Rambler's Top100 Service

Стенограмма телепередачи "К барьеру!" с участием В.Платонова и Н.Сванидзе

НТВ
НТВ
23 Июнь 2006

Стенограмма программы: "К барьеру!" от 22.06.2006

 

ВЕДУЩИЙ: Уже несколько дней жители Южного Бутово держат оборону. В противостоянии москвичей и столичных властей каждый отстаивает свою правду. В конфликт вовлекаются все новые силы. Добрый вечер. В эфире ток-шоу Владимира Соловьева "К барьеру".

 

Николай СВАНИДЗЕ, член Общественной палаты: Я не понимаю позицию московских властей, в частности позиции представительной власти. Представительная власть должна защищать москвичей, своих избирателей, а она защищает начальство. Я вызываю к барьеру спикера Мосгордумы Владимира Платонова.

Владимир ПЛАТОНОВ, спикер Мосгордумы: Я принимают вызов члена общественной палаты господина Сванидзе. Я считаю, что в ситуации с переселением в Южное Бутово московские власти оболгали. Я готов доказать это на передаче и если нужно в суде.

ВЕДУЩИЙ: На площадку вызывается Николай Сванидзе. На площадку вызывается Владимир Платонов. Господа. Прошу сходиться. Позвольте представить наших судей. Психолог Тахир Базаров, актриса Ольга Погодина, юрист Наталья Емельянова и финансист Игорь Коган. Вам бросили вызов, вам право первого вопроса.

Владимир ПЛАТОНОВ, спикер Мосгордумы: Николай, правильно ли я понял, что вы присутствовали там, как член общественной палаты.

Николай СВАНИДЗЕ, член Общественной палаты: Я там присутствовал, как Николай Сванидзе, но в данном случае - да, в том числе, как член общественной палаты.

Владимир ПЛАТОНОВ, спикер Мосгордумы: Скажите, пожалуйста, как член общественной палаты разобравшись во всем, не ночуя дома, что вы посоветуете властям, что вы можете сказать, в чем ошиблись городские власти. Что они не сделали, какой закон они нарушили.

Николай СВАНИДЗЕ, член Общественной палаты: О законе вопрос долгий и вероятно он сегодня у нас с вами пойдет, но главное, чего не сделали городские власти - это не разговаривали с людьми. Не бояться разговаривать с людьми, не шарахаться от них в сторону, не насылать на них ОМОН и бульдозеры, а попытаться придти, выслушать разобраться, поговорить.

Владимир ПЛАТОНОВ, спикер Мосгордумы: А у вас есть информация, что с гражданами никто не разговаривал?

Николай СВАНИДЗЕ, член Общественной палаты: Я видел.

Владимир ПЛАТОНОВ, спикер Мосгордумы: Увидеть, что с человеком не разговаривали - это очень сложно.

Николай СВАНИДЗЕ, член Общественной палаты: Мне не сложно, имея два глаза увидеть, разговаривали или не разговаривали. Я там не видел представителей московских властей. Не исполнительной, не представительной.

Владимир ПЛАТОНОВ, спикер Мосгордумы: Вы знаете, власти гораздо мудрее, чем вы о них думаете. Власти не приходят тогда, когда появляется судебный исполнитель. Им там делать нечего. Уже спор не с городскими властями. Спорт граждан с городскими властями закончился в суде, как и должно происходить в цивилизованном государстве. А там уже спор был между государством в лице судебных исполнителей и гражданами. И чиновникам, должностным лицам там делать нечего. А должностные лица начали работать в 2004 году, когда впервые вручили гражданам в апреле 2004 года, было постановление правительства о том, что происходит, будет происходить снос, переселение.

ВЕДУЩИЙ: Правительство московское.

Владимир ПЛАТОНОВ, спикер Мосгордумы: Московское. А уже в ноябре эти граждане получили информацию письменную, и вот после этого начались диалоги по заявлению префекта, только с этой семьей он встречался больше 15 раз. Им было предложено огромное количество выгодных предложений, от которых они отказались и тогда власти были вынуждены обратиться в суд.

Николай СВАНИДЗЕ, член Общественной палаты: Я понял вас. Я вас там не видел, так же как и префекта. Все работают, только никто с людьми не встречается. Не работают только члены общественной палаты, которые приходят, чтобы встрять между людьми и ОМОНом. Теперь послушайте, как было дело. В какой-то момент в Южном Бутово решили застроить участок земли. Застроить решили дело благое, правда, Москва конечно не резиновая, и нельзя всю Москву все время застраивать новыми домами. Нельзя, чтобы в нее переселялись все, кто хочет в ней жить. Тем не менее, ну посмотрим Сокол, где было пустое пространство , много пустых замечательных воздушных зон было в городе Москве. Где они сейчас. Почему во Флоренции нет точечной застройки, почему в Париже все решения о застройке принимает лично президент страны, даже не мэр. Мы обсуждаем проблему граждан Бутово.

ВЕДУЩИЙ: По-моему это попытка нарушить закон о свободе слова. То есть, по-моему, это попытка господина Сванидзе, чем ему можно говорить, а чего ему нельзя.

Владимир ПЛАТОНОВ, спикер Мосгордумы: Дело в том, что я просто считаю, надо определиться. Если мы будем обо всех проблемах в стране говорить, это не хватит вашей передачи.

ВЕДУЩИЙ: Когда лечишь организм, то надо лечить его полностью.

Николай СВАНИДЗЕ, член Общественной палаты: Ваши опасения напрасны, я буду говорить о Бутово. Итак, решили застроить участок. В этой связи вышло постановление московского, вы юрист, вы знаете, вышло постановление московского правительства от 29 апреля 2004 года о выселении граждан из Южного Бутово в связи с застройкой. Значит, вы как юрист знаете, для того, чтобы получить правовую силу, это постановление должно было быть зарегистрировано мосрегистракцией. Оно не было зарегистрировано, следовательно, правовой силы не имело. Тем не менее, местные власти решили выселить граждан, а у них не было правовой основы для выселения. Тогда они обратились в суд с исками о выселении. Зюзинский суд принял решение о выселении.

ВЕДУЩИЙ: Не хочу не кого обидеть. Это просто Салтыков-Щедрин, Зюзинский суд, судья Соленый.

Владимир ПЛАТОНОВ, спикер Мосгордумы: представляете, как было бы грустно, если все были бы Соловьевы в России. Тогда бы надо было номера давать.

