Rambler's Top100 Service

Вскрытие особенностей закулисной игры в "Единой России"

Игорь Яковлев
Заместитель директора Института экономических стратегий
22 апреля 2005

О партстроительстве, об изменениях в избирательном законодательстве и происходящих в этой связи процессах в "Единой России" рассказывает Игорь Яковлев, заместитель директора Института Экономических Стратегий РАН.

 

Игорь Геннадьевич, почему, на Ваш взгляд, "Единая Россия" поднимает сегодня вопрос, о необходимости широкой дискуссии по идеологическим проблемам?

 

- Первая информация о попытке создания правого крыла партии "Единая Россия" появилась еще в «Независимой» около двух месяцев назад. Тогда высказывались предположения, что во главе правого крыла будут более известные люди. Насколько я помню, речь тогда шла о Боосе, как потенциальном лидере. На этот раз единороссы пошли по другому пути, – прозвучало имя банкира Александра Лебедева. Он, безусловно, человек известный, но Лебедев - это альтернатива Лужкову, поэтому близкому другу и стороннику Лужкова Боосу там делать нечего. Похоже, что группа, подписавшая обращение, сложилась в результате какой-то внутренней, закулисной игры. Интересно появление в этой компании Макарова. Он фигура раскрученная, хотя и не настолько популярная.

Обратите внимание: фактически вопросы поднимает не "Единая Россия", как организационная структура, тогда бы документ был бы подписан Грызловым. Насколько можно судить, речь идет о внутрипартийной фракционной борьбе, которая выразилась в появлении того, что во времена КПСС и ВКПб называлась «уклоном». В данном случае прослеживается откровенно правый уклон, типа Бухаринского.

Это вполне естественно для партии, которая, во-первых, является фактически правящей, и, во-вторых, доминирующей. Как показывает исторический опыт, когда такая партия перерастает определенную критическую массу, неизбежно начинается фракционная борьба. Почему? Потому, что партия созданная для завоевания победы, по основаниям не идеологическим, со временем, преобразовывается в группу идеологизированных фракций, в рамках партии.

Если заглянуть в программу всероссийской партии Единое отечество – "Единая Россия", станет понятно, что фактически это программа предвыборного блока, к слову она подписана Беспаловым, Морозовым, Поповым и другими. Фактически это та программа, с которой "Единая Россия" выходила на выборы. Но это не столько программа партии, сколько некий свод положений и правил предвыборного блока, который пытается охватить как можно более широкий политический спектр, и это уже само по себе является идеологией, потому, что отсутствие идеологии, это тоже идеология.

 

– Надо полагать, что этот инструмент – отсутствие идеологии, уже исчерпал себя?

 

- В данном случае, да. Он был предвыборным, он отработал – "Единая Россия" получила то, что ей было необходимо – власть. Но идеологическая платформа фактически исчерпала свои ресурсы, и требует чего-то нового. Это естественный и вполне закономерный путь развития, который вполне вписывается в теорию. Еще в прошлом веке германский политолог, Зигмунд Нойман предложил разделить партии по типу. Один тип – это интеграции, в которых деятельность членов связанна с определенной идеологией, и другой – это партии, не связанные идеологией, партии представительства. К первому типу можно отнести КПСС времен ВКПб, Национал- социалистическую партию Германии. А вот партия представительства, по Нойману, это партия, которая видит свою функцию во владении голосами на выборах. Основной целью таких партий является стремление к власти.

"Единая Россия" изначально создавалась как партия представительская. Она была организованна непосредственно перед выборами, она пришла к власти, и, фактически взяла на себя функцию идеологического руководства в стране. Осуществляется это руководство за счет самой мощной фракции в Государственной думе, которая обладает абсолютным большинством.

Сегодня слишком размытая политическая платформа партии представительства исчерпала свои возможности, и в этой связи стало необходимо определенное перераспределение сил, необходима новая интеграция, но интеграция уже по идеологическому принципу.

 

– А что они могут предложить в качестве идеологии? Ведь, чтобы они ни предложили, так, или иначе, заступят на чужое поле?

 

– Нет. На самом деле, они изложили ровно ту идеологию, которую исповедовали всегда, и главное в ней следующее: мы за либеральные ценности, за то, чтобы не пересматривать результаты приватизации.

 

– Но, заявляя недвусмысленно о своей правой ориентации, не растеряет ли "Единая Россия" свой левый электорат, гораздо более многочисленный?

 

– В рамках "Единой России" есть левые социалисты, может быть их даже больше, чем правых. Они за более жесткий контроль над экономикой, за пересмотр итогов приватизации, по крайней мере, приватизации криминальной, как это было с "ЮКОСом". Они против либерализации экономики в том виде, как это происходит сегодня, и, если партия откажется от этого, рейтинг ее, безусловно, может упасть.

 

– Можно ли эти расхождения во взглядах считать признаками раскола партии?

 

– Мы уже выяснили, что подобного рода расхождения во мнениях неизбежны. Когда нужно было взять власть, люди собрались и сказали: «оставим сейчас все идеологические дрязги, наша цель – добиться власти». Цель достигнуты, но идеологические предпочтения участников остались при них, и теперь они начинают проявляться. Катализатором стал политический кризис, вызванный принятием ряда непопулярных законов. В этой связи внутри партии произошло переосмысление проблем. Раскол, как таковой, пока еще не произошел, но произошло идеологическое размежевание.

