Rambler's Top100 Service

Я продолжаю быть условно лояльным

вице-президент Института национальной стратегии
8 декабря 2006

Александр Казаков практически упрекает меня в плагиате мысли из Посланий нашего президента и статей Владислава Юрьевича Суркова. Это обвинение безосновательно, поскольку достаточно провести сравнительный анализ публикаций, чтобы выяснить, что я отстаивал те же тезисы, что и в рецензируемой Казаковым статье, на пять, а то и на десять лет раньше, чем эти идеи появились в Посланиях президента и в статьях уважаемого зам.главы его Администрации. В этом смысле гораздо естественнее предположить, что референты и спичрайтеры в Администрации внимательно читают мои тексты.  

Что касается президентских Посланий, то я неоднократно, в том числе и в интервью ' Kreml . org ', отмечал, что президенту вредит частая смена идеологии Посланий. В одном из них акцентируется либеральная позиция практически гайдаровского типа, в других выражаются патриотические и даже национал-патриотические идеи. И при переходе от одного типа Послания, обращенного к нашему народу, к другому, пропагандистский аппарат президента не объясняет народу, в чем причина такой смены акцентов. Я многократно говорил, что отсутствие коммуникации между властью и обществом, в которой власть объясняла бы причины тех или иных своих шагов как в практической, так и в идеологической сфере, является одним из главнейших недостатков в политической работе власти. Но это еще не все. Что касается Владислава Юрьевича Суркова, то те взгляды, которые он отстаивает сегодня, он отстаивает уже год-полтора. В этом смысле я неоднократно давал понять, что многое из того, что пишет Владислав Юрьевич, мне близко, хотя и не целиком. А я честно стою на этой позиции примерно с 91-93-го года.  

Что касается приватизации, тут действительно существует серьезное различие между моей позицией и позицией, выраженной в Посланиях президента и статьях Владислава Юрьевича Суркова. Однако, на мой взгляд, Александр Казаков не совсем точно интерпретирует мою позицию. Когда я говорю о пересмотре итогов приватизации, я вовсе не имею в виду отмену всех приватизационных сделок, я не сошел с ума. Я имею в виду отмену крупных приватизационных сделок, благодаря которым в ельцинские времена собственность над крупными нефтяными компаниями и доля в крупнейшей газовой компании досталась физическим лицам за бесценок. Причем эти физические лица явно были связаны с теми чиновниками, которые проводили приватизацию. Когда я говорю о пересмотре итогов приватизации, я говорю именно об этих сделках. Я прекрасно понимаю, что весь мелкий бизнес и всю обрабатывающую промышленность надо оставить в покое. Но можно ли не пересмотреть собственность на сырьевые компании? И сама наша власть, по сути, в национализации 'Юганскнефтегаза' и 'Сибнефти' пошла по тому же пути, о котором я говорю. Другое дело, что эта национализация, на мой взгляд, велась во многом неправильно, потому что прошлым владельцам 'Сибнефти' были выплачены слишком большие деньги за их собственность, а 'Юганскнефтегаз' так и не был использован для того, чтобы на внутреннем рынке продавался дешевый бензин и другие нефтепродукты. Но в целом я веду речь именно о пересмотре сделок, связанных с собственностью на нефть и газ. Причем я вовсе не считаю обязательной национализацию или отъем незаконно приобретенной собственности у олигархов, а точнее, у стоящих за ними чиновничье-олигархических кланов. На мой взгляд, всегда есть возможность добиться прощения от нашего народа, то есть, поделиться с народом своими незаконно полученными доходами: вложиться во внутренний рынок, социальную сферу, выплатить государству компенсационный налог и так далее. Я не хочу сейчас подробно это обсуждать, хотя тема сама по себе важная. Отказ от рассмотрения преступлений в сфере приватизации я считаю практически подписью под капитуляцией. Мы хорошо знаем, что многие крупные олигархи так или иначе участвовали в организации убийств, и сейчас мы это видим по делу Пичугина. Я позволю себе спросить, почему Ходорковского мы уголовно преследуем, что я всегда приветствовал, а остальные олигархи, которые получили собственность весьма похожим образом, считаются 'белыми и пушистыми'? Все, что я слышал в частных беседах от лиц, близких к руководству, это что пересмотр прав собственности на крупнейшие нефтяные компании приведет к катастрофе. Мне этот аргумент убедительным не кажется.  

Еще один момент. Почему Александр Казаков решил, что я вместо гражданской нации пишу об этнической? Тема границы русского народа - тема весьма тонкая. На мой взгляд, русская нация состоит из русского народа и братских народов России. И несмотря на то, что русский народ в подавляющем большинстве состоит из людей, связанных генетическим, а не только культурным родством, было бы странно не признавать, что мы сейчас имеем не очень большое по сравнению с основной численностью нашего народа, но достаточно значительное количество обрусевших людей, имеющих в прошлом своих отцов и дедов нерусские генетические корни.  