ВЕДУЩИЙ: Нет, вот если журналист Соловьев это тоже так хихиканье вызывает, но вот такое сочетание судьи приставы суда.

Николай СВАНИДЗЕ, член Общественной палаты: С вашего позволения я продолжу. Решение было принято. Я не оспариваю решение суда. Суд это святое в правовом государстве. Но. Вот многие жители Южного Бутово считают, что госпожа Соленая принимала не справедливое решение и не первый раз. Чем они это объясняют. Вы знает, что у жителей Южного Бутово, и в частности вот этой вот улицы, у них нет права собственности на землю. У них право собственности на дома, в которых они живут, а на участки у них право постоянного бессрочного владения. Согласно земельному кодексу 2001 года, люди имеющие участок земли в бессрочном владении имеют право получить его в собственность. Суд не принимал просьбы о получении людьми участков земли в собственность. Почему.

Владимир ПЛАТОНОВ, спикер Мосгордумы: В 2005 году он вступил в силу по тем вопросам, что касается предоставления земли в собственности. А в 2004 году было уже постановление, которое приостановило любое оформление, но собственность на жилье у граждан уже была.

Николай СВАНИДЗЕ, член Общественной палаты: Собственность на жилье есть только у нескольких людей, которые это успели сделать раньше путем дикой нервотрепки.

ВЕДУЩИЙ: А как граждане оказались в Южном Бутово.

Николай СВАНИДЗЕ, член Общественной палаты: Они там жили с 30-х годов.

ВЕДУЩИЙ: И надо оформить теперь землю в собственность, которая с 30-х годов была дана им дедам и прадедам.

Николай СВАНИДЗЕ, член Общественной палаты: Совершенно верно. Это полное законное право, но их этого права лишили, и теперь у них отнимают эту землю, а компенсируют только дома. Речь идет о судьбе семьи Прокофьевых. Это мать 39 лет, и сын 20. Цветущий женский возраст у женщины. Но она больная, она вдова. Вот их - вдову и взрослого сына переселяют в однокомнатную квартиру. Выселяют с помощью ОМОНа, а затем пытались ломать дом с помощью бульдозеров. Никто из должностных лиц не разговаривал. При мне адвокат Кучерена звонил Челешеву. Разговаривал с ним по телефону много раз, Челешев крутил, вертел. Он не пришел. Он не разговаривал с людьми. Пришел, в конце концов, его заместитель на следующее утро вот с таким мотюгальником, стал угрожать людям, и когда мы с Кучереной попросили его предъявить какие-нибудь документы, он сел на скамеечку в 20 метрах и стал манить нас, идите к нам, идите сюда, я вам покажу. Мы говорим, зайка иди к людям, поговори с людьми.

ВЕДУЩИЙ: Зайка людей боялся.

Николай СВАНИДЗЕ, член общественной палаты: Зайка людей боялся. Потом зайка подошел, показал несколько бумаг, с которых не следовало, что там вообще фигурирует фамилия Прокофьева. Когда Кучерена опытный юрист выразил не согласие с этими бумагами и поднял бровь, человек обиделся и ушел.

Владимир ПЛАТОНОВ, спикер Мосгордумы: В курсе ли вы жилищной проблемы в Москве, которая испортила москвичей. Какая очередь, что у нас 195 семей, 650 тысяч москвичей являются очередниками, и что власти проводят программы, которые помогают гражданам получить бесплатное жилье. Мы единственный субъект федерации, который это делает. И вот в исполнение этой программы для того, чтобы было построено социальное жилье, было принято решение о сносе этих домов, в течение двух лет с гражданами велась работа. Гражданам предлагали варианты. Я сошлюсь на судебное решение, где в решении гражданка признала, что ей действительно предлагали стать очередником, а, став очередником, она имела право получить две однокомнатные квартиры компенсации. Вот она, встав на очередь, могла бы получить. Она отказалась это делать. Это подтверждено в суде.

ВЕДУЩИЙ: Она могла бы встать на очередь, а во время стояния в очереди надо было проживать на курском вокзале со всеми вещами.

Владимир ПЛАТОНОВ, спикер Мосгордумы: Нет. Она становилась на очередь и поэтому по формальным основаниям, на основании закона, как очередникам, им должны были предоставить жилье гораздо большее, каждому по однокомнатной квартире. И компенсацию. Она от этого отказалась, и она это признала в суде. Поэтому власти, так как нет согласия, хотя некоторые граждане согласились и переехали в жилье и их это жилье устраивает, и они не идут не никакие митинги. Она отказалась и поэтому вынуждены были обратиться в суд и судебное решение было уже в рамках другого закона, не как очередники, а действительно московский закон предоставляет защищая граждан тоже жилье, какое у них и было. Столько же комнат, такая же площадь. Они занимали в этом доме 13 квадратных метров и им предоставили однокомнатную квартиру 30 квадратных метров.

ВЕДУЩИЙ: Вы не понимает ничего, вам же только что объяснили, судья защитил Прокофьеву. Дал ей метры больше.

Владимир ПЛАТОНОВ, спикер Мосгордумы: Есть судебная власть и судебная власть, слава богу, может действовать только по закону, и они поступили оп закону. Хотя по тому же московскому закону, если граждане согласились, они получили бы гораздо большее жилье.

ВЕДУЩИЙ: А вот если граждане такие тупые, что им нравиться жить там, где они живут. Вариант такой, либо ты согласился с московским предложением, либо действует московский закон, идет бульдозер и ОМОН московский.

Владимир ПЛАТОНОВ, спикер Мосгордумы: Граждане не тупые. Они вправе решать, где они живут, но дело в том, что есть иное законодательство, когда государство, если это необходимо в государственных целях может переселять людей, потому что использует площади. Дело в том, что государственная власть осуществляется на федеральном уровне и государственная власть осуществляется на уровне города Москвы и всех субъектов федерации. Поэтому мы так же государственная власть. Я не просто пришел рассказать, а я отвечаю, эти обвинения были в адрес московских властей, тех людей, которые не разбираются в законодательстве и не разорались в том, что произошло на самом деле, но обвинили московские власти.

Николай СВАНИДЗЕ, член Общественной палаты: В каком законе вы говорите, что вы в данном случае защищаете закон. В каком законе говориться, что можно глумиться над людьми. Я себя чувствую идиотом здесь.

ВЕДУЩИЙ: А кто в нашей стране себя не чувствует идиотом.

