Rambler's Top100 Service

"Единая Россия" - это известный русский сказочный зверь - Змей Горыныч

Сопредседатель Союза потребителей Российской Федерации, Член Федерального Совета РДП "Яблоко"
25 апреля 2005
Анатолий Голов, сопредседатель Союза потребителей Российской Федерации, анализирует происходящее в партии "Единая Россия"

 

- Как следует понимать обращение группы единороссов?

 

- Больше всего «Единая Россия» напоминает сейчас известного русского сказочного зверя – Змея Горыныча трехголового. Одна голова говорит другой, что у нее другая точка зрения. Я слушал по Маяку двух подписантов этого заявления. Понятно, им хочется, чтобы их недовольство звучало более или менее политически серьезно, им не хочется быть просто слугами, поэтому они пытаются изобразить какую-то политику. К сожалению, всерьез это воспринимать невозможно.

 

- То есть, это сродни просто детской шалости, и никаким серьезным образом не может повлиять на ситуацию в "Единой России"?

 

- Если "Единая России" принимает важнейшие документы, касающиеся миллионов людей, без какого-либо обсуждения и внутри себя, и в обществе, то, конечно, попытка хотя бы начать разговаривать внутри – это уже положительный момент. Просто не очень верится, что это получит какое-то продолжение. Скорее всего, это все кончится ничем, просто разговорами.

 

- И ни о каком разделении на фракции, на партии, речи быть не может?

 

- Ну не может быть у партии власти фракций, власть едина.

 

- А вам, как учредителю Социал-демократической партии, они не могут составить конкуренцию?

 

- Нет, это попытка выйти на правый фланг и вытеснить "Яблоко" и СПС, а   нечто социал-демократическое попробует изобразить Исаев. Но проблема только в одном, и она очень хорошо была видна во время радиопередачи, с Маргаритой Бажановой и Владимиром Груздевым, совладельцем "Седьмого континента". Бажанова пыталась говорить про идеологию, а Груздев оппонировал: мы за всех, мы хотим, чтобы всем было хорошо. Это говорит только об одном – что он ничего не понимает. Потому что не может быть всем хорошо, есть бедные и богатые, и никуда от этого не деться. Социал-демократия – это идеология среднего класса, а либерализм – это идеология богатых, собственников. Понимаете, это не я говорю, это мировой опыт. В обществе есть и те, и другие, и идет постоянная борьба одних интересов с другими. За всех – это только в концлагере может быть, в нормальном обществе не может быть "для всех", будут разные позиции, это возможно только в виде имитации.

 

- Как Вам все-таки представляется будущее «Единой России»?

 

- В нынешнем виде она настолько безлика, что может просуществовать и очень долго, и очень мало. На самом деле это просто механизм политического обслуживания правящей группы. Если кто-то отдельный там вдруг взбрыкнет, его спокойно заменят, никаких проблем. Водопроводный кран может стоять вечно, особенно, если он не работает.

"Единая Россия" говорит: есть общие проблемы, которые надо решать. Все правильно, но у этих общих проблем есть не единственно возможное решение, либо в интересах одной группы населения, либо другой. Например, залоговый аукцион происходил в интересах одной группы, а если бы решалось в интересах другой группы, то решалось бы совсем по-другому. "Единая Россия" обслуживает вполне конкретную группу населения.

 

- Но недостаточно многочисленную, надо сказать, а как же все население России?

 

- А на население, думаю, им наплевать, потому что если бы не было наплевать, они бы не делали монетизацию. Монетизация была потрясающей, фантастической глупостью – она оказалась колоссально полезна людям и очень вредна власти.

 

- Но ведь монетизация это же все равно неизбежный процесс?

 

- Нет, монетизация льгот вовсе не неизбежный процесс. Ветеран труда – это изобретение советских времен, когда государство мало платило человеку и говорило: вот ты выйдешь на пенсию, а я тебе дам льготу. Теперь уже люди работают не на государство, эту льготу надо не переводить на уровень субъектов федерации, а просто ликвидировать, потому что нет того государства.

 

- Анатолий Григорьевич, но давайте вернемся к обсуждению перспектив развития   "Единой России".

 

- Хорошо, что единороссы делают попытки обсуждения, но, рано или поздно, если они будут ориентироваться не на тех, кого они обслуживают сейчас, а на определенные группы населения, они должны прийти к непримиримым противоречиям. И тогда они не смогут быть одной партией – либералы и социал-демократы не могут быть в одной партии, невозможно это. Невозможно одновременно быть хорошим для олигарха и для наемного работника.

 

- Усматриваете ли Вы какие-нибудь причинно-следственные связи с предстоящими выборами президента и думскими выборами в связи с этим заявлением?

