Rambler's Top100 Service

Появление крыльев у ЕР – радикальный отход от ее миссии "партии Путина"

Сергей Белановский
Социолог
25 апреля 2005
Сергей Белановский, социолог, основатель российской традиции качественных методов социологического исследования анализирует социологическую составляющую последних инициатив и внутрипартийной дискуссии в "Единой России".

 

- Почему, на ваш взгляд, "ЕР" поднимает сегодня вопрос о необходимости широкой дискуссии по идеологическим проблемам?

 

- Это, с одной стороны, попытка ответить на те сигналы недовольства и неудовлетворенности государственной политикой и самой «Единой Россией», которые исходят от экспертного сообщества, от образованной части российского общества. Исходя из данных опросов фонда «Общественное мнение», в немаленькой степени эта неудовлетворенность накопилась именно в образованных слоях общества, среди людей с высшим образованием, среди москвичей. С другой стороны, видимо, у лидеров «Единой России» есть какие-то импульсы, в том смысле, что надо что-то предпринимать. Но поскольку какой-то конструктив отсутствует, вот и получается, что «от нечего делать».

 

- Значит ли это, что внутреннее недовольство действительно серьезное, и может привести к расколу партии?

 

- Внутри партии, наверняка, есть какие-то конфликты деловых интересов, бизнес-интересов, аппаратных интересов, каких угодно, которые не имеют никакого отношения к вопросам идеологическим, вопросам, связанным с выработкой стратегии развития страны. Поэтому ясно, что этот шаг целиком искусственный, надуманный. Я все-таки думаю, что его природа связана не с внутренними разногласиями в партии, а с каким-то желанием привлечь электорат, или с имитацией этого желания. Но эта идея совершенно несостоятельна. В одной книге, которую я читал очень давно, в детстве, автор вложил в уста своего героя такие слова, что вот, господа, есть законы человеческие, юридические, их можно обходить, и я всегда их обходил, а вот законы природы, к сожалению, обойти нельзя, один раз я попытался и жестоко поплатился. Я хочу сказать, что существуют законы позиционирования, которые являются не человеческими законами, а законами природы, я бы сказал, законами ориентации человека в информационной среде, или, говоря более широко, это вообще законы ориентации живого существа в окружающем мире. И эти законы нарушать нельзя. И если мы хотим определенным образом привлечь внимание и мотивации людей, в данном случае к этой партии, к этому партийно-политическому бренду, то законы позиционирования нарушать нельзя.

 

- В чем именно состояло нарушение?

 

- В том, что у партии должен быть понятный смысл, месидж, миссия   понятная, и, безусловно, она должна быть одна. Один из законов брендинга гласит, что у одного какого-то объекта или бренда не может быть сразу несколько миссий, он не может позиционироваться одновременно несколькими способами. Потому что иначе в сознании реципиента возникают то ли противоречия, то ли конфликты, то ли просто какая-то непонятность. Опять-таки тот же закон, или следствие из него гласит, что человеческое сознание ненавидит путаницу. Если какой-то бренд позиционируется непонятно или противоречиво, то возникает реакция отторжения. То есть человек не то чтобы начинает плохо относиться к этому бренду, но он старается дистанцироваться. Если это происходит в коммерции, люди просто от этого бренда уходят к каким-то другим маркам, смысл которых более понятен.

У Единой России изначально был смысл, что это партия Путина. Путину был дан мандат доверия на то, чтобы он навел порядок в стране, вывел ее из кризиса на новые рубежи, сформулировал стратегию. И для того, чтобы ему никто не мешал, чтобы ему Дума не мешала, а помогала, люди были согласны - пусть будет «Единая Россия», пусть она преобладает в Думе. Хочу заметить, что это не мои домыслы, о том, что такие мысли у людей были, говорят исследования наших фокус-групп. Именно таким способом «Единая Россия» позиционировалась, именно такой смысл восприятия избирателей она имела. А сегодня она пытается отойти от этой роли и стать какой-то активной силой, генератором идей, проводником этих идей, чего изначально у нее не было.          Появление правого, левого крыльев, которые вступают друг с другом если не в схватку, то в какую-то полемику - это вообще радикальный отход от её миссии, какой   она воспринималась. Сейчас, если надо сохранить «Единую Россию», то надо подумать, как ее позиционировать дальше.