Владимир ПЛАТОНОВ, спикер Мосгордумы: Я вам отвечаю быстро, такого закона не существует. Скажите, пожалуйста, кому принадлежат эти прекрасные слова "все претензии к государству должны решаться законным путем в судебном порядке. Я не помню, чтобы те или иные претензии решались в каких-то митингах, на выступлениях. Выступления могут разжечь людей, могут зажечь публику. Как правило, ни к чему хорошему они не приведут, к плохому привести могут, к хорошему нет". Чьи это слова. Николай Карлович Сванидзе 19 мая 2006 года.

Николай СВАНИДЗЕ, член Общественной палаты: Вы думаете, что я выступаю против закона, я выступаю на стороне закона.

                 ***

Ольга ПОГОДИНА, актриса: Вы знаете, когда (нрзб.) превращаются в Москву, начинается война. Мне кажется, что в этой войне намного более убедителен был Сванидзе и эмоционально и как не странно юридически. Когда я сюда шла, я думала, что Платонов будет более убедителен юридически.

Тахир БАЗАРОВ, психолог: мне тоже так показалось. Мне еще показалось, что некоторые пытаются отождествить власть вне закона.

Игорь КОГАН, финансист: Николай Карлович на удивление более сдержанный и ироничен. Платонов был по-плохому злой. Я пока не склонен не к кому.

Наталья ЕМЕЛЬЯНОВА, юрист: Я тоже склона поддержать вас, что предпочтение пока никому не отдать, потому что действительно я полагала, что господин Платонов он готовится более с юридической точки зрения. Поэтому не понятно.

                                                                   ***

ВЕДУЩИЙ: Сванидзе Николай Карлович. Родился 2 апреля 1955 года в Москве. В 77 году окончил исторический факультет МГУ. Работал в институте США и Канады. Преподавал в российском государственном гуманитарном университете. На телевидении с 1991 года. С 97 по 98 год возглавлял всероссийскую государственную телерадиокомпанию. Автор и ведущий информационно-аналитической программы "Зеркало" и "Цикла исторических хроник". Лауреат телевизионной премии Тэффи. Член общественной палаты. Владеет английским и французскими языками. Увлекается чтением, плаванием и футболом. Женат, имеет сына.

14 мая 1872 года произошла дуэль между журналистом Александром Жоховым и известным юристом Евгением Утиным. Поводом стал суд над молодым радикалом Гончаровым, увлеченным за распространение возмутительных политических листовок. Гончаров был осужден, а Утин бывший его адвокат обвинил Жохова в том, что тот своими статьями оказал влияние на исход дела. На дуэли Жохов получил смертельное ранение. Вторая схватка. Прошу.

 

Олег Зыков, член Общественной палаты. - Владимир Михайлович, у меня к вам два вопроса. Небольшая цитата из земельного кодекса РФ статья 49. "Цели, под которыми могут изыматься земли для муниципальных и государственных нужд: энергетика, граница, оборона, железные дороги, космическая деятельность, обеспечение деятельности естественных монополий". Вопрос, какой собственно космический объект московская власть планировала построить в Бутово или может быть это все сделано для обеспечения деятельности естественной монополии.

Владимир ПЛАТОНОВ, спикер Мосгордумы: Меня всегда пугали цитаты, выдернутое из какого-то произведения. Их одинокого использовали и адвокаты и прокуроры в своих выступлениях. В данном случае вы цитируете не все статьи земельного кодекса, и хочу вам напомнить, что данный вопрос был предметом рассмотрения суда. Судебное решение состоялось. Оно вступило в законную силу и его необходимо исполнять.

- Второй вопрос. У неких непредвзятых наблюдателей может сложиться впечатление, что в данном случае между некоторыми представителями исполнительной власти и некоторыми представителями судебной власти произошел сговор с целью организации такого псевдо правового насилия над гражданами организации такого действа. Такие вещи, как правило, приводят к скандалам. И, как правило, все это заканчивается тем, что власть говорит гражданам, да вы сами дураки, законны не знаете, вот поэтому с вами такая глупость и происходит. Вопрос. К то дурак-то, власть, которая своими дурацкими действиями пытается спилить тот суп, на котором мы тут все пытаемся высидеть или все-таки граждане с правовым невежеством.

Владимир ПЛАТОНОВ, спикер Мосгордумы: Вы знаете, по поводу ваших смелых предположений о взаимоотношениях между судебной и исполнительной властью я считаю, что меньше подозрительности, больше самокритики. Если что-то вы знаете доподлинно, а не подозреваете, лучше расскажите об этом. По поводу дурости, я не готов этими терминами оперировать. Дело в том, что необходимо рассказывать и объяснять свою деятельность. Вот если вы внимательно изучите все, что сделано городскими властями для решения жилищной проблемы, у вас слово дураки будет практически не использоваться, но так как вы эту проблему знаете понаслышке, не вникая в нее, а из разговоров, то вот могут возникнуть такие философские вопросы. Я никогда граждан не считал дураками. Я не уверен, что очень много дураков во власти, но я знаю, что они там не должны быть. Могут наверно быть, но смотрите и оперируете теми документами, которые принимаются коллегиально законы Мосгордумы, которым на самом деле защищают москвичей и которыми пользовалась исполнительная власть для решения этой проблемы. Отселение, но там кроме отселения были и гарантии граждан. И те гарантии, которые большинство устраивало.

ВЕДУЩИЙ: Вы все время забываете, была гарантия, было предложение. Улица Кадырова однокомнатная квартира.

Уважаемый Николай Карлович. Адвокат Зубовский Лев Борисович. У меня к вам тоже два вопроса. Первый. Объясните, пожалуйста, в Москве на очереди стоит 198 тысяч семей, которые приняты на очередь по улучшению жилищных условий на законных основаниях. Что вы можете сказать им, почему, по каким основаниям они должны подвинутся и уступить свою законную очередь семье Прокофьевых, за которую вы тут боретесь и в отношении которой есть справедливое судебное постановление.

ВЕДУЩИЙ: Извините, только, как я понимаю, будучи адвокатом, вы обычно оперирует категориями законное и незаконное, а не справедливое или несправедливое.

-Я имею в виду то, что оно вступило в законную силу.

ВЕДУЩИЙ: поэтому оно становиться от этого законным, но как правовед вы должны знать, отнюдь не является справедливым, потому что категория морали не является категорией закона.

-В этом мы можем с вами поспорить.

ВЕДУЩИЙ: Да, но правым окажусь я. Потому что 39-летняя больная женщина, которой вместе с сыном предлагают жить совместно и радостно на улице Героя России. Пытаюсь сделать власть человеческим лицом, пытаюсь решить ее проблемы. Наивно считаю, что каждый человек в нашей стране в праве рассчитывать на защиту от всех четырех властей.

