Rambler's Top100 Service

Спецназ "глобальной демократии"

Леонид Поляков
доктор философских наук, зав.кафедрой общей политологии ГУ 'Высшая школа экономики'
13 апреля 2007

Среди разного рода маршей, проходящих в последнее время по разным городам России, есть один, участники которого вызывают особый интерес. Это так называемые несогласные. Они заявляют, что ни в прошлом, ни в будущем друг с другом ничего общего не имели и иметь не хотят. Но, как бы не согласные ни в чем, сегодня они сбиваются в широкую право-левую коалицию, чтобы устраивать публичные шоу под общим лозунгом "За Россию без Путина!".

Смехотворность клича бросается в глаза настолько, что даже затмевает содержащийся в нем абсурд. Все сроки смены президентов в России хорошо известны, и маршировать с подобным лозунгом - это примерно то же, что митинговать за смену времен года. Однако ж ходили, ходим и - угрожающе - "будем ходить"! Кому же и зачем нужен этот политический "театр абсурда"?

Постоянно подчеркивающие свои различия и ситуативный характер объединения, "несогласные" производят впечатление группы без единой идеологии. А между тем общая идеология у них есть, и она отнюдь не тайна. Ее ключевые компоненты не раз и не два совершенно открыто высказывали вожди "несогласных". Вот только марширующая массовка этого либо не знает, либо не хочет знать. Поскольку в противном случае многим из них пришлось бы отвечать (самим себе, разумеется) на весьма неприятные вопросы. Вот, например, Г.Каспаров в интервью "Эсквайру" между прочим заявляет: "Основная угроза миру сегодня исходит от стран, у которых слишком много (курсив - Л.П.) нефти. Мы же все понимаем, что Россия без нефти (курсив - Л.П.) - это страна, которая встанет на путь демократических реформ".

Что в переводе на общедоступный язык один из вождей "несогласных" сообщил россиянам? Что основная угроза миру - Россия. Потому что у нее нефти "слишком много". А чтобы она не была основной угрозой миру, нужно нефть у России отобрать, и взамен наступит "демократия". Скажите, уважаемый читатель, только честно: в какой стране и какому хотя бы минимально уважающему себя народу политик, т.е. человек, стремящийся к власти от имени этого народа, может предложить подобный силлогизм? Ответ очевиден.

И очевидно вот еще что. Говорящий от имени "мира" Каспаров, конечно же, озвучивает чьи-то национальные интересы. Чьи именно - не тайна. Если человек еще в 1991 году получил звание "факелоносца свободы" от Центра политики безопасности США и состоит в консультативном совете при этом центре, то какие могут быть вопросы? Ведь центр этот под почетным сопредседательством экс-главы ЦРУ Д.Вулси позиционирует себя как идеологический спецназ (Special Force) американского правительства, американского народа и "всех свободолюбивых государств"!

Что же делает американский "спецназовец" Каспаров в России? А именно то, что ему положено: ведет идеологическую борьбу, продвигая интересы своих боссов. А боссы изъясняются предельно понятно. Например, так: "Разумеется, наш интерес к России имеет долгосрочный характер ввиду того, что она является вторым крупнейшим мировым экспортером нефти и газа". Или так: "Таким образом, в той мере, в которой Путин консолидирует свою власть, он укрепляет власть диктаторов по всему миру, при этом способствуя созданию климата, угрожающего нашей национальной безопасности. Следовательно, его деятельность нельзя игнорировать, но нужно рассматривать как прямую угрозу и американской, и глобальной демократии".

Прочитав это, понимаешь и загадочную фразу Каспарова из того же интервью: "Нефть - источник политической нестабильности, от нее надо отказываться". Т.е. российская нефть - источник политической нестабильности США, поэтому Россия должна отказаться от своей нефти.

Еще один вождь "несогласных" и партнер Каспарова по "широкой право-левой" экс-премьер М.Касьянов в октябре 2005 года озадачил всех заявлением о том, что справедливая цена российской нефти - 20 долларов за баррель. Опять-таки диву даешься: в своем ли уме политик, только что заявивший о намерении участвовать в президентских выборах в 2008 году? На всякий случай уточню - в России! И выясняется, что очень даже в своем. Как и Каспаров, он хочет власти над российским народом, но при этом от имени и по поручению совсем других народов. Как осторожно заметила тогда же лондонская "Гардиан": "Аналитики могут усмотреть в этом заявлении обращение за поддержкой в Вашингтон и Брюссель (т.е. Евросоюз. - Л.П.), чьим экономикам угрожают высокие цены на нефть". Мысль вполне доступная. Например, цена на норвежскую или кувейтскую нефть пусть остается 60 долларов. А нашу - ради благополучия евро-американской экономики - будем продавать втрое дешевле.

