Rambler's Top100 Service

Курс на подавление протестного движения молодежи ведет в тупик

14 марта 2005

Молодежные движения начали играть существенную роль в политике. Это проявилось в ходе «оранжевой революции» на Украине. В России за последнее время возникло много новых молодежных движений, о которых мы побеседовали с политологом Владимиром Голышевым.

 

- Какое значение сейчас имеют молодежные движения?

 

- Представление о функционирующих сейчас в России молодежных движениях мы главным образом получаем в "ощущениях": в телевизионных картинках, из деклараций таких организаций. До недавнего времени составить какое-то объективное мнение о них было сложно из-за массового и достаточно стихийного протеста льготников против монетизации. Телевизионная картинка была заполнена протестующими пенсионерами, к колоннам которых подмешивались представители тех или иных молодежных и других структур, размахивающих соответствующими флагами.

 

- Среди льготников молодежи не так много. В основном это касается пожилых людей…

 

- Я не о льготниках, а о тех, кто их пытался проэксплуатировать... Если взглянуть правде в глаза, то мы почти ничего на этой площадке не обнаружим. Среди тех, кто подает заявки на дальнейшее влияние, можно грубо разделить на несколько групп. Самую многочисленную из них составляют различные «партийные комсомолы» – молодая КПРФ, молодая «Родина», молодая СПС (особняком стоит молодежное «Яблоко», особенно его московское отделение, но об этом мы поговорим отдельно).

Главным образом, это юные бюрократы, желающие стать большими бюрократами. К протестному движению они имеют весьма касательное отношение, и вряд ли можно рассчитывать на то, что эта ситуация хоть как-то изменится. Наиболее последовательные усилия к этому сейчас прилагает молодежная «Родина», видимо, получившая соответствующие ресурсы и заказ от старших. И на их примере мы можем отследить, насколько это бесперспективное занятие.

 

- Есть и другие молодежные организации.

 

- Разумеется, есть НБП, и микроскопические «левые» организации, вроде АКМ.

Нынешнее состояние НБП, на мой взгляд, плачевно. За последние годы она претерпела очень серьезную мутацию. Сейчас она имеет мало общего с той НБП, к которой мы привыкли в 90-х годах. Та организация была, конечно, экстравагантной, во многом экстремальной, но она была интересной, с большим и любопытным интеллектуальным бэкграундом. Такой ее и запомнили.

НБП сегодня стала слепой деструктивной силой, предлагающей подросткам из социально неблагополучной среды экстремальный досуг.

НБП сейчас рассматривается в качестве естественного союзника абсолютно всеми антироссийскими силами вплоть до самых оголтелых. Например, можно было бы подумать еще год назад, что НБП получит официальную регистрацию в Латвии.

Партия превратилась в свою зеркальную противоположность. Если раньше НБП защищала интересы русских за пределами России, то сейчас они любой ценой навредить собственной стране.

 

- Как это могло случиться? И почему раньше она была другой?

 

- НБП создавалась под конкретную идеологию, в свое время прописанную Дугиным в его программных документах. Эта инерция оказалась довольно сильной. Да и время было другое. Сомневаться в том, что Ельцин и его режим, являлись абсолютным злом, в 90-е не приходилось. Не приходилось сомневаться и в том, что русских в странах СНГ нужно защищать. Когда ситуация изменилась, стала более сложной, - идеологическая инерция, заданная Дугиным, испарилась. На ее место пришли проповеди радикального исламизма, душегубства в духе Чарльза Мэнсона и так далее…

 

- Можно ли НБП назвать оппозиционной партией?

 

- Нет. Я бы вообще не назвал ее партией. Это типичный случай «антисистемы». Можно ли назвать террористов-ваххабитов чеченской оппозицией? НБП пока пассажиров метро не убивает. Но чисто идеологически она являет собой примерно то же самое.

В принципе, конечно, это пока не «антисистема», а «игра в антисистему». Но эта игра очень опасна. Она уже перестала быть игрой для молодых людей, которые очутились в процессе этой увлекательной игры в тюрьме. Лимонов любит хвастаться тем, что он умудрился распихать по тюрьмам 100 человек. При этом, надо отдавать себе отчет, что речь идет большей частью не о «провереных партийцах», а об облапошенных подростках, которые даже не понимали, во что вляпались.

 

- А что вы можете сказать о движении «Наши»?

 

- Если читать то, что нам преподносят СМИ, то это движение призвано организовать различные группы полукриминальной молодежи (вроде футбольных фанатов), чтобы создать адекватный отпор лимоновцам на их же собственном поле и их же собственным инструментарием. Если это так, то движение это организовано довольно грамотно.

 

- Картина, которую вы нарисовали, выглядит довольно удручающе…

 

- Теперь я хочу сказать о некоторых обнадеживающих проблесках. Их, не очень много, но, тем не менее, они есть. В частности, мне лично импонирует деятельность молодежного «Яблока». Она в какой-то степени довольно бестолковая, но в ней есть очень важные и позитивные моменты. Дело в том, что добрая половина их протестных акций носит конкретный адресный характер. В Мордовии они борются с чиновничьим произволом в сфере ЖКХ. В Москве – отстаивают детский садик, запланированный для сноса, вопреки воле людей. Это обнадеживающий ручеек осмысленного протеста, а не протеста вообще. Молодежное «Яблоко» и подобные ему молодые политические группы сейчас идут практически по лезвию ножа… Один неверный шаг и они превратятся в какую-нибудь очередную бессмысленную «Кхмару» или «Пору».

 

- Но ведь большей части молодежи глубоко наплевать на все, что происходит в политике.

 

- Вы правы. Об этом и статистика говорит. Не интересующихся политикой молодых людей больше 90%. Отчетливо заявляют о том, что они интересуются политикой, чуть более 2% молодежи. Действительно, нужно иметь в виду, что мы говорим об очень узком слое политически активной молодежи. Но, с другой стороны, мы можем посчитать, сколько процентов населения было политически активно на киевском Майдане. Так что обольщаться тем, что большинству молодежи безразлична политика, не приходится. Достаточно очень небольшой компактной группы отморозков для того, чтобы по государству был нанесен удар достаточной силы.

Протестная энергия у политически активного меньшинства молодежи есть. Критически важным является направление, в котором она будет канализирована. Она может быть использована врагами России и для ликвидации государства или реставрации ельцинизма. А может послужить эмбрионом подлинной демократии, «подлинного народоправства»… Вообще, на мой взгляд, курс на подавление протестного движения молодежи – это тупиковый путь. Нужно наоборот эту активность поощрять и канализировать на вопросы, касающиеся каждодневной жизни людей на региональном и муниципальном уровне.

Беседовал Алексей Диевский

0

0