Rambler's Top100 Service

"2010 год оказался очень удачным и плодотворным для отношений между Россией и Европой"

Заведующий Центром политической интеграции Институт Европы РАН
29 декабря 2010

Какие моменты во внешнеполитической деятельности России Вы бы выделили, как наиболее значимые?

Прошедший год оказался очень удачным и плодотворным для отношений между Россией и Европой. Необходимой предпосылкой к этому стало то, что появились первые плоды перезагрузки в отношениях между Москвой и Вашингтоном. Это открыло новые возможности для российско-европейских отношений и по линии Россия - НАТО, и по линии Россия - ЕС в двустороннем формате. Среди основных достижений, прежде всего, следует отметить принципиальное улучшение атмосферы отношений между Россией и НАТО, ставшее очевидным на последнем саммите в Лиссабоне, в ходе которого зафиксирована договоренность обсудить перспективы создания единой системы противоракетной обороны. Этот проект, если он будет реализован, безусловно, сыграет ключевую роль и выведет отношения на принципиально более высокий уровень. Хотя следует отметить, что вопрос это очень сложный, и работа предстоит большая. Наблюдаются некоторые подвижки и в плане обсуждения российских идей по созданию новой архитектуры безопасности в Европе. Здесь, прежде всего, я имею в виду российские предложения по Договору о европейской безопасности. Безусловно, от этого процесса вряд ли стоит ожидать очень многого, но позитивен уже тот факт, что ведется обсуждение, и проект перестал восприниматься как очередной коварный замысел непредсказуемых русских, которые хотят чего-то странного.

Что в этой связи изменилось в Европе? Почему к предложениям Дмитрия Медведева о европейской безопасности так настороженно относятся? 

Вы вспомните, когда он был инициирован и что происходило в это время. Вспомните август 2008 года и весь комплекс проблем, возникших в связи с этим. Не говоря уже о классических опасениях, которые высказывались, что этот проект нацелен на то, чтобы разрушить трансатлантическую солидарность. Еще два-три года назад ситуация в сфере безопасности виделась нашими европейскими коллегами как "все, в общем, нормально, система работает, весь вопрос в том, как интегрировать Россию в эту систему". В настоящее время сформировался и другой подход: "система-то, конечно, есть, но работает она не очень хорошо и надо подумать, как ее менять". И вот это изменение мышления в Европе - очень позитивный сигнал. Не скажу, что новый подход доминирует, но его присутствие ощутимо.

По линии отношений Россия - ЕС тоже произошло очень много важных событий, я бы даже сказал, что их больше, чем по линии Россия - НАТО. Первое: идея партнерства для модернизации из идеи превратилась в конкретный механизм. И на последнем саммите Россия - ЕС был намечен довольно мощный план действий. Он выглядит перспективно не только потому, что охватывает широкий спектр сфер взаимодействия, но и потому, что содержит конкретный перечень мероприятий.

Второе: безусловно, следует высоко оценить достигнутое соглашение по поводу ВТО. Закрыт весь блок двусторонних вопросов между Россией и ЕС. И, кстати говоря, между Россией и Соединенными Штатами тоже. Это позволяет плотно заняться многосторонними переговорами по так называемым системным вопросам, которые являются следующим этапом переговоров по вступлению в ВТО. На политическом уровне даже звучат оценки, что в течение следующего года Россия может стать членом ВТО. Хотя делать такой прогноз я бы поостерегся, уверенности в этом лично у меня нет.

Вы считаете, что многосторонние переговоры займут более длительный срок?

Я не исключаю, что многосторонние переговоры могут занять более долгое время, чем полгода-год. Но при этом закрытие двусторонних вопросов - очень большой шаг. В конце концов, переговоры по ВТО ведутся больше 15-ти лет.

Сможет ли Россия отрегулировать свои требования или пожелания к ВТО? Насколько для России это будет выгодно с точки зрения перспективы развития?

