Rambler's Top100 Service

Могильные плиты для партийных трупов

Заместитель генерального директора «Центра политических технологий»
22 января 2007

Алексей Макаркин, заместитель генерального директора 'Центра политических технологий':

 

- В большинстве случаев те партии, которые сейчас ликвидируются, были слабыми, формальными, и численность у них была очень сомнительная. Мы прекрасно знаем, как происходило создание партий, об этом уже много писали, ходили разговоры о том, что фамилии, включаемые в партийные списки, были, чуть ли не переписаны с могильных плит. То есть, большинство этих партий никого не представляли, они создавались всеми желающими для своих целей. Допустим, необходимо какому-то предпринимателю сформировать свой избирательный список в регионе на выборах в законодательное собрание. Он отправлялся в Москву, договаривался с кем-нибудь из держателей партийных наименований, брендами их назвать довольно сложно, получал право использовать ее реквизиты и шел с лозунгами, часто совершенно не соответствующими   программам этих партий. Партии как бы сдавались в аренду. Когда проходили парламентские выборы, в их списки входили многие региональные предприниматели, которые просто покупали себе места, рассчитывая, что в итоге они смогут стать депутатами. Ничего у них не получалось, но в следующий раз приходили уже новые 'богатенькие Буратино' и финансировали очередную избирательную кампанию. Это был бизнес, который сейчас, по сути, ликвидирован.

Есть исключения в виде Республиканской партии России Владимира Рыжкова, которая имела жизнеспособную политическую силу с реальным представительством в регионах, с реальными активистами, с идеологией, с интересной программой, интересными руководителями: и сам Рыжков, и Владимир Лысенко, и Зубов, экс-губернатор Красноярского края. Но, к сожалению, их отказались регистрировать. У них были очень длительные и сложные суды, у них возникали огромные проблемы, которые почему-то не возникали у других реально существующих партий. Сейчас они собираются отстаивать свои права уже в Европейском суде. Пожалуй, я не могу припомнить какую-то другую политическую партию из ликвидированных или ликвидируемых, которая действительно представляла бы интерес. Республиканцы в этом смысле составляют печальное исключение.

Что касается развития нашей партийной системы, она практически потерпела процесс трансформации, когда количество партий резко сократилось. Сегодня она приобрела примерно следующий характер. Есть главная партия, самая сильная, самая популярная, самая насыщенная ресурсами - 'Единая Россия'. И есть 'Справедливая Россия', в которую идут те представители элит, которые по тем или иным причинам не смогли попасть в 'Единую Россию'. К ним относятся те, кто оказался на периферии 'Единой России', которые уходит из нее, которые так и не смогли себя реализовать в рамках 'Единой России'. Это часть тувинской политической элиты, это, например, мэр Ставрополя. Но все-таки абсолютное большинство функционеров и активистов 'Единой России' останется в партии. У 'Справедливой России' есть свои плюсы по сравнению с 'Единой Россией'. Это возможность критиковать чиновников, бюрократию, набирать очки на критике. Все-таки когда партия 'Единая Россия' критикует чиновников, это выглядит немножко неорганично. У 'Справедливой России' такая возможность есть. Для 'Справедливой России' очень значимыми будут весенние выборы, когда она впервые будет участвовать в избирательной кампании под своим наименованием. Еще на осенних выборах 'Справедливая Россия' участвовала в одних регионах как Партия жизни, в других как Партия пенсионеров, в Пермской области была конкуренция между Партией пенсионеров и 'Родиной', где они выдвигали два списка, в которые входили активно соперничающих друг с другом люди. Сейчас они пойдут под флагом 'Справедливой России', и мы увидим, насколько этот политический бренд оказался привлекательным для избирателей.

Кроме того, есть две наши старейшие политические партии: КПРФ и ЛДПР. Это две уникальные партии, которые были представлены в Государственной Думе всех созывов, начиная с выборов 1993 года. У них узнаваемые руководители, они реально представлены в регионах, и у них очень хорошие шансы и в будущем быть представленными в Государственной Думе. При этом переход на пропорциональную систему был выгоден ЛДПР, потому что у ЛДПР всегда было плохо с одномандатниками, а по партийному списку Жириновский все время вытягивал их на приличный результат. Так как теперь остались только партийные списки, фракция ЛДПР, очевидно, увеличится. Или, по крайней мере, останется такой же, как сейчас. У них приличные шансы сформировать серьезную фракцию в следующей Думе, возможно, даже увеличить ее состав. КПРФ сохраняется как проходная партия на дисциплине своего пенсионного электората, который приходит на избирательные участки и отличается высокой сознательностью. Эти четыре партии, судя по всему, проходят в Думу.

Под вопросом прохождение СПС. Сможет ли СПС провести эффективную избирательную кампанию, договориться с властью, убедить избирателей, что они являются социально ориентированными и при этом успешными либералами. Я думаю, что интересными будут региональные весенние выборы для СПС в Санкт-Петербурге и Москве. Очевидно ослабление 'Яблока', которое все больше превращается в демократический клуб. Есть проект Семигина - попытка создать альтернативу 'Справедливой России' на социально ориентированной площадке. Есть проект Бабурина 'Народная воля' - попытка конкурировать с ЛДПР на национально-патриотической площадке и взять часть электората 'Родины', который голосовал за Рогозина, как за националиста. Но пока и к перспективе Семигина, и к перспективе Бабурина следует отнестись достаточно скептически.

0

0