  Единственное, что может спасти ситуацию, это то, что инициаторы обращения поиграют в это и забудут, соответственно, забудется все с этим связанное, скользнет по поверхности и сгинет, потому что коэффициент контактной ценности такой информации очень низок. Не поможет трансляция по всем телеканалам, информация не «прилипает» к людям, поэтому до определенных пределов можно продолжать куражиться, люди все равно не заинтересуются, забудут. Хуже, если партийные структуры проявят настойчивость, достойную лучшего применения, и вопреки нежеланию людей их слушать все-таки дожмут, донесут информацию, тогда народ от них «откатится», вот, собственно, и все.

 

- А чем такое педалирование чревато   для самой партии?

 

- Если Бог хочет наказать людей, он отнимает у них разум, потому что более безумного действия, с точки зрения собственных интересов, трудно представить. Если они хотят как-то усидеть или досидеть, то «раскачивать лодку» - это совершеннейшее безумие. Исходя   опять-таки из данных фокус-групп, могу сказать, что не так уж много вещей, которые способны активно отвратить людей от политического бренда, от партии. Но к числу таких вещей, безусловно, относится   внутренний конфликт, какая-то свара. Очень хорошее слово прозвучала на одной из фокус-групп по аналогичному поводу – «погрызуха». Если есть какой-то бренд, пусть он стареет, пусть он надоел, но все равно, отчасти по инерции, отчасти за отсутствием выбора, у него есть какое-то число сторонников. Но если эта структура хочет, чтобы эти сторонники разбежались, отшатнулись или отвратились, то надо устроить публичную «погрызуху».

 

- Ваши рекомендации партии?  

 

- С учетом тех реальных ресурсов, в том числе интеллектуальных, кадровых, которыми располагает «Единая Россия», я бы рекомендовал не делать резких движений, и продолжать инерционный сценарий. Появляется Грызлов время от времени в качестве лидера партии, ну и пусть продолжает, может, здесь слегка можно поработать над тем, чтобы несколько повысить коэффициент контактной ценности его появлений на TB . Кстати говоря, по последнему опросу Грызлов процентов 10 набрал в качестве возможного преемника Путина, далеко не плохой для него результат. Если устранить политическую конкуренцию, и «зачистить» поле как следует, то, может быть, он и мог бы пройти, почему нет. Но если устроят «погрызуху», то, я думаю, это сильно уменьшит его шансы. Конечно, в зачищенном электоральном поле, с использованием административного ресурса, наверное, все становится возможным, но ведь есть и внесистемный протест. Зачем дразнить электорат, я не очень понимаю.

 

- Может быть, это все задумано для расчистки пространства для какой-нибудь другой партии, которая будет преемницей «Единой России»?

 

- Я придерживаюсь мнения, что риски создания новой партии власти или вообще продвижения нового партийного бренда несоизмеримо более велики, чем риски, связанные с инерционным сценарием. Осталось три года, не так уж много. Поэтому мое мнение, если они хотят как-то сохраниться, то не надо ничего трогать, тогда есть шанс по инерции выйти к выборам 2007-2008, может быть, и с неплохим рейтингом для «Единой России», и, условно говоря, преемника эффективно предложить, если такой путь будет избран. Но для этого надо не проводить никаких реформ, все заморозить и потихонечку нефтедоллары кидать на подкормку электората, особенно в последний год. Это, в общем-то, вещи известные. Потому что рейтинг власти находится в стадии эрозии, и я думаю, что следующий выборный период с 2008-го по 2012 год не будет политически спокойным, но шанс досидеть до 2008 года, в принципе, есть. Но для этого надо свернуть все инициативы – это, конечно, мое мнение – и придерживаться инерционного сценария и тех возможностей, которые существуют внутри него. То есть это не значит, что Грызлову надо исчезнуть из телевизора, наоборот, пусть   появляется с какой-то периодичностью, пусть что-то говорит, пусть олицетворяет партию «Единая Россия», это соответствует законам позиционирования, у него может быть пара замов, которые его поддерживают. Кстати, в ЛДПР есть неплохой тандем – Жириновский и Митрофанов, они друг другу не противоречат. Другое дело, что этот бренд вообще катится к закату, хотя и простоял столько избирательных циклов. Между двумя этими ключевыми фигурами нет нарушения законов позиционирования, они не конфликтуют с имиджевой точки зрения. Вот так и «Единая Россия» должна.

Беседовала Инесса Ульянова

0

0