Достоверных оценок эффекта от вступления России в ВТО на российскую экономику, на мой взгляд, нет, потому что вопрос слишком комплексный. Существующие примерные оценки позволяют сказать, что краткосрочный эффект будет равен примерно нулю, где-то выигрываем, где-то проигрываем. Однако есть два очень важных долгосрочных позитивных последствия от вступления России в ВТО. Во-первых, Россия станет участником процесса формирования будущих правил международной торговли, тех самых правил, которые 50 лет писались без нас. Во-вторых, обязательства России по ВТО и необходимость выполнения этих обязательств, в том числе внутри страны, могут стать дополнительный фактором трансформации отношений между властью и бизнесом. Сначала иностранные компании, ссылаясь на подписанные договоренности и российские обязательства начнут говорить: "что же вы нарушаете где-нибудь в энской области, что же вы творите, лицензий не даете, дискриминируете и т.д. и т.п.". И на это нужно будет реагировать, и не на уровне энской области, а на федеральном уровне. Постепенно такое поведение иностранных компаний станет примером и для российского бизнеса. Такое давление снизу может стать серьезным фактором трансформации сложившихся практик взаимодействия между государством и бизнесом. Вот это два очень важных потенциальных плюса.

Внешняя политика - это сфера деятельности Президента. Подводя итоги года, можно ли сказать, что это достижения именно Дмитрия Медведева?

Во-первых, маленькая ремарка: внешняя политика - это сфера деятельности Президента, если мы понимаем под внешней политикой вопросы безопасности. Если мы включаем во внешнюю политику вопросы экономики, то это уже получается несколько другой расклад. Во-вторых, фактор личности и личностей, безусловно, имеет значение, но есть и некие долгосрочные тренды.

И здесь мы видим сработавшие долгосрочные тренды?

Пожалуй, да.

Скажите, пожалуйста, были какие-то неожиданные для нас вызовы, к которым мы оказались недостаточно готовы?

Сказать, что ко всему были готовы, я бы не рискнул. Но сказать, что случилось что-то принципиально неожиданное и непредсказуемое, тоже нельзя. Давайте рассмотрим фактор того, что сейчас происходит в Европе с периферийными экономиками еврозоны. С одной стороны, конечно, никто точно сказать не мог, что это произойдет. С другой стороны, еще в начале года подобные оценки были и изучались, в том числе на официальном российском уровне. В энергетике появился фактор третьего пакета, который принят в ЕС. Все знали, что он принят, и он будет реализовываться, но с другой стороны, не было четкого и ясного понимания, как он будет реализовываться. И не только у нас не было четкого понимания, но и у европейцев тоже не было четкого понимания. Сейчас постепенно, методом проб и ошибок такая ясность появляется. Для примера упомяну соглашение с Польшей, заключенный два месяца назад контракт по транспортировке газа. Другой пример - Латвия, с которой сейчас идут сложные переговоры в связи с тем, что Латвия в соответствии с директивами ЕС планирует реформировать систему управления в сфере транспортировки газа. Это непосредственно затрагивает "Газпром". Но опять же сказать, что этого никто не ожидал, нельзя - все знали, что это будет, но не знали, как именно это будет происходить.

Года два назад высшее руководство страны достаточно критически отзывалось о деятельности МИДа и требовало, чтобы внешнеполитическое ведомство активизировало свою работу. И вот сейчас, судя по всему, это произошло. Или к МИДу по-прежнему есть претензии?

Прежде всего, следует отметить, что система российских органов власти, работающих на внешнеполитическом направлении, МИДом не ограничивается. Есть довольно сильное многоголосие: это и МИД, это и Минэкономразвития, это и отраслевые министерства и ведомства, потому что отношения, к примеру, с Евросоюзом зачастую выходят за рамки мидовской повестки. Что касается реформы деятельности собственно МИДа, то некоторое время назад перед Министерством иностранных дел была поставлена вполне ясная и, может быть, действительно слегка новая задача: сделать так, чтобы внешняя политика России была нацелена на решение внутренних задач, прежде всего, задачи обеспечения качественного экономического роста. И МИД на это вполне внятно и системно отреагировал. Например, если брать по документам, то в феврале этого года МИД представил Президенту соответствующую программу, Программу эффективного использования на системной основе внешнеполитических факторов в целях долгосрочного развития Российской Федерации.

И сейчас идет ее реализация?

Да.

Удалось ли скоординировать деятельность разных структур, стали ли они более слаженно действовать на внешнеполитическом поле?

В определенной степени координация, безусловно, увеличилась. Хотя следует отметить, что иногда наблюдается недостаточная согласованность различных направлений внешней политики. Например, процессы создания Таможенного союза ЕврАзЭС и вступления в ВТО. 

Источник: Официальный сайт Мирового политического форума

Загружается, подождите...
0