Rambler's Top100 Service

Мы не хотим быть первыми парнями на деревне, которые ни на что не влияют

Геннадий Гудков
Заместитель руководителя фракции "Справеливая Россия" в Госдуме
22 февраля 2005

Лидеры Социал-демократической партии России и Народной партии России подписали соглашение о создании Социал-демократического союза. С просьбой разъяснить задачи и рассказать о перспективах нового альянса мы обратились к депутату Государственной Думы, председателю Центрального комитета Народной партии России Геннадию Гудкову.

 

- Чем вызвано желание объединиться с C оциал-демократической партией и создать Социал-демократический союз?

 

- Пока еще у этого объединения нет названия. Социал-демократический союз –название рабочее. Как он будет называться, в конечном итоге будет решено позднее.

 

- Предполагается, что он станет партией?

 

- На первом этапе предполагается совместная политическая деятельность как на федеральном, так и на региональном уровне. Особенно на региональном уровне, потому что сейчас центр тяжести политической жизни перемещается в регионы.

Предполагается совместная работа над рядом законопроектов, которые отражают нашу общую идеологическую позицию. А в перспективе мы рассчитываем на расширение этого союза за счет здоровых социал-демократических сил, которые есть в России. И здесь ни у кого не будет какого-то приоритета или преференции. Все будут находиться в равных условиях. Третий или четвертый вступающий будет пользоваться абсолютно тем же ресурсом и теми же правами.

Мы считаем, что в ближайшее время этот союз обретет дополнительных сторонников. Например, мы рассчитываем, что и Аграрная партия будет действовать с нами. Мы абсолютно убеждены, что нашим союзником на левом фланге является не КПРФ, а партия Геннадия Семигина. Уверен, что мы можем работать и действовать в рамках единой структуры.

Вполне вероятны и другие варианты. Возможно участие «Родины», и даже «Яблока». Мы не против.

 

- Значит, пока речь идет о коалиции?

 

- Пока речь идет о коалиции, но цель, конечно, состоит в том, чтобы к выборам 2007 года подготовить объединенную структуру. И чем больше порядочных, толковых, грамотных людей в нее войдут, тем лучше. Мы предполагаем выйти на серьезную цифру голосов в 2007 году. Процентов на 25, не меньше.

 

- Но в следующих выборах будут участвовать партии, а не коалиции.

 

- Есть два варианта. Есть худший вариант, когда будет взято одно наиболее раскрученное, рейтинговое название, создан общий список, который сегодня можно формировать в соотношении 50 на 50 членов партии и тех, кто в партию не входит, и провести этот список в Думу. Это пессимистический вариант.

Есть оптимистический вариант, который предусматривает создание единой политической силы и, ее участие в выборах. Мы сегодня, говорили о том, что только объединенные партии могут одержать серьезную победу.

 

- То есть, в принципе, речь идет в конечном итоге о создании новой партии?

 

- Речь идет в конечном итоге о создании партии. Будет ли создан народный социал-демократический союз, аграрный народный союз или патриотический народный аграрный социал-демократический союз – для нас это не принципиально. Будущее покажет дееспособность новой структуры, расставит все на свои места, но мы считаем, что эта цель достижима.

 

- И, в таком случае, «Народная партия» перестанет существовать?

 

- Не только «Народная партия». Перестанут существовать, наверное, десятки партий, которые будут представлять широкий спектр социал-демократических сил.

 

- Вы ставите перед собой в первую очередь электоральные цели?

 

- Мы ставим перед собой однозначно электоральные цели, потому что иметь партийный механизм для реализации собственных амбиций необходимо. Мы не хотим быть первым парнем на деревне, который в принципе ни на что не влияет. Мне кажется, мы уже вышли из этого возраста, поэтому готовы поступиться амбициями ради победы общего дела.

 

- Вы имеете в виду выборы в Государственную думу или также в региональные законодательные органы?

 

- Я имею в виду выборы в Государственную думу в первую очередь.

 

- В регионах вы тоже рассчитываете одержать победу в таком союзе?

 

- В регионах это сделать проще, потому что там существует возможность блокирования, и нам гораздо проще будет отстроить взаимодействие на региональном уровне, нежели на федеральном, который более жестко ограничивает механизм деятельности партий, где запрещаются блоки, существует жесткий процент прохождения в Думу.

Я лично убежден, что установление семипроцентного барьера было неправильным шагом. То же можно сказать и о запрете создания блоков. Но, у нас, к сожалению, сегодня существует монополия на истину. Я не думаю, что это хорошо, но, тем не менее, это реальный факт. Поэтому сегодня в случае, когда президент принимает какое-то политическое решение, оно проходит в Государственной Думе вне зависимости от логики и доводов оппонентов.

 

- Но вы рассчитываете набрать семь процентов?

 

- Если бы речь шла только о 7 процентах, то вообще не стоило затевать создание объединения.

 

- То есть 7 процентов вы и так набрали бы?

 

- Не буду сейчас надувать щеки. Лучше поговорим об этом, когда пройдут следующие выборы.

 

- Тогда все и так станет ясно.

 

- Вот как раз тогда-то будет гораздо интереснее.

Конечно, уже сейчас можно делать какие-то прогнозы по выборам в 2007 году, но их результат будет зависеть от того, как пойдет процесс объединения. Он может вообще не пойти.

 

- В рамках союза вы рассчитываете пройти в Думу как отдельная фракция?

 

- Мы рассчитываем, что это будет отдельная политическая сила с самостоятельным мышлением и четкой идеологической платформой. Могу сказать определенно, что не будет создаваться партия под лидера, это не будет каким-то пиаровским проектом, не будет стоять задача по освоению каких-то средств, как сейчас это у нас принято.

У нас, знаете, сегодня отношение к политике и к партиям такое, как к продаже колготок. Готовится продукт, проводится маркетинг, выбирается бренд-нейм. Такое ощущение, что люди всю жизнь занимались торговлей, а сегодня решили приобщиться к политической деятельности. А политика - это совсем другое, и нужно к этому относиться серьезно. Когда идут в политику для конъюнктурных целей, то цинично обманывают своих сограждан, собственных родных и близких, потому что они ждут другого.

 

- А то, что вы сейчас состоите во фракции «Единая Россия», вам не мешает?

 

- Мне не мешает, поскольку моральную поддержку на неформальном уровне я чувствую, отношения со многими моими коллегами по «Единой России» у меня абсолютно нормальные, многие взгляды и идеи совпадают благодаря совместной работе в «Единой России».

 

- В принципе, вы, я так понимаю, создаете не оппозиционную структуру, а, как бы, несколько дублирующую «Единую Россию»?

 

- Я бы не сказал, что она дублирующая. Я считаю, что самое опасное во власти, это монополия на взгляды, на точку зрения, на позиции и решения. Появление монополии в политике означает и монополию на ошибку. А монополия на ошибку, которая тиражируется потом в десятках миллионов экземпляров и как вирус поражает все страну, опасная болезнь. И лечением от этой болезни должны стать реальная многопартийная система и серьезный диалог, в том числе и с действующей властью.

Беседовал Алексей Диевский

0

0