Николай СВАНИДЗЕ, член Общественной палаты: ответ будет такой. Я в значительной степени завидую своему оппоненту, который защищает московскую власть. И как же неудачно и не благодарно защищать отдельную женщину 39 лет с ее сыном, когда тут столько тысяч все туберкулезники, и власть городская защищает людей, а я скотина защищаю эту одну женщину с ее сыном. Мы снова возвращаемся к винтикам и к щепкам, которые летят. Нам нужно заселить город, тут какая-то баба одна с сыном, да, что вы на нее внимание обращаете. Да ОМОН на нее.

Владимир ПЛАТОНОВ, спикер Мосгордумы: Я не защищаю здесь власть, я рассказываю правду о том, как работает власть. Законы защищают всех людей. Вы не услышали, что вам объяснили, какие условия были предложены женщине.

- Наталья Синицына житель поселка Бутово. Такой вопрос, Владимир Михайлович, скажите, пожалуйста. Вот мы жители, мы конечно юридически не подкованы не грамотны, но даже мы понимаем такую ситуацию. Вот у Прокофьевых до сих пор есть свидетельство на собственность этого дома. И как можно совместить наличие свидетельства на собственность с бульдозером, который сдирается сносить эту саму собственность.

Владимир ПЛАТОНОВ, спикер Мосгордумы: Дело в том, что не вводите в заблуждение. У Прокофьевых есть право на собственность восемь процентов от этого дома на 13 квадратных метров, и эта собственность оформлена на сына и вместе этой собственности им предлагали оформить и получить две однокомнатные квартиры. Это и есть защита вех москвичей без исключения законами города Москвы.

Николай СВАНИДЗЕ, член Общественной палаты: Замечательная защита. У человека домик и участок.

Владимир ПЛАТОНОВ, спикер Мосгордумы: У нее нет домика ни нет участка. 13 квадратных метров, 92 процента этого дома является собственностью города Москвы.

ВЕДУЩИЙ: Является чем.

Владимир ПЛАТОНОВ, спикер Мосгордумы: Собственностью города Москвы. 92 процента этого дома является собственностью города Москвы.

ВЕДУЩИЙ: А сотки чьи.

Владимир ПЛАТОНОВ, спикер Мосгордумы: 2,85 сотки является у них в бессрочном пользовании.

ВЕДУЩИЙ: Собственность города Москвы.

Владимир ПЛАТОНОВ, спикер Мосгордумы: потому что владельцы этого жилья уже уступили городу, получив квартиры, которые их устаивают.

- Скажите, пожалуйста, когда состоялся факт выселения семьи Прокофьевых, то мы все говорим о законности, была такая интересная процедура выселения. Когда у людей даже не составили описать того имущества, которое вывозили на Кадырова, когда выбрасывали столы, какие-то личные вещи. И в тоже время. Вы представляете ситуацию, что Прокофьевой сказали, вы знаете, что, вы возьмите, пожалуйста, свой шкаф, раскрутите сами, потому что мы этого делать не будем, а в дверь он не проходит, нам надо в окно его вынесет. Это как вообще.

Владимир ПЛАТОНОВ, спикер Мосгордумы: Дело в том, что если при данном переселении были допущены какие-то нарушения, это не преумаляет решение состоявшееся, судебное, это основание для того, чтобы выяснить действительно ли это так и наказать тех людей, которые нарушили порядок переселения. Но это не для отмены судебного решения, вы это поймите.

- Юлия Марясова, депутат муниципального собрания соседнего района Северное Бутово. Вы знаете Николай Карлович, а не считаете ли вы, что ваше вмешательство оно по сути создало не нужное напряжение. Ведь работа эта продолжалась на самом деле не сегодня и не вчера тогда, когда вы появились, она ведется уже достаточно давно. Ведется исполнительной властью, нами депутатами, московской городской думы и работа эта ведется конструктивно, а не то, что вы устроили сейчас показушное свое выступление. Как вы это прокомментируете.

Николай СВАНИДЗЕ, член Общественной палаты: мы туда поехали с присутствующим здесь моим коллегой Зыковым из общественной палаты и едковатом Кучереной, потому что мы увидели, что там творится беспредел. И беспредел там имел место. Мы смогли вмешаться, нам не удалось полностью предотвратить избиение ОМОНом бабулек, которые там были, полностью не удалось, но наверно все-таки положительную роль мы сыграли. Я вам скажу, какова цель наша. Цель такая. Мы бы хотели, чтобы решение о выселении граждан было должным образом зарегистрировано, как это предполагает закон, что бы после регистрации этого постановления о нем за год было сообщено людям, и с людьми начали переговоры о компенсации.

- А кто говорит о том, что с ними не велись переговоры и им не выплачивается компенсация.

Николай СВАНИДЗЕ, член Общественной палаты: Я видел ситуацию, я видел все бумаги. С ними ничего не велось. Их вышибли коленом под зад, зная, что эта женщина не имеет не особняка на рублевке, не связей в Мосгордуме, не связей в московском правительстве, за нее некому заступиться, она беззащитна. И поэтому над ней можно измываться. С ней не надо разговаривать. Я хочу чтобы кто-нибудь из московских властей, скажем префект или кто-нибудь кт стоит над ним поднял свою попу со стула, попу одетую в костюм ценой в пять его официальных зарплат, чтобы ООН приехал к людям, и начал сними уважительно разговаривать.

ВЕДУЩИЙ: Вот это Николай Карлович Сванидзе. Его знает вся страна. Ему собственный пиар нужен.

Николай СВАНИДЗЕ, член Ощественной палаты: Нам в думу не идти. Владимиру Михайловичу идти. Ему нужен пиар, только это странный пиар. Обычно пиарятся перед людьми, которые избирают, а в данном случае пиарятся перед московским руководством.

- Там помимо этой семьи проживает еще другие люди, которые почему-то согласились на условия. Их что тоже выселяют, зажимают. С людьми нормально велись переговоры и люди конструктивно подошли к этому вопросу.

***

Игорь КОГАН, финансист: Странное ощущение, каждое слово секунданта господина Платонова играло не за него, а против него. Более менее равная ситуация.

