Rambler's Top100 Service

Борьбу с экстремизмом надо начинать с усиления социальной роли государства

первый зампред ЦК КПРФ, депутат Государственной Думы
7 декабря 2006

Президент России Владимир Путин встретился в среду в Кремле с лидерами политических партий и обсудил с ними борьбу с экстремизмом. Иван Мельников, первый зампред ЦК КПРФ, депутат Государственной думы, рассказывает о том, как прошла встреча.

 

Встреча была посвящена вопросам борьбы с экстремизмом. От нашей партии присутствовал председатель ЦК КПРФ Геннадий Зюганов. Президент призвал политические партии выбивать почву из-под ног экстремизма. Говорил об ответственности партий за сохранение общественной стабильности во время предстоящих выборов.

В связи с этим я отметил бы следующее. То, что вызывает 'тревогу', 'озабоченность' и другие подобные чувства у партий власти и партий при власти, для КПРФ ясно как дважды два. И что касается 'выбивания почвы', то КПРФ занимается этим постоянно. Ведь причины экстремизма в обилии социальных проблем, в бедности населения. Отсюда все конфликты, в том числе преступления на национальной почве. И когда мы выносили на запрещенный властью Всероссийский референдум вопросы, решающие часть социальных проблем, - это была и борьба с потенциалом экстремистских настроений. Просто мы видим борьбу с экстремизмом именно в этом, а не в том, чтобы не критиковать 'Единую Россию' и власть в целом.

В то же время новое законодательство нацелено как раз на то, чтобы к экстремистской деятельности приравнять политическую дискуссию. Подобные нормы уже приняты. Например, нельзя критиковать в предвыборный период на телевидении, заострено понятие разжигание 'социальной розни'. Не считаю, что жесткая критика оппонентов подрывает стабильность. Критика, политическая борьба - это инструмент коррекции курса, средство выражения позиции разных групп общества. И как только политические партии начинают ограничивать, как только люди перестают видеть отражение своей критической позиции по отношению к ряду вопросов, - возникает чувство разрыва между партиями и обществом, и тогда граждане сами начинают 'решать свои вопросы'. Таким путем власть добьется только одного - сплошной Кондопоги.  

В целом, думаю, антиэкстремистская линия, которая сейчас так старательно выводится на первый план, - это то, что можно считать заготовленным властью под выборы 'образом врага'. В 90-е годы всех делили на 'хороших некоммунистов' и 'плохих коммунистов'. В начале 2000-х годов на тех, 'кто не с олигархами' и тех, 'кто с олигархами'. В этот раз на это место пробовали 'фашизм', но оказалось узковато и не ко всем можно прилепить. А экстремизм понятие более широкое, - выбрали его.

Согласен, что экстремизм это страшное зло и с этим нужно бороться. Но данная кампания вряд ли будет способствовать реальной борьбе, если ее проводником будет 'Единая Россия'. Предложения этой партии ограничиваются лишь новыми и новыми запретами.

Мы согласны садиться за стол переговоров, согласны встречаться и обмениваться мнениями, но мы видим иную стратегию борьбы с экстремизмом. И начинать реализацию этой стратегии надо с двух направлений - усиления социальной роли государства и свободного телеэфира для оппозиции.
0

0