 

- Да, вполне возможно, что это маневры в порядке подготовки к будущим думским выборам, в первую очередь, потому что думские выборы должны стать механизмом для перехода к президентским выборам. Пока не определена модель передачи власти, и парламентские выборы рассматриваются как ступенька. Но для того, чтобы эту ступеньку одолеть, надо провести определенную подготовительную работу. Вот, насколько я понимаю, процесс пошел, и это одна из попыток.

Кстати, это не первая попытка. Первую попытку сделал Лужков, когда выступил с критикой «Единой России», и критика Лужкова носила серьезный характер. Эти ребята из ЕР,   фактически, пытаются забрать эту критику себе, и добрыми голосами повторяют то, что сказал Лужков. Но Лужков-то говорил абсолютно серьезно.   Можно к нему по-разному относиться, но он понимает реальное положение дел. Он вынужден был в свое время объединить с "Единством" свою структуру: "если не можешь победить противника, обними его" – старое правило Макиавелли. Но он видит, что теперь, вместе с "Медведем" идет в никуда.

Так вот, критика Лужкова была гораздо серьезнее и основательнее. А теперь единороссы пытаются изобразить дискуссию. Это, конечно, уже хорошо, но я повторяю, если они пойдут до конца, это приведет к расколу, невозможно объединить непримиримые позиции внутри одной партии.

 

- А как критику Лужкова можно интерпретировать в свете дальнейших думских выборов?

 

 

- Мэр Москвы – это больше, чем спикер Думы, власти гораздо больше, и работа более серьезная. Дума для него интереса не представляет, и он может спокойно, как незаинтересованное лицо, говорить о содержательных вещах.

Дума заканчивает работу очень часто в два часа дня – почему? Потому что они ничего не обсуждают.

Почему произошла революция в России? Потому что российский парламент, та Дума была бутафорией. Вот Лужков и высказал эту позицию, серьезную позицию, которую теперь пытаются в виде имитации уже во внутренней дискуссии повторить единороссы.

 

- Может ли общество извлечь пользу из развернувшейся дискуссии?

 

- Конечно, общество начинает понимать, что без обсуждения серьезных вопросов нельзя продвинуться. Монополизм очень удобен в оперативном режиме: можно, никого не спрашивая, никого не слушая, делать все что хочешь. Но, к сожалению, монополия позволяет с одинаковой эффективностью делать как очень хорошие вещи, так и абсолютные глупости. Именно монополия на власть привела к революции 1917 года, и монополия сгубила Коммунистическую партию Советского Союза. Ее никто не побеждал, она просто, будучи монопольной, стала делать столько глупостей, что сама сгнила, именно потому, что не было оппозиции, никто не предостерегал от глупостей.

 

- К чему оппозиция в Единой России приведет институционально?

 

- Институционально для «Единой России» это может быть только раскол. Если они действительно определят позицию, определят идеологию и скажут: мы ориентируемся, допустим, на крупный капитал, выход России – это развитие крупного капитала – то это будут одни решения, потому что мы обслуживаем нефтянку, Газпром и тому подобное. Либо мы говорим, что мы нефтянку и Газпром душим, сдираем семь шкур с них и за счет этого развиваем малое предпринимательство, высокие технологии и тому подобное, то есть, развиваем другие сектора. Понимаете, невозможно быть хорошим для всех.

Будут две партии. Невозможно, чтобы, в пределах одной партии по-разному голосовали за бюджет. Что это за партия, которая голосует часть "за", часть "против" собственного бюджета, собственного правительства и тому подобное? Это уже раздвоение личности, это уже медицинский термин. Я, поэтому и говорю: Змей Горыныч. Либо они работают на крупный бизнес и это их приоритет, либо они ставят другие приоритеты.

В будущее можно идти разными дорогами, даже если ты видишь одну и ту же цель – общее благоденствие, величие страны и тому подобное. Нельзя идти сразу двумя дорогами. Пока они не делают выбора по очень простой причине: потому что не они выбирают, не они решают. Если они сейчас попытаются сформулировать какую-то свою идеологию, то тогда им придется ей следовать, если всерьез. А если не всерьез, так это же люди увидят сразу.

 

- То есть, Вы склоняетесь к тому, что скорее более серьезных оппозиционных попыток следует ожидать на левом крыле?

 

- Дело в том, что наше правительство гораздо либеральнее "Яблока" и СПС, вместе взятых, и Плигину с командой, вообще-то, направо особо идти некуда. На днях в Петербурге был несанкционированный митинг, больше тысячи человек ларечников вышли – почему? Потому что власти чем с ларечниками возиться, лучше иметь дело с   ЛУКОЙЛом, который пришел и сразу все решил, и никакой головной боли. То же самое ведь происходит и на уровне страны, – какой малый бизнес, какое предпринимательство? Вы лучше не путайтесь под ногами.  

Беседовала Инесса Ульянова

0

0