 

– Какие-то проявления размежевания были заметны ранее?

 

– Конечно, они были заметны. Особенно откровенно об этом говорил сам Александр Лебедев, который в последнее время получил возможность часто выступать через РБК. Лебедев не скрывает, что не вполне согласен с позицией партии. Он не скрывает, что, имея собственное мнение по большинству вопросов, как член партии, он подчиняется партийной дисциплине . Вот и коллектив авторов, который собрался в Интерфаксе, также заявил: мы не выходим из партии, но считаем, что правая, либеральная позиция более правильна.

 

– Итак, мы определили, что размежевание произошло. Что дальше? Каковы на Ваш взгляд ближайшие и более отдаленные перспективы партии власти?

 

– Долговременный прогноз вряд ли можно сделать, все будет зависеть от состояния экономики. Просматривается полная аналогия с КПСС. Хочу напомнить, что к началу 80-х годов компартия сильно разрослась, а вот консолидация внутри партии значительно ослабла. В 80-90-е годы в КПСС шли вовсе не по идеологическим соображениям, а для того чтобы сделать карьеру, прийти к власти. Это стало одной из причин разложения.

 

–И что, на Ваш взгляд, ожидает "Единую Россию"?

 

– КПСС погубило падение цен на нефть. Произошло резкое падение цен на энергоносители, исчезла материальная база – не стало КПСС. В тоже время, вряд ли можно сравнивать "Единую Россию" и КПРФ, потому, что КПРФ это партия с большой историей, у "Единой России" истории пока нет. Это новодел. Мне довелось в 95-96 годах возглавить аналитический отдел партии «Наш дом Россия», которая создавалась как партия представительства. Судьба НДР известна. Партия существовала до тех пор, пока у власти был Виктор Степанович Черномырдин. Как только он ушел, НДР не стало.

 

– Сегодня идет активная работа над изменением избирательного законодательства. Некоторые эксперты связывают этот процесс с намерением партии власти провести выборы в Государственную думу досрочно, не дожидаясь 2007 года. Что Вы думаете об этом?

 

– Честно говоря, я слабо себе представляю возможность проведения досрочных выборов по одной простой причине: для "Единой России" это смерть, – слишком свежи еще воспоминания по поводу монетизация льгот, ЖКХ, и прочих нововведений.

 

– Но теперь в депутаты ГД РФ можно будет пройти только по партийным спискам. Разве это не гарантия для партии?

 

- Лишь частично. Это не исключает для «Единой России» возможности попасть в ситуацию, аналогичную той, что сложилась в свое время с «НДР». И вот тут мы уже вступаем в совсем другую сферу, не имеющую ничего общего с идеологией. С одной стороны, будет находиться социально напряженное общество, с другой, правящая партия с ее попыткой заручиться его поддержкой с помощью инструмента, названного административным ресурсом. Выборы можно, конечно, сделать, но административный ресурс добавит партии не более 5-7% голосов. Если кто-то станет утверждать, что использование административного ресурса принесло партии больший процент голосов, будут все основания предположить фальсификацию.

 

– Можно ли рассматривать призыв правого крыла "Единой России" начать широкую партийную дискуссию с целью выработки партийной идеологии как подготовку к предстоящим в 2008 году выборам президента?

 

– Пока я не стал бы связывать это обращение с выборами президента. Но то, что эта внутренняя "метаморфоза" "Единой России" связана с парламентскими выборами 2007 года, можно не сомневаться.

И дело здесь в том, что на сегодняшний день даже в рамках правящей элиты, в том числе самого президента Путина и его ближайшего окружения, еще не выработаны правила игры. В какой форме это будет? Будет ли приведен к власти приемник, или будет разыгран какой-то другой сценарий? Неизвестно. А вот относительно парламентских выборов, есть ощущение, что механизм запущен. Легкой победы не будет, потому что правительство при молчаливом согласии партии не только не слышит народ, расходясь и ним в идеологическом отношении, но и усугубляет положение, совершая откровенные ошибки, заявляя, что не намерено ничего менять.

Результат не замедлил себя ждать: если в начале года выступали одни старики, то сегодня к ним присоединились студенты, которые вышли на "горбатый мост", демонстрируя свое недовольство реформой системы образования.

И все-таки, как мне представляется, пока мы говорим лишь об индикаторах. Есть конкретное проявление – обращение, есть понимание того, что "Единая Россия" - партия власти, и никакого контроля исполнительной власти у нас нет. И именно это толкает людей, это является мотивацией для того, чтобы попытаться переосмыслить свое положение в рамках партии. В определенном смысле, эти люди рискуют быть исключенными. Те, кто верстал Устав ЕР могут придумать механизм, позволяющий им избавиться от таких радикальных элементов.

Но есть и другой вариант развития событий. Теория партийного строительства не исключает, что раскол в партии может привести к ее консолидации, а в конечном итоге, к усилению. Но в определенном смысле, это будет уже другая партия. Она будет лишена правого идеологического крыла, и у их бывших товарищей по партии останется соблазн свалить все неудачи партийного и государственного строительства на тех, кто ушел, как на оппортунистов. Этот механизм известен еще с 1937-го года: сначала разобрались с левыми уклонистами, потом с правыми. Это неизбежно привело к консолидации партии. И тогда уже не нужно было восстанавливать доверие электората, нужно было только правильно считать.

Беседовала Жанна Лабутина

0

0