Rambler's Top100 Service

Противоречия феномена российской партии власти

Леонтий Бызов
старший научный сотрудник Института социологии РАН
1 ноября 2005

Из выступления Леонтия Бызова на заседании Клуба политического действия, посвященного теме "Партии как механизм модернизации российского общества" 18 октября 2005 г.

 

Я в своем выступлении остановлюсь на проблемах формирования нынешней партии власти, ее партийно-политического представительства. Мы во ВЦИОМе последние полгода довольно много занимались социологическими аспектами партии власти. Партия власти 'Единая Россия' является   своеобразным феноменом, характерным для новой посткоммунистической России. Это третья попытка создания партии власти. И первая более или менее удачная, хотя по-прежнему вызывающая целый ряд вопросов.

Напомню, что на место партии власти претендовал ряд партий. В 1993 году - Демократический выбор. Потом был "Наш дом - Россия", проект, оказавшийся достаточно краткосрочным. "Единая Россия" же пережила уже два избирательных цикла. Следовательно, о ней можно говорить как о сформировавшемся феномене с определенными устойчивыми социально-политическими характеристиками. Эта партия достаточно рыхлая, имеющая большой объем разношерстного и противоречивого электората. По последним данным ВЦИОМа и других ведущих социологических центров, она занимает значительное пространство в центре политического спектра и может рассчитывать на 35-40 процентов голосов, согласно результатам всероссийских опросов. В отдельных регионах на последних выборах она получает и больше. Однако, является ли Единая Россия, в собственном смысле слова, политической партией и какие реальные, социальные феномены она отражает? Можно ли говорить о том, что такая сильная поддержка партии власти населением, поможет ей занять в следующей Госдуме более монопольное положение, чем в нынешней?

Исследование показывает, что, с одной стороны, люди хотят и готовы голосовать за партию власти, за "Единую Россию". С другой стороны, выражают к ней ряд претензий. На прямой вопрос "Довольны ли вы сложившимся положением вещей? Одобряете ли вы социально-экономический курс режима?", положительно отвечают 17-18 процентов. Это можно назвать ядром социальной поддержки режима, хотя за партию власти готовы голосовать в три раза больше. Это связано и с высоким уровнем доверия к президенту Путину, меньшим доверием к другим органам власти, а, с другой стороны, с таким феноменом, как возрастающая социальная апатия населения, нежеланием большей части избирателей делать какой-либо осознанный политический выбор, нежеланием вообще принимать на себя ответственность за судьбу государства. За последние годы сложился такой феномен, как дистанцирование общества от власти.

С одной стороны, общество пассивно поддерживает власть, готово ей доверять, готово ей делегировать целый ряд идей и полномочий, которые традиционно должны принадлежать обществу и его гражданским институтам. С другой стороны, сама партия власти носит рыхлый характер и воспринимается обществом скорее как правоцентристская партия, в то время, как основной запрос общества все в большей и большей степени становится левым, о чем свидетельствуют различные формы социального протеста. И возникает противоречие, которое мы наблюдаем, фиксируем и пытаемся проанализировать.  

Чем грозит нашей политической системе доминирование партии власти в центре политического спектра? В этом есть, безусловно, и плюсы, и минусы. Плюс, о котором многократно говорилось, состоит в том, что парламент становится способным принимать решения. С другой стороны, мы видим, что большая часть существующих противоречий начинает переноситься из парламентской жизни внутрь партии власти. Последние выборы, например в Белгородской области, являются характерным тому доказательством, когда политическая борьба шла не между политическими партиями, а между группировками в партии власти. Хорошо это или плохо для общества, когда публичная политическая жизнь все в больше степени сворачивается, уходит из официальных политических институтов, призванных служить для принятия и согласования решений, за кулисы, в кулуары и раздирает противоречиями те институты, которые созданы для политического представительства партии власти?

Сформировалась ли "Единая Россия", как правящая партия? С моей точки зрения, для этого есть определенные предпосылки, но и есть целый ряд серьезных препятствий. Среди которых: во-первых, отсутствие тенденции превращения страны в парламентскую республику. И хотя в разных кругах обсуждается вариант реформы политической системы и формирования парламентской республики, которая бы опиралась на электоральные позиции партии власти, в обществе этот вариант не поддерживается. По последним данным ВЦИОМа, лишь десять-двенадцать процентов населения являются сторонниками перехода к парламентской республике, тогда как   большая часть общества высказывает резко негативное отношение к этой идее.

Это можно понять, поскольку политические партии пользуются слабым доверием общества. Не случайно среди инициатив президента Путина по реформированию политической системы - именно переход к пропорциональной системе выборов так и не преодолел негативного отношения в обществе. Постепенно партия власти смогла убедить общество в целесообразности других инициатив, но переход к пропорциональной системе до сих пор пользуется ограниченной поддержкой населения.

Второй момент состоит в том, что эта партия, по результатам многих исследований, является партией российской бюрократии. Российская бюрократия становится все более и более консолидированной группой, ясно осознающей свои цели, интересы, место в социальной и политической системе. И "Единая Россия" является законным представителем этой группы населения. Между тем, российская бюрократия обществом воспринимается крайне негативно. И попытки нынешней власти, реализующей административную реформу, превратить новую российскую путинскую бюрократию в слой общества, который стал бы субъектом национальных интересов, пока не приносит видимых положительных результатов.

И третий момент, ограничивающий перспективы "Единой России", как партии власти. Эта партия, по мнению многих избирателей, лишена ясной и определенной стратегии видения будущего. Это характерно не только для партии власти, это характерно для всего общества. Образ будущего России не просматривается. Большинство людей не задумывается над тем, что произойдет со страной через 10-15 лет. И по поводу будущего России существуют различные точки зрения. И 'Единая Россия', как партия власти этого ясного образа будущего представить не может. Таким образом, я хочу обратить внимание на двойственность самого феномена 'Единой России', всего нынешнего правящего слоя, который, скорее, является отражением не только успехов в реформировании, но и отражением определенного политического безвременья, общественной апатии, нежелания общества делать выбор, нежелания общества идентифицировать себя в рамках какого-то идеологического спектра. Люди не хотят выбирать между "левыми" и "правыми", люди ищут идеологический синтез. Этот квази-синтез сегодня им представляет партия власти. Это состояние устраивает, судя по результатам опросов, сегодняшнее общество. Но будет ли оно его устраивать достаточно долго, большой вопрос.

0

0