойственность пронизывает всё и все запросы. Поскольку, и это еще очень важный момент, они не знают, где же они живут, им никто это не сказал. Поскольку, начиная где-то с 19-го, даже с 18-го года до сегодняшнего дня, они прекрасно знали, что им нужно договариваться с великими князьями. А с другой стороны, им говорят, что свобода лучше, чем несвобода, им говорят Кудрины с Набиуллиными, что нужны тендеры, и так далее. И они находятся в этой двойственной позиции. Они не знают, так они все-таки переехали в Берлин или в Москву, где свобода лучше, чем несвобода, или они всё еще живут как Третий Рим, а четвертому не бывать, то есть во времена Ивана Третьего, еще деда Ивана Грозного. В связи с этим они, конечно, активно участвуют в псевдодискуссиях, абсолютно псевдодискуссиях, все это понимают. Имеется в виду: сносить памятник Петру, не сносить, но никого это не волнует, это чисто символическая история. Поскольку их даже не волнует, почему пошлые здания строятся, той же Новой сцены Большого театра или других театров, их это тоже мало волнует. Так как еще нет проектных институций, я имею в виду, творческих союзов. Они разгромлены, уничтожены, нет самого главного института современного художественного мира - продюсерских организаций, то есть тех, кто отвечает за культуру на самом деле. Продюсерские организации, гильдии, компании и так далее. Они тоже не организованы, не собраны, нет никакой межвидовой кооперации. Композиторы отдельно, киношники отдельно, там свои великие князья в лице Никиты Сергеевича, и так далее.

И в этой связи нет запроса, о котором вы говорите, как осознанной модели, как программы. Если невероятно образованная часть художественной элиты, архитекторы, не могут представить альтернативной системы Генплана, неспособны, не умеют, то что же говорить о других. А они очень образованны, архитекторы - это вам не кинематографисты, не телевизионщики. Я говорю о тех, кого знаю очень хорошо, и то не могут. Поэтому нет проектных предложений, сказать: да, надо отнять всю власть у Кузьмина, у главного архитектора Москвы и создать иную структуру, сделать независимым сохранение памятников, исторического наследия и так далее. Ничего этого они не могут, сами художники не организованы.

Загружается, подождите...
0