Rambler's Top100 Service

Фантомы оптом

политолог, доцент Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ)
20 января 2007

Алексей Чадаев, Член Общественной палаты:

 

Большая часть официальных легальных партийных структур - это фантом

 

В этом вопросе у меня очень богатый опыт. Я принимал участие в нашем родном отечественном партстроительстве с 93-го года, в составе удивительных партий. В свое время было Российское христианское движение, партия при Борисе Немцове, которая называлась 'Россия молодая'. Еще было лично мной в свое время основанное движение 'Новые правые'. На самом деле в какой-то момент, мы даже проглядели, когда это случилось, сложилась довольно устойчивая схема - рынок 'партии под ключ' - не бог весть какой денежный и хитрый бизнес. Некоторое количество людей, знающих друг друга еще с давних пор, записывали своих знакомых в какие-то партии, платили им какую-то копеечку, и предоставляли требуемые законом списки в необходимом количестве. Проверки Минюста, как правило, ничего не давали, да Минюст и не стремился особенно проверять, потому что могли не так понять - свобода же. Поэтому любой, не только первого эшелона, но даже второразрядный политик, найдя достаточно небольшую требуемую сумму - это масштаб десятков тысяч долларов, а иногда и меньше, в зависимости от качества списков - мог запросто обзавестись общероссийской партией. Естественно, на выходе страна получила ситуацию, в которой большая часть официальных легальных партийных структур - это фантом.

 

Административный ресурс стал своего рода компенсацией, позволяющей реально существующим структурам преодолевать миражную ситуацию фантомной политики.

Но ведь они имеют право участвовать в выборах, а значит, им выделяется эфирное время, и реальные крупные общероссийские политические партии вынуждены принимать участие в дебатах с ними на равных. Избиратель, глядя на телекартинку, не имеет никакой возможности отличить, с чем он имеет дело: с крупной реальной структурой или с фейком. В этой ситуации административный ресурс стал своего рода компенсацией, позволяющей более или менее реально существующим структурам преодолевать миражную ситуацию фантомной политики. Ситуация, когда одной проблемой ликвидировали другую проблему, не может продолжаться вечно. Это ситуация, когда крупные партии отказываются от дебатов, когда крупные партии делают ставку не на политическую кампанию, а на договоренности с начальниками, когда в выборах все решают не низовые партийные структуры, а деньги и админресурс. И выход из ситуации невозможен без серьезной зачистки партийного поля , из которого должны быть убраны все виртуалы без исключения, даже если во главе их стоят известные люди.

 

Ликвидируемые структуры - это бюджет-структуры по продаже списков

 

Партий все равно осталось много , их список пестрый и невнятный. Мне кажется, что список ликвидируемых партий по-хорошему надо было бы еще расширить, очень многие из оставшихся вполне могли попасть туда. Например, ДПР. Это политтехнологическая банда, успешно освоившая торговлю модным политическим брендом 'Демократическая партия России', но на самом деле никакой партией не являющаяся.

Среди таких партий очень древняя структура, ведущая свое начало от демплатформы КПСС, и известная в 90-е годы именно как Республиканская партия. В 90-е годы этот массив, список людей, профессиональных активистов, контролируемый Республиканской партией, был одним из успешно продаваемых для партий, производимых под ключ. Лысенко был в те годы одним из таких ресурсов. Поэтому отличие Республиканской партии от всех остальных ликвидируемых партий состоит только в том, что в данном случае речь идет о сети профессиональных членов всех партий, нежели о созданном ими эффективным бренде. Поэтому применительно к ее регистрации будет много войн. Но это не отменяет того факта, что ликвидируемые структуры - это точно не партии, хоть и не список мертвых душ. Ликвидируемые структуры - это бюджет-структуры по продаже списков.

Естественно, либеральные партии опять не пройдут в парламент, поскольку объединение СПС с 'Яблоком' - 'сказка про белого бычка', которую мы будем слушать еще не один выборный цикл. После успеха в Новгороде третьей колонной пойдет 'Свободная Россия', и, судя по всему, ни у кого из них не будет шансов преодолеть 7-процентный барьер в таком составе. Любопытно, что даже поднятие барьера не послужило для них стимулом, хотя, казалось бы, речь шла о физическом выживании. Но им удобнее оставаться в маргиналии и грызться друг с другом за монополию на этом маргинальном поле, чем пытаться стать политиками. Это интересный для историков будущего вопрос: почему выбор был сделан в таком направлении? Почему борьба друг с другом им кажется более значимой, чем вся остальная политика?

 

Вся партийная структура делится на три этажа

 

Если бы выборы состоялись в следующее воскресенье, картина была бы следующей. Судя по всему, 'Единая Россия' борется за большинство, остальные борются за прохождение в парламент. В итоге мы имеем большинство 'Единой России' или около большинства, но это важная интрига - и три-четыре прошедших. Соответственно, вся партийная структура делится на три этажа. Этаж первый - 'Единая Россия', этаж второй - прошедшие в парламент, и этаж третий - маргиналы. Пока это выглядит так.

Все разговоры о второй партии и все попытки создать что-то такое, что могло бы конкурировать с 'Единой Россией', пока не оправдываются. Причем не из-за внешнего сопротивления, а из-за внутренних проблем. Ситуация со 'Справедливой Россией' здесь показательна, потому что они довольно быстро втянули в себя все, чему не нашлось места в 'Единой России', но в результате этого оказались погребенными под грудой невероятного количества внутренних конфликтов. Сегодня это структура, раздираемая внутренними противоречиями, а до выборов слишком мало времени, чтобы их всех можно было выстроить. Там нужна железная рука, стальная воля, которой у их лидера, судя по всему, нет. Иначе они просто растащат все на куски, будут грызться друг с другом и никуда не пройдут.

0

0