По сути дела, Каспаров и Касьянов продолжают дело Ходорковского и Лебедева, суть которого честно описал Стюарт Айзенштат - сотрудник администрации Картера и Клинтона, член Международного консультативного совета Group Menatep Limited: "Перед арестом Лебедев и Ходорковский вели переговоры о продаже 25 процентов главного бриллианта своей имперской короны - ЮКОСа - одной из американских компаний. Причем деньги им нужны не были - они решили, что вступить в подобное партнерство необходимо, если они хотят построить Россию западной ориентации. Если бы эта продажа удалась, то планам Кремля по возвращению контроля над российской нефтяной промышленностью пришел бы конец <...> значительная часть огромных природных ресурсов России контролировалась бы сегодня еще одной из крупных международных компаний".

Да что там мелочиться с нефтью! Нам и земли нашей не жалко. Вот третий вождь "коалиции" Э.Лимонов. В совсем свежем интервью "Газете" прямо так и говорит: "Да, я за отделение Чечни, безусловно". Оригинал. Эстет, признающий из всех русских поэтов (у которых только "слезы и сопли") лишь "мистического фашиста" Гумилева. Экстремал по жизни и политический экстремист, "почему-то не испытывающий никакой ненависти к Гитлеру" и откровенно заявляющий: "Все поступки Гитлера и вся его политическая жизнь - это поступки и жизнь художника, artist'а". Сам же artist Лимонов при этом заявляет, что "в Российской Федерации воцарился абсолютистский режим, который можно охарактеризовать как государственный фашизм".

Все эти эскапады могут создать впечатление, что Лимонов - человек независимый. Однако есть в Лондоне некое "правительство Республики Ичкерия", и странным образом Лимонов заявляет именно то, что пропагандирует это "правительство". Добавляя (в том же интервью), например, такое: "Уж кто-кто, а ингуши не мыслят себя с Россией". Мне все же кажется, что Лимонов - это последний, у кого ингуши стали бы спрашивать совета, где им жить. Но что ему за дело до них и до российского народа вообще? У него, как и у партнеров по "несогласию", планы покруче.

К примеру, такие, которые можно обнаружить в "программных тезисах" каспаровского мифического "Объединенного гражданского фронта". Там среди прочих прекраснодушных мечтаний имеется пункт 5 в разделе "Ликвидация номенклатурной системы" - принятие закона о люстрации. Приглашаю ознакомиться с этим шедевром "политической" мысли: "В новой России нынешние высокопоставленные чиновники (как на федеральном, так и на региональном уровне), а также руководство спецслужб должны быть законодательно лишены возможности работы в системе государственного управления. Все они в той или иной степени виновны в преступлениях нынешнего режима".

Впечатление такое, что авторы списали все это из какого-то диссидентского документа конца поздней перестройки и только заменили "новый СССР" на "новую Россию". Но суть та же: любая попытка "люстрации" - это провокация гражданской войны, уничтожение власти и, следовательно, российской государственности. Что, впрочем, для Лимонова было бы вполне желательно, ибо: "Наше Русское государство - деградирующая форма социальной жизни. Оно гнусно по сути своей".

Итак, вот три источника, три составляющие идеологии "несогласных": "За Россию без нефти!", "За Россию без Чечни и Ингушетии!", "За Россию без государства!". И это не лозунги. Это - реальность 1998-1999 годов. Реальность, которую удалось преодолеть только благодаря сначала назначению Путина премьером в августе 1999-го, а затем - избранию его президентом в марте 2000-го.

Два президентских срока изменили Россию необратимо. Такой поддержки, как Путин, не имеет ни один демократический политик мира. Да, Жак Ширак на прошлых президентских выборах получил 82%, но там голосовали не за него, а против Ле Пена. И сегодня Ширак уходит - хотя французская конституция не ограничивает его в сроках пребывания на президентском посту.

В России же все опросы общественного мнения показывают, что весомое большинство готово проголосовать за Путина и в третий раз подряд. И только конституционный демократизм самого Путина не позволяет осуществиться этой воле российского демократического большинства. Но у спецназовцев "глобальной демократии" своя задача. И они упорно маршируют с головами, повернутыми назад в "другую Россию", которая - "до Путина". No passaran, однако.

Источник: Русский Журнал

0

0