Rambler's Top100 Service

Партизация российской политики носит формальный характер

политолог, доцент Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ)
19 сентября 2006

Из выступления Алексея Чадаева, члена Комиссии Общественной палаты Российской Федерации по вопросам регионального развития и местного самоуправления, редактора отдела политики журнала 'Русский Журнал' на заседании клуба политического действия '4 ноября' на тему 'Новая конфигурация партийного пространства России. Опасность левого сдвига' 18 сентября 2006 г.

 

Если анализировать состояние партийной системы в преддверии большой и очень важной кампании 2007 года, то его можно определить как кризисное. Существующие партии, включая и партии-лидеры, на самом деле малочисленны и не охватывают необходимое число граждан. Ряд групп, значимых с точки зрения современной социальной структуры, полностью исключены из охвата партийными структурами. Партии находятся вне актуальной повестки дня, и в силу этого популярность их и доверие к ним находятся на низком уровне. Региональный спектр партий, как правило, не соответствует федеральному. Почти всегда реальный спектр и расклад мнений не соответствует существующему партийному распределению и не схватывается им. Иными словами, на языке партий, партийных брендов объяснить реальный расклад сил и мнений в современном российском обществе не представляется возможным. В связи с этим партизация политики носит, скорее, формальный характер. Сколько-нибудь заметная система коммуникаций между партиями и структурами гражданского общества, между вторым и третьим секторами также отсутствует.

Единственные институты, с которыми партии активно взаимодействуют, и коммуникации, в которых они сегодня заинтересованы, это федеральные и региональные власти. Отношения с властями воспринимаются партиями как единственный способ доступа к голосам избирателей - либо напрямую через административный ресурс, либо опосредованно через контролируемые властями СМИ. Таким образом, партии имеют тенденцию превращаться в элитные лоббистские группировки, чей основной род деятельности - это GR и медийные кампании для поддержания иллюзии собственного существования. Поэтому низовые партийные структуры постепенно деградируют, превращаясь либо в списки мертвых душ, либо в клиентелу той или иной бизнес-группировки, которой этот партийный бренд продается в регион по франчайзингу.

Предпринимаемые в последние годы усилия по партизации или по укреплению партийной системы пока особых плодов не принесли. Идея увеличить численность партий, необходимую в законе, и отказ от выборов по одномандатным округам и прочие подобного рода инициативы пока положительного результата не дали.

Все вышеперечисленные проблемы к главной партии, к флагману партийной системы 'Единой России', имеют отношение опосредованное. У 'Единой России' нет проблем ни с численностью, ни с низовыми структурами. У партии лучше обстоят дела с коммуникацией, с третьим сектором и многими другими параметрами. Главная проблема 'Единой России' является продолжением ее главного преимущества. Членство в 'Единой России' сегодня в регионе да и в центре является синонимом социально одобряемого, немаргинального политического позиционирования. То есть, если ты хочешь обозначить себя в качестве политического существа, и при этом чтобы на тебя косо не смотрели, то единственный способ это сделать на данный момент - вступить в 'Единую Россию'. С одной стороны, это существенно усилило позиции партии, с другой - превратилось в очень серьезную проблему, потому что в 'Единой России', таким образом, оказались все.

А это означает, что конфликты, реальные столкновения и борьба групп интересов переместилась внутрь партии. Партия же пока не обладает развитыми механизмами, площадками, инструментами для такого рода борьбы. И поэтому чем больше растет ее численность, тем сильнее встает проблема ее реальной управляемости. Это проблема уже не только самой партии 'Единая Россия', но всей нашей нынешней партийной системы.

В связи с этим, появилась структурная ниша для так называемой второй партии. Существует определенный запрос со стороны современной политсистемы на гипотетическую вторую партию. Это место, куда могут оттягиваться, условно говоря, лузеры элитной борьбы, те, кому не удалось добиться первых позиций, но кто сохранил силу, влияние, и способность бороться и не хочет уходить в маргиналию. Задачей новой политической структуры будет публичное оппонирование партии власти по актуальным темам государственной политики, чего сегодня не происходит. Например, реализуются национальные проекты, 'Единая Россия' обсуждает их, остальные партии об этом просто не говорят, тема провисает в пустоте.

Считается, что так называемая вторая партия обязательно должна быть левоцентристской. Тема левого поворота возникает перед каждой выборной кампанией, однако под центризмом у нас понимается лейлизм, левоцентристское равно левому леволейлистскому. Более того, само понятие центризма предполагает наличие центра политики. Когда есть центр, возможен центризм, и именно центристские партии в 90-е годы занимали два процента, а нулевые заняли все поле. Кроме того, практика кампаний 1995, 1999, и 2003 годов показывает, что ставка на так называемый левоцентризм приводила к поражению даже очень сильные структуры, которые обладали ресурсами и возможностями заявить свою левоцентристскую установку.

Существует несколько вариантов, как может возникнуть вторая партия. Она может возникнуть сегодня из альянса РПЖ, 'Родины' и Партии пенсионеров. У нового союза есть много преимуществ, однако существует ряд критических проблем и ограничений, главные из которых имеет социологический характер. Электораты этих партий очень плохо плюсуются, а отношение к лидерам и, соответственно, группы поддержки лидеров до такой степени различны, что наличие трех партий в одной упряжке кажется не эффективным. Поэтому вполне возможно, что вторая партия может получиться в результате совершенно другого сценария. Например, в результате доращивания до этого состояния какой-то из существующих старых партий, будь то КПРФ, СПС или даже ЛДПР. Возможно, что вторая партия возникнет просто в результате разделения 'Единой России', что чуть было не случилось, когда возникла тема 'крыльев'.

Возможны и другие варианты. Вероятно, что кампания 2007 года - это кампания, где призовым местом будет место второй партии. Никто не сказал, что победитель известен заранее.
0

0