Наталья ЕМЕЛЬЯНОВА, юрист: Я согласна с вами. Конечно, более приятнее видеть людей, которые были секундантами со стороны Николая Карловича, поскольку они фактически материалом владеют и с правовой точки зрения более подкованы, чем секунданты со стороны Владимира Михайловича. Поэтому действительно хрупкое равновесие.

Ольга ПОГОДИНА, актриса: вы знаете, изначально у Платонова невыгодная позиция. Он стоит на защите власти, а власть, как правило, людей не защищает. А Сванидзе стоит на защите конкретных людей, конкретной семьи и он действительно в этом убедителен и пиар ему вряд ли нужен. Власть к огромному сожалению в нашей стране жестока и не только в нашей стране. она не когда не встанет на защиту отдельного какого-то человека, о чем уже там говорить. Я стою на стороне Сванидзе по-прежнему.

ВЕДУЩИЙ: Платонов Владимир Михайлович. Родился 24 декабря 1954 года в Москве. Окончил юридический факультет университета дружбы народов. С 83 по 91 работал в органах прокуратуры. Затем занялся частной юридической практикой. С декабря 93 депутат московской городской думы. С 94-го года является ее председателем. Кандидат юридических наук. Советник юстиции. Возглавляет кафедру в российском университете дружбы народов. Преподает искусство политических наук. Награжден орденом почета и медалями. В свободное время любит ходить в театр, играет в футбол и теннис. Женат, имеет четверых детей. Второго мая 1908 года в Госдуме России разгорелся спор по процедурным вопросам. Павел Милюков историк и преподаватель университета обвинил Александр Гучкова в том, что он часто говорит не правду, на что председательствующий заметил, что слово неправду можно истолковать, как ложь, а это уж оскорбление. Однако, Милюков настаивал на своем и Гучков известный бретер вызвал его на дуэль. Милюков некогда не держал в руках оружия. Пять дней секунданты улаживали конфликт. Было составлено семь протоколов. В конечном итоге пришли к соломонову рушению. Гучков мог считать себя оскорбленным, притом, что Милюков не имел желания оскорбить его. Дуэль не состоялась.

Закончилась рекламная пауза, и дуэлянты вновь выходят на площадку в третьей завершающей схватке им предстоит отвечать на вопросы Владимира Соловьева. Схватка третья.

ВЕДУЩИЙ: Николай Карлович, скажите мне, пожалуйста, вот когда вы были вместе с жителями, рядом с вами были представители каких-нибудь партий.

Николай СВАНИДЗЕ: Там были какие-то мальчишки из НБП и АКМ, которые размахивали флагами, вносили, несомненно, деструктивное начало в ситуацию, и это как раз подтверждает ту мысль, что власть должна   разговаривать с людьми, потому что иначе, если.

ВЕДУЩИЙ: То есть нужно давать возможность стороне.

Николай СВАНИДЗЕ: Ну конечно. Если она не разговаривает, то лакуна, эта дырка заполняется радикалами, экстремистами, это просто опасно.

ВЕДУЩИЙ: Скажите мне, пожалуйста, вот если я правильно помню, нам все время говорят, что у нас в стране есть демократы, есть правозащитники, вот я помню, когда было дело Ходорковского, то стояли люди с плакатами, свободу, да здравствует демократия. Кто-нибудь из этих людей хоть на пять минут приехал в Южное Бутово, чтобы побороться за несчастную госпожу, у которой нет за спиной компании "Юкос", либо богатых друзей в какой-нибудь коммерческой структуре.

Николай СВАНИДЗЕ: Врать не стану, никого не видел.

ВЕДУЩИЙ: А были, может быть, кто-нибудь из СПСовцев или из Яблочников, я знаю, что в Мосгордуме есть три яблочника. То есть вот приходили люди, которые говорили, я ваш депутат, или я демократ, дайте мне вашу боль, и я ее излечу.

Николай СВАНИДЗЕ: Никого не было.

ВЕДУЩИЙ: А был. Например, депутат, там же голосуют люди там в большую думу. Был такой депутат Государственной думы, который сказал, вы мои избиратели, я разберусь. Или был там кто-нибудь вот из этих, из московских, которые вот рядом с Лужковым. Который сказал, я и я разберусь.

Николай СВАНИДЗЕ: Там не было ни одного политика. Единственные люди, более ли менее узнаваемые, это были мы с Кучереной. Ну, и наш коллега.

ВЕДУЩИЙ: Конечно, вы тогда занимались пиаром.

Николай СВАНИДЗЕ: Мы занимались чистым пиаром. Поэтому, кстати, поэтому, я считаю, что главное, вот здесь речь шла о том, что.

ВЕДУЩИЙ: Много очков набрали.

Николай СВАНИДЗЕ: До фига, я не считал пока. Но главное, на мой взгляд, в чем виновата в данном случае городская власть. Я имею ввиду уже не уровень префекта, а я имею в виду более высокий уровень.

ВЕДУЩИЙ: Неужели самого мэра.

Николай СВАНИДЗЕ: Да, самого мэра.

ВЕДУЩИЙ: Я боюсь, вот так смело, вот не надо так смело. О святом не надо.

Николай СВАНИДЗЕ: Самого мэра, Юрия Михайловича Лужкова, уважаемого очень мною в том числе. Я думаю, что главное, чего он здесь не сделал, он не проявил никакой заинтересованности в   разрешении конфликта. Его не было в этом конфликте. Это бездействие. Вот ответственность за бездействие, на мой взгляд, в данном случае, московское руководство несет.

ВЕДУЩИЙ: Понятно. Владимир Михайлович, вопрос как к юристу. Вопрос как к юристу. Есть женщина, проживающая вместе со своим сыном на 13-ти метрах, я правильно понимаю, да, и 2,5 сотки. Скажите,   пожалуйста, как они попали в этот дом и на эту землю.

Владимир ПЛАТОНОВ: Вы знаете, это значение не имеет.

ВЕДУЩИЙ: Понятно, тогда второй вопрос. Не имеет значение, что с 38 года семьи, что переселились. Не имеет значения, вы сказали.

Владимир ПЛАТОНОВ: Секундочку, не перебивайте.

ВЕДУЩИЙ: Вы же сказали, не имеет значения.

Владимир ПЛАТОНОВ: Значения не имеет, потому что закон защищает всех одинаково. Заехали, не заехали, купили две недели назад.

ВЕДУЩИЙ: Ну, хватит рассказывать эту сказку про закон, защищающий всех одинаково, потому что в предыдущем раунде вы сказали, что вот это принадлежит московскому правительству. Я хочу понять, как это возможно, когда без учета того, что Советский Союз развалился.

