Rambler's Top100 Service

Европейские права человека

Константин  Косачев
Константин Косачев
Председатель Комитета Гoсдумы по международным делам
12 ноября 2010

В Турции вчера и сегодня состоялась мини-сессия ПАСЕ.

"Мини" - потому что участвовали не делегации в полном составе, а только их руководители. Но все же "сессия", так как вопросы обсуждались вполне серьезные как для России, так и для всей Европы.

Если не вдаваться в детали повестки дня, то в собирательном смысле главный из них, неизменно присутствующий в работе Ассамблеи (хотя и в разных итерациях) - европейская идентичность.

Что это, помимо географии и истории?

Это требуется для того, чтобы в равной степени европейцами были все 47 государств, составляющих Совет Европы, и действительно ли в равной степени европейцы все те народы и граждане, что проживают ВНУТРИ этих государств?

Политкорректный ответ (во всяком случае по линии ПАСЕ) предсказуем и понятен: "Европа - это прежде всего ценности (демократия, верховенство закона, права человека), и мы приветствуем всех, кто их разделяет". О чем говорил на нашей сессии и министр иностранных дел Турции в том числе (это само по себе убеждает меня в том, что на пути к единству у Европы есть несомненные достижения).

Но политкорректность не беспредельна, поскольку проблемы не рассасываются, а нарастают.

И в частных беседах об этом все чаще откровенно говорят мои европейские собеседники, прежде славившиеся своей политкорректностью.

Как признался мне один из ветеранов западновропейской политики, изначально базовый для организации (да и для континента) документ - Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ), подписанная двенадцатью государствами-основателями Совета Европы ровно 60 лет назад, задумывался не столько как реальный инструмент (отцам-основателям он и так был не нужен), сколько как политическая декларация, призванная лишний раз "подразнить" Советский Союз и его сателлитов напоминанием о тех самых правах и свободах.

Настоящим инструментом, по его оценке, Конвенция стала после завершения "холодной войны" и особенно после присоединения к ней в 1996 году России.

Оказалось, что для подлинного единства нужны стандарты и механизмы, коими и стали ЕКПЧ и ЕСПЧ (Страсбургский суд).

С точки зрения большой политики все понятно и логично.

Любопытно другое - сейчас все большее число людей начинает осознавать, что права и свободы, возведенные Конвенцией в абсолют, и придание Европейскому суду по правам человека наднациональных функций играют злую шутку с Европой, мучительно продолжающей обретать свою новую идентичность (не "западную" или "восточную", не "капиталистическую" или "социалистическую", а мировоззренческую).

Злая шутка состоит в том, что европейскими правами и свободами во все нарастающей степени эффективно пользуются те, кто европейцами (в смысле общих ценностей) не является и становиться не собирается.

Перебирающиеся в Европу просто для того, чтобы жить так же безопасно, свободно и благополучно, но без принятия на себя "европейского мировоззрения", не поступаясь "привезенными" принципами.

И антицыганские акции Саркози, и признание Меркель краха стратегии "мультикультурности", и предшествовавшие этому откровения германского же банкира-политика Сарацина, которого тут же поддержало большинство немцев - это системные события в европейской жизни.

Напомню, что до того были еще и разнонаправленные, но в равной степени возбудившие публику и потрясшие первоосновы европейского быта решение ЕСПЧ запретить католические распятия в итальянских школах и дружное голосование швейцарцев о запрете строительства минаретов.

Россия как европейская страна тоже не остается в стороне от этих процессов, хотя у нас они носят более "привычный" характер взаимной адаптации не "аборигенов" и "пришельцев", но народов, традиционно населяющих нашу большую страну и считающих ее своей вне зависимости от языка или религии.

Проблемы, тем не менее, во многом схожи, и термин "гастарбайтеры" во всех его позитивных и негативных смыслах вполне прижился и в русском языке. И мы так же стесняемся эти проблемы обсуждать - "у всех есть права и свободы!".

Любопытно было наблюдать, как европейские "терзания политкорректностью" проявились собственно на мини-сессии ПАСЕ.

После того, как в серии атак на христиан в Багдаде погибли три человека и более 20 были ранены, а экстремистская исламистская группировка, связанная с "Аль-Каидой", заявила, что считает всех христиан в стране законными мишенями, возникла идея провести по этому вопросу специальную дискуссию.

По сути никто не возражал, но евродепутаты тут же споткнулись о дилемму - позволительно ли или нет говорить только о христианах в Ираке и не обидим ли мы своим невниманием другие конфессии? В результате формально обсуждали проблему "христиан и других сообществ", а по сути никто так и не решился ни оспорить, ни развить мысль, прозвучавшую в одном из выступлений - "цивилизация светского гуманизма, которую пытались построить в Европе и в Америке, подходит к своему завершению".

Подходит или нет - не знаю.

Но все новые и новые победы ультраправых на демократических выборах во многих странах (успех любителей "чаепития" в США - самый свежий пример) внушают тревогу. И либо мультикультурная Европа (включая, разумеется, и Россию) отважится говорить на сложные темы идентичности и сопутствующих (препятствующих?) этому демократических прав и свобод в их не декларативном, но реальном прочтении не только на политических кухнях, но и публично, либо ультраправая повестка дня вновь потрясет до первооснов Европу (опять же включая, разумеется, и Россию), как в свое время чуть не до основания разрушила нашу страну ультралевая повестка дня.

Источник: Эхо Москвы

Загружается, подождите...
0