Rambler's Top100 Service

Без партии власти у нас политическая система никак не выстраивается

Леонтий Бызов
старший научный сотрудник Института социологии РАН
25 апреля 2005

О перспективах единороссов, а также о "левом крене" партии власти рассказывает Леонтий Бызов, член научного совета Всероссийского Центра исследований общественного мнения (ВЦИОМ).

 

- Леонтий Георгиевич, оправдана ли необходимость откровенной идеологической дискуссии среди членов Единой России?

 

- На мой взгляд, эта дискуссия организована и спровоцирована интересами Кремля, который заинтересован в том, чтобы пристроить праволиберальных политиков, "встроить" их в реальную политическую жизнь. Потому что Кремль, в первую очередь, Медведев и Сурков, обеспокоены растущим влиянием "силовиков". Под влияние "силовиков" в Кремле попал целый ряд политических партий, в том числе и определенная часть "Единой России". То есть, внутри "Единой России" появилось размежевание, и они пытаются в качестве противовеса усилить праволиберальное крыло внутри "Единой России". Причины этого, на мой взгляд, понятны. В этом проекте есть определенный резон, потому что праволиберальная идея вне "Единой России" не способна собрать более или менее значимого электорального потенциала.

 

- Значит ли это, что "Единая Россия" перестанет быть центристской партией, изменит свой политический курс?

 

- Да. Это позволит   выправить существующую неравновесную ситуацию. Правые политики вне "Единой России" существуют в достаточно маргинальном виде - очень небольшая группировка шумных ораторов с реальным электоральным потенциалом 2-3%. В то же время левые политики, существующие вне ЕР, представляют собой значимую политическую силу. И поэтому создание внутри "Единой России" праволиберальной фракции неизбежно приведет к общему смещению ее в праволиберальном направлении.

 

- Именно к общему смещению? То есть, создание фракции не повлечет за собой раскола партии?

 

- Может расколоться, но лишь формально. Даже если будет воплощена идея создания левой фракции внутри "Единой России" во главе с Исаевым, то это будет малозначимая фракция. Потому что основные левые силы все равно останутся за пределами "Единой России" - это "Родина", еще целый ряд известных политических объединений, исповедующих лево-консервативные идеи, и которые пользуются достаточно большой поддержкой общества. А праволиберальные идеи будут в основном все интегрированы внутрь "Единой России". Поэтому баланс с помощью разделения на фракции внутри "Единой России" соблюсти не удастся. "Единая Россия2 неизбежно станет правоцентристской партией.

Сейчас это партия смешанная, она является правоцентристской по факту, поскольку поддерживает правоцентристские инициативы правительства, но она станет и правоцентристской партией по своей идеологии. То, что левый потенциал внутри «Единой России» в противовес создать не удастся, с одной стороны, и неплохо, потому что в этом случае "Единая Россия" больше станет похожа на партию, у нее будет своя более или менее внятная идеология, и это разумно. А с другой стороны, свою нынешнюю функцию в качестве парламентского представительства партии власти ей будет выполнять все сложнее.

 

- Но ведь тогда "Единая Россия" потеряет часть своего электората?

 

- Безусловно, и это уже происходит. Закон о монетизации льгот и другие социальные реформы праволиберального курса правительства, которые   политически обслуживает "Единая Россия" противоречат настроениям значительной части общества. Официальное создание правоцентристской фракции эту тенденцию еще более усилит. И поэтому я считаю, что "Единая Россия" станет правоцентристской партией, но свою функцию политического центра и партии власти выполнять уже в полном объеме не сможет. В этой ситуации придется создавать новую левую партию власти на месте старой "Единой России", левоцентристскую.

 

- Именно партию власти?

 

- А без партии власти у нас политическая система никак не выстраивается, потому что общество очень сервильно и все запросы общества обращены к власти. Я как социолог очень хорошо знаю, что если люди даже недовольны властью, они все равно апеллируют к ней. Потому что оппозиция за 90-е годы продемонстрировала свою полную беспомощность, и люди не верят в нее. Поэтому в каком-то формате партия власти у нас неизбежно будет.

 

- То есть, предполагается, что   основная часть голосов избирателей должна перекочевать, соответственно, к новой партии? Ведь праволиберальные идеи у нас особенно не поддерживаются.

 

- Да. У нас праволиберальные идеи не пользуются поддержкой. От 9 до 12% - примерно так я определяю их максимальный потенциал. Это достаточно для того, чтобы сформировать хорошую реальную партию, но, безусловно, недостаточно для того, чтобы такая партия могла занять собой столько политического пространства, сколько сейчас занимает "Единая Россия". Это политическое пространство придется уступать, и весь вопрос в том: что на этой уступленной части пространства будет вырастать – какие-то самостоятельные проекты, не кремлевские, внесистемные, либо Кремлю удастся создать какой-то другой проект, который это пространство так или иначе закрепит за собой.

 

- А значит ли это, что Кремль открещивается от "Единой России"?

 

- В определенной степени Кремль неудовлетворен действиями ЕР, вернее, не весь Кремль, а определенная его часть, поскольку Кремль тоже расколот на ряд соперничающих группировок, в том числе идеологически противоположных. Поэтому, может быть, в этом и есть смысл: пропорционально расколу Кремля расколоть и "Единую Россию". То есть, создать правоцентристскую "Единую Россию", которая бы окормлялась известными кремлевскими политиками более либерального толка, и вторую, левоцентристскую партию власти, которая бы окормлялась другой частью кремлевских политиков, придерживающихся менее либеральных взглядов.

 

- Но наверняка название новой партии будет уже совершенно иное?

 

- Конечно. Я считаю, что эта инициатива открывает дорогу для реализации полномасштабного левоцентристского проекта. Потому что для него есть и идеи, есть человеческий материал, и есть поддержка населения, которое в основном свой вектор симпатии определяет как левый и левоцентристский, я бы сказал, лево-консервативный. И партия власти не может все время игнорировать этот общественный запрос. Сейчас общество сдвигается влево, а партия власти сдвигается вправо. Рано или поздно это вызывает определенную, либо революционную ситуацию, либо Кремль должен каким-то образом изменить вектор партии власти, бесконечно это продолжаться не может.

 

- Усматриваете ли вы какие-то причинно-следственные связи этого заявления с предстоящими выборами президента и думскими выборами?

 

- Безусловно. Две соперничающие кремлевские группировки имеют разные стратегии в отношении решения проблемы 2008 года и, соответственно, парламентских выборов 2007 года, которые будут в определенной степени праймериз этих соперничающих группировок. Конечно, правоцентристам очень трудно будет провести своего преемника. И если "Единая Россия" станет правоцентристской, она в определенной степени вынуждена будет уступить проект официального преемника противоположной группировке. На сегодня эти группировки известны, пока не совсем ясны кандидаты от них, потому что еще идет поиск. Но, безусловно, раскол в "Единой России" очень сильно скажется на ее тактике в отношении президентских выборов 2008 года.

Беседовала Инесса Ульянова

0

0