Владимир ПЛАТОНОВ: Я этого не говорил. Это принадлежит городу.

ВЕДУЩИЙ: Во, тоже хорошая фраза. Город это кто.

Владимир ПЛАТОНОВ: Значит, и вы в том числе.

ВЕДУЩИЙ: Не надо мне врать, что город это я. Я ни разу не подписывал, ни одной бумажки на выселение кого-нибудь из его квартиры, я, ни разу не голосовал за то, чтобы над людьми такое творили. Я не голосовал за то, чтобы застраивали не крыловскую там пойму, отданную Зурабу Церетели, где развалины, и где неизвестно что, а отдали в места, где живут люди, а если они не хотят выселяться, им говорят, вы мерзавцы, из-за вас очередники не получают жилье.

Владимир ПЛАТОНОВ: Вы зря так громко и красиво орете.

ВЕДУЩИЙ: Нет. Не могу.

Владимир ПЛАТОНОВ: Зря, зря. Я объясняю, в чем дело. Дело в том, что вы кричите на пустом месте. От этого ничего не меняется.

ВЕДУЩИЙ: Вы правы, ничего не меняется.

Владимир ПЛАТОНОВ: Вы остаетесь москвичом, и там доля ваша в этой собственности есть. Это все является этот дом собственностью города.

ВЕДУЩИЙ: Не правда, ни в коей мере.

Владимир ПЛАТОНОВ: И город распоряжается этой собственности.

ВЕДУЩИЙ: Сколько стоит сотка в этом месте. Сколько стоит сотка в этом месте.

Владимир ПЛАТОНОВ: Для кого.

ВЕДУЩИЙ: Великолепно. Когда вопрос на рынке для кого, этому есть ответ. Потому что когда оценили для семьи Прокофьевых, говорили от 7,5 до 15. Я не поленился, я позвонил ребятам-строителям, я сказал, ребятки, если вы строить дом будете. Они говорят, ну московские власти за такие места минимум сто тысяч долларов в сутки. Минимум. Потому что они стали считать, сколько квадратных метров и так далее. Вот вы говорили, что муниципальное жилье.

Владимир ПЛАТОНОВ: А есть люди, которые и больше заплатят за эту землю.

ВЕДУЩИЙ: Так какого черта московская власть выступает коммерческим агентом. Если это надо для какого-то коммерсанта, пусть приходит и покупает у Прокофьевых. Какого черта московская власть порочит меня как москвича, и пытается переложить на меня ответственность за беспредел   отношении женщины, опираясь на мерзкий закон, который приняли и кстати, вы теперь же еще принимаете.

Владимир ПЛАТОНОВ: Я прошу не оскорблять законы в том числе.

ВЕДУЩИЙ: Извините. Закон, который не защищает сирых и убогих, не может называться справедливым и не имеет право быть законом, потому что закон обязан быть милосердным. А когда вы говорите надо селить очередников. У вас места в Москве мало.

Владимир ПЛАТОНОВ: Закона для сирых и убогих не существует, он одинаково защищает всех. Вы почему-то это не хотите замечать.

ВЕДУЩИЙ: Понятно. Сколько метров семьи Прокофьева получила.

Владимир ПЛАТОНОВ: Так вот, за эту землю мог заплатить кто угодно. Они получили стоимость по рыночной цене. Это было решение суда.

ВЕДУЩИЙ: Какой рыночной цене. Суд определяет рыночную цену.

Владимир ПЛАТОНОВ: Это было решение суда.

ВЕДУЩИЙ: Квадратный метр жилья.

Владимир ПЛАТОНОВ: Ваше неуважение к суду продолжает меня удивлять.

ВЕДУЩИЙ: Мое неуважение к решению, которое было принято..

Николай СВАНИДЗЕ: Можно я отвечу.

ВЕДУЩИЙ: Извините, Николай Карлович, базируется на простом и четком знании цифр. Квадратный метр на улице Кадырова жилья, где я не знаю, кто сможет жить, в этом строении, с этим кокетливым полом и с этим замечательным ремонтом называется, умри все, у кого нет денег, задохнетесь сами. Две тысячи долларов квадратный метр оценен. Две тысячи долларов квадратный метр. С какой пьяной радости. Какой скромный средний или не скромный, не средний москвич может себе позволить купить квартиру. За гибель человека   государство выдает сколько денег. Правильно, средний квадратный метр в Москве уже не купишь, и мы начинаете рассказывать про (нрзб.) .

Владимир ПЛАТОНОВ: А вы не обратили внимание, что вот на тех улицах, на других улицах, где город строит жилье и предоставляет бесплатно люди счастливы. Москвичи получают это жилье и живут в нем.

ВЕДУЩИЙ: Закон защищает, как вы сами сказали, граждан России, и особенность закона, что он должен защищать в первую очередь слабых. Тогда этот закон является законом демократического, а не тоталитарного государства.

Владимир ПЛАТОНОВ: Закон одинаково защищает.

ВЕДУЩИЙ: Где мы все являемся подданными князя московского. И кого Лужков любит с его сатрапами, тем раздает должности, вот молодым симпатичным, вот этим раздает участочки.

Владимир ПЛАТОНОВ: Вы не прилично себя ведете в эфире.

ВЕДУЩИЙ: Я живу в стране, в которой город.

Владимир ПЛАТОНОВ: Вы заявляете бездоказательно.

ВЕДУЩИЙ: Бездоказательно.

Владимир ПЛАТОНОВ: Если у вас есть какие-то материалы, передайте их в правоохранительные органы.

ВЕДУЩИЙ: Есть. Рассказываю. Каким, московским правоохранительным органам.

Владимир ПЛАТОНОВ: Найдите другие.

ВЕДУЩИЙ: У меня есть доказательство. Я хочу рассказать про одно дело гражданки Прокофьевой. Есть доказательство. Дело гражданки Прокофьевой. Ей пообещали на улице Кадырова, правда, в собственность не оформили, документиков нет, но это не страшно, ей помогли переселиться крепкие ребята.

Владимир ПЛАТОНОВ: Это тоже на законных основаниях.

ВЕДУЩИЙ: Да, но, правда, извините, свидетельства нет. Так вот, ей выдали сколько метров.

Владимир ПЛАТОНОВ: Понимаете, мы не можем жить по Соловьеву. Мы обязаны жить по законам. Как вы представляете для себя.

ВЕДУЩИЙ: А вы живите по законам, которые устроят Соловьева, а не Лужкова.