Но самое главное не это. Самое главное - Казаков не понимает, что риторика нашего президента и Владислава Юрьевича Суркова не отвечает на один главный вопрос: почему мы на седьмом году правления Владимира Владимировича Путина продолжаем жить так бедно на фоне того, что олигархи продолжают жировать, и единственное, что с ними сделала власть, это заставила их перестать слишком часто светиться на экранах телевизора. Конечно, невозможно не видеть некоторых улучшений: средняя зарплата повысилась с ельцинских 150 долларов до нынешних 350-ти и, наверное, до 600 по Москве. Однако в условиях постдефолтового подъема первых лет правления Владимира Владимировича и нынешних сверхвысоких цен на нефть такой подъем уровня жизни исключительно мал. А поскольку при этом никакие действия по перенаправлению изначально незаконно полученных доходов олигархов и чиновников не направляются на повышение уровня жизни народа, возникает законный вопрос: а не является ли нынешний президент продолжателем ельцинской политики при изменении только риторики? Когда в ответ на это говорят, что стали делаться национальные проекты, я отвечаю, что они пока слишком малы по объему финансирования. Сумма главных национальных проектов на несколько лет оказалась меньше суммы компенсации, которая была выплачена коллективному Абрамовичу за 'Сибнефть'.  

То есть, движения в правильном направлении предпринимаются, но они очень малы по объему финансирования, очень беззубы в адрес чиновничье-олигархических кланов, и, самое главное, они выглядят запоздалыми. При всем том, что риторика Президента мне во многом близка, а также во многом я соглашаюсь с последними публицистическими и политфилософскими выступлениями Владислава Юрьевича Суркова, то, что они делаются только сейчас, на седьмом году правления Владимира Владимировича Путина, служит власти плохую службу. Те намеки и обещания, которые мы воспринимали в речах Путина в первые годы его правления, вселяли в нас надежду. И казалось: вот еще немного, вот еще чуть-чуть, вот уберут Касьянова, вот Путин избавится от навязанного ему Ельциным окружения, и развернется. Путин избавился от навязанного ему Ельциным окружения, но, за исключением вполне приветствуемых мною шагов в области международных отношений, попытки усилия внутренней политики правящей президентской команды мне кажутся недостаточными. И, самое обидное, эта команда не осознает, что их усилия могут выглядеть для значительной части народа недостаточными, и не понимает, что это может привести к сильнейшему репутационному ущербу. Потому что одни и те же слова, не сопровождающиеся сильнейшими прорывными действиями, на третьем году президентства и на восьмом выглядят совершенно по-разному. Когда их произносят на восьмом году, хочется спросить: 'Ребята, а что же вы делали в предшествующие годы?' В беседах с близкими к властям коллегами я получал ответ, что это не их рук дело, что это все заварила ельцинская сволочь. На это я обычно спрашиваю, что же они делали в течение тих лет, в которые они правили, и как они улучшили ситуацию, заваренную не ими.

Это мне кажется самым главным в наших разногласиях с Александром Казаковым. При этом моя позиция вовсе не является враждебной относительно властей, я вижу в позиции руководителей нашей страны значительный элемент добросовестного непонимания. И в этом смысле мне кажется, что ситуация и в дальнейшем может быть улучшена. Поэтому   по поводу комментариев Казакова, в которых прямо намекается, что я и мои друзья работают на деньги враждебно настроенных олигархов и иностранцев, можно сказать, что политическая ангажированность сослужила Казакову недобрую службу. Я продолжаю быть условно лояльным, и моя позиция относительно наших властей, грубо говоря, зависит от того, насколько их действия отвечают моим представлениям о правильной политике в нынешних условиях. Поэтому в чем-то я власти условно поддерживаю, а в чем-то, наоборот, выступаю против их действий. И в этом смысле сегодняшний русский национализм в своей немаргинальной, неэкстремистской части вполне может находиться в некотором диалоге с властями. Казаков зря не обратил внимания на последний тезис в моей статье, где я предлагаю всерьез работать с муниципальными выборами. Это жест, адресованный власти: ребята, никакого Майдана не будет, мы понимаем, что и у нас сил на него нет, и народ нас не поддержит. А вот там, где это возможно, то есть в сфере муниципальных выборов, мы готовы всерьез проверить вас на демократичность, и это есть определенное основание для диалога, поскольку вы сами заинтересованы в демократическом муниципальном управлении.  

Возвращаясь к Александру Казакову, я, со своей стороны, не испытываю ни к нему, ни к движению 'Местные', главным советником которого он является, никакой враждебности. И с удовольствием выступил бы на каких-нибудь конференциях или политучебах движения 'Местные' с разъяснением своей позиции, не важно, в лекционной, интервьюерской или какой-то другой форме.

0

0