Владимир ПЛАТОНОВ: Нет, мы не можем жить по законам, которые устроят Соловьева. Это вообще.

ВЕДУЩИЙ: Сколько метров дали семье.

Владимир ПЛАТОНОВ: Квартира более 30 метров.

Николай СВАНИДЗЕ: Жилая 17.

ВЕДУЩИЙ: Сколько?

Николай СВАНИДЗЕ: 17 жилая.

ВЕДУЩИЙ: И на жилой 17 метрах будет жить 39-ти летняя женщина и 20-ти летний сын. Закон это разрешает.

Владимир ПЛАТОНОВ: Еще раз говорю.

ВЕДУЩИЙ: Закон это разрешает.

Владимир ПЛАТОНОВ: Еще раз говорю

ВЕДУЩИЙ: Я спрашиваю, закон это разрешает.

Владимир ПЛАТОНОВ: Или мне еще раз вам повторить.

ВЕДУЩИЙ: Закон это разрешает.

Владимир ПЛАТОНОВ: У нее было право выбора получить две однокомнатные квартиры. Она от этого отказалась, и на основании закона. Не знаю, что выказываете.

ВЕДУЩИЙ: Я показываю жест заколачивания гвоздей в стену.

Владимир ПЛАТОНОВ: И на основании закона ей было представлено равнозначное жилье и больше, чем у нее было практически при (нрзб.).

ВЕДУЩИЙ: Закон разрешает вселять двух разнополых взрослых людей в одну комнату.

Владимир ПЛАТОНОВ: Это не улучшение жилья идет, а это предоставление.

ВЕДУЩИЙ: То есть вы сейчас.

Владимир ПЛАТОНОВ: Это компенсация за ту собственность, которую они имели. Вы поймите.

ВЕДУЩИЙ: Но как вы...

Владимир ПЛАТОНОВ: Я вас не перебивал. Я же вам рассказываю. Я еще раз вам говорю.

ВЕДУЩИЙ: Звонит (нрзб.) для москвичей, говорит, когда мы пытались в соответствии с федеральным законом оформить собственность, к нам приходят и говорят, не сметь, нам запретили оформлять нашу собственность. Когда люди приходят с налоговой. И говорят, мы хотим заплатить земельный налог, им говорят, простите, нам запретили брать у вас деньги, чтобы вас потом можно было выгнать с вашей земли за то, что вы не заплатили налоги. Когда они приходят в суды, им говорят, да вы что, с ума сошли, вы что не знаете. Что в московских судах улучшение Жилиных условий судей, как и надбавки, зависит от кого, ой, ой, кажется я о страшном говорю.

Владимир ПЛАТОНОВ: Я боюсь, вам придется отвечать за свои необоснованные обвинения. В том числе и судебной системы.

ВЕДУЩИЙ: Конечно необоснованные. Мало этого, я верю, что суд признает меня не правым. Он будет смотреть и говорить, Владимир Рудольфович, ну что, вы не понимаете, в какой стране мы живем.

Владимир ПЛАТОНОВ: Потому что, слава богу, законов по Соловьеву у нас нет и не будет.

ВЕДУЩИЙ: Зато у нас есть закон, принятый теми людьми, которые не оторвали свою задницу, чтобы прийти и защитить никому не нужную москвичку с ее сыном. Вот эти люди приняли замечательные законы.

Владимир ПЛАТОНОВ: А вы знаете, в правовом государстве, которого мы все стыдимся, и которое что-то декларирует, когда что-то происходит. Обращается судебная власть и исполняет, а не бегают все начиная с губернатора по всему городу.

ВЕДУЩИЙ: Николай, скажите мне, пожалуйста.

Владимир ПЛАТОНОВ: Если общественной палате нечего было делать, значит, они были там.

ВЕДУЩИЙ: Вот вы историк. Если я правильно помню, по первому образованию. Вот та ситуация, при которой земля не давалась в собственность. И когда она вдруг понадобится высокому начальнику, то людей с земли сгоняли, в зависимости от желания им говорили, будешь жить здесь, или будешь жить там, это напоминает какой исторический период, какую систему отношений.

Николай СВАНИДЗЕ: Знаете, я вам скажу, что это напоминает, хороший вопрос. Вот в Англии был такой период первоначального накопления, который назывался так - овцы пожирают людей. Когда людей сгоняли к чертовой бабушке с их территории, и эти территории брали под пастбища. А пастбища принадлежали отдельным богатым землевладельцам. А люди шли куда глаза глядят. Вот сейчас, ну, я не знаю, дома пожирают людей. Кто там пожирает людей.

Владимир ПЛАТОНОВ: А вы не заметили, что не было судебной власти и некуда было жаловаться.

Николай СВАНИДЗЕ: В Англии не было судебной власти.

Владимир ПЛАТОНОВ: Их же сгоняли, они куда-то шли. Сейчас граждане обращаются в суд и получают решение суда. Это пример неудачи..

ВЕДУЩИЙ: Вот на счет получают решение суда, это вы сейчас очень смешно сказали, вы там одну букву перепутали. Вот если они могут покупать решение суда, у них некоторое время будет хорошо.

Владимир ПЛАТОНОВ: Это вы меняете эти буквы. Это в вашем представлении.

ВЕДУЩИЙ: Так вот, Николай Карлович, а теперь скажите мне, пожалуйста, ведь во многом господин Платонов абсолютно прав.

Николай СВАНИДЗЕ: Да он вообще абсолютно прав. Главное, он занимает абсолютно правильную позицию. Политическую позицию.

ВЕДУЩИЙ: У них есть закон.

Владимир ПЛАТОНОВ: Это не политическая, а правовая позиция.

Николай СВАНИДЗЕ: Это политическая позиция.

Владимир ПЛАТОНОВ: Это правовая.

Николай СВАНИДЗЕ: Правовую занимаю я.

ВЕДУЩИЙ: Ведь говорят вам, да, что есть закон, вам не нравится, мне сразу же напоминают там Германию 34 год, вот мы приняли закон, что вы еврей, и мне не нравитесь. Закон. Идите в суд обращайтесь. А здесь примерно такая же ситуация. Что вам не нравится в наших законах, вот есть законы, поэтому законы, если Москве нужна ваша земля и ваша квартира, то пошли вон. Ну вот же закон, вот же написано, видите.

Владимир ПЛАТОНОВ: Не пошли вон, а получите компенсацию за вашу собственность.

ВЕДУЩИЙ: О, получите компенсацию, какую, не рыночную. Какую компенсацию. Мы сами знаем, для кого, сколько стоит сотка. Мы сами знаем, где вы хотите жить.. Зачем вам давать деньги, вы не сознательно.

Владимир ПЛАТОНОВ: Владимир, но ведь   люди переезжают, и людей устраивает эта ситуация.

ВЕДУЩИЙ: И ведь люди избивали евреев и цыган, их устраивала эта ситуация, но почему-то вот тот строй считался не приличным, а сейчас вы как-то начинаете глупости всякие говорить, защищать эту несчастную женщину. Вам говорят, вы что, с ума сошли, вот же вам милая девушка сказала, вы мешаете работе. Вы пиаритесь, пиаритесь вы. Как вам не стыдно. А кстати, на нас с вами подадут суд за то, что мы смеем задавать вопросы о удивительной ситуации в городе, где любовь к власти приводит к получение жилой площади, а Нелюбов власти приводит к появлению ОМОНа в вашей жизни.

Владимир ПЛАТОНОВ: Голословное необоснованное заявление.

ВЕДУЩИЙ: Расскажите это госпоже фамилию, которой вы сегодня узнали.

Николай СВАНИДЗЕ: Итак, пиариться буду продолжать, несомненно.

ВЕДУЩИЙ: Ну, пока нас вместе в суд не вызовут.

Николай СВАНИДЗЕ: Да, пиариться буду до тех пор, пока с этой женщины, которая не нужна совершенно городу, она лишняя, не начнется нормальный диалог. Что касается компенсации, ну это смешно. Человеку, у которого единственное ее состояние. Она больной человек. И у нее сын двадцатилетний, единственное ее состояние, это ее домик, где у нее не много площади, но она есть. И ее, вот этот жалкий участочек, который в Москве много стоит, много, Владимир Михайлович, вот участок у нее просто отнимают, вот так, и ни копейки за него не дают.

Владимир ПЛАТОНОВ: Это не правда, она получала компенсацию.

Николай СВАНИДЗЕ: Ничего не получала.

Владимир ПЛАТОНОВ: Это не правда.

ВЕДУЩИЙ: Ей заценили. Ей заценили так высоко, не в сто тысяч долларов соточку. Вот так, копеечку. Еле-еле на улочку Кадырова пойти.

Николай СВАНИДЗЕ: И однокомнатная квартира в 17 метров для нее и сына. Вот это компенсация.

ВЕДУЩИЙ: И это счастье для нее.

Владимир ПЛАТОНОВ: Она сделала свой выбор.

Николай СВАНИДЗЕ: Это вы сделали свой выбор, Владимир Михайлович, это вы сделали свой выбор, с которым я вас поздравляю.

Владимир ПЛАТОНОВ: Нет. Это ложь, она сделала сама свой выбор, ей предлагали две однокомнатные квартиры.

ВЕДУЩИЙ: Спасибо большое, я думаю, что после этой истории каждый москвич может сделать свой выбор, когда пойдет на выборы. Теперь оказывается, это не формальное дело голосование за людей, принимающих законы, по которым нам приходится жить. Присаживайтесь.

Владимир ПЛАТОНОВ: Это всегда было не формальным делом..

ВЕДУЩИЙ: Наступает кульминационный момент. Сейчас судьи огласят свое решение, а мы подведем итоги голосования телезрителей.

Прошу, господин Базаров

Тахир БАЗАРОВ, психолог: Спасибо, дуэлянтам, спасибо ведущим, мне кажется, что мы еще какое-то время будем думать все-таки, что важнее в законе для государства закон, или для человека, для гражданина. И насколько, я вот понял сегодня, насколько ответственно быть исполнителем закона. Это огромная ответственность и большая честь спасибо.

ВЕДУЩИЙ: И кому вы отдаете победу.

Тахир БАЗАРОВ, психолог:   Мне ближе позиция господина Сванидзе.

ВЕДУЩИЙ: Госпожа Погудина.

Ольга ПОГУДИНА, актриса: К огромному своему сожалению, я не очень верю в заботу нашего государства о своих гражданах, и честно говоря, я себя чувствую очень беззащитной, и мне зачастую очень страшно, и я понимаю, что если тебя очень сильно обижают, то нужно сопротивляться. И действительно, нужно сопротивляться, и тебе никто не поможет. И поэтому я господину Сванидзе могу только поблагодарить за такую добрую какую-то человечную позицию.

ВЕДУЩИЙ: Госпожа Емельянова.

Наталья ЕМЕЛЬЯНОВА, юрист: Я отдаю победу в этом поединке Николаю Сванидзе, поскольку он и как дуэлянт смотрелся более выгодно, он был последователен в своих требованиях и главное, что он отстаивал - это были права свободы человека, которые, как известно, согласно нашей Конституции, являются высшей ценностью.

ВЕДУЩИЙ:   Господин Коган?

Игорь КОГАН, финансист: Закон должен защищать слабых и убогих, но сегодня слабой и убогой выглядела та позиция, которую защищали представители московской власти. И парадокс в том, что на самом деле слабые и убогие те, чью позицию защищал господин Сванидзе, победили. Это бывает редко и это приятно.

ВЕДУЩИЙ:   Я хотел бы поблагодарить господина Платонова за мужество. Потому что придти защищать позицию, очевидно понимая, что она вряд ли будет популярной, требует высокого гражданского чувства ответственности...

Владимир ПЛАТОНОВ: Действия властей не всегда, слава богу, популярна.

ВЕДУЩИЙ:   ...и я хотел бы поблагодарить господина Сванидзе, который, несмотря на собственную высочайшую популярность, нашел время для работы в Общественной палате и к тому, чтобы вечерами заниматься не любым телевизионным творчеством, чтением книг, а оказаться вместе с жителями. Вместе с этим я хотел бы, чтобы нас поняли правильно. Сегодняшняя передача крайне важна, потому что закон не является императивом. Закон живой и он развивается вместе с обществом. И очень важно, чтобы сегодняшнюю передачу услышали люди, которые принимают законы. И очень важно, чтобы объективно считающийся лучшим мэром в РФ господин Лужков обратил внимание на то, что происходит и чтобы мы отказались от социалистического наследия, где один человек ничего не значит и именем многих можно творить вещи неправедные, пусть и временно кажущиеся законными. О том, как проголосовали наши телезрители, вы узнаете прямо сейчас.

 

По результатам голосования телезрителей победил Николай Сванидзе.

Источник: НТВ

Загружается, подождите...
0

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!