Rambler's Top100 Service

300 инвалидов

политолог, доцент Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ)
13 апреля 2007

Алексей Чадаев, член Общественной палаты РФ:

 

- Я как-то общался с одним из другороссов, и от него впервые в жизни услышал словосочетание 'Марш несогласных'. Я схватился за голову и сказал: 'Какая глупость, ребята, я бы даже на Марш согласных еще подумал идти или не идти'. Когда согласные ходят маршем, это еще хоть как-то понятно, а несогласные маршами вообще не ходят, они же несогласные.

Я думаю, организаторов из 'Другой России' в основном заводил успех другого подобного мероприятия - Русского марша, который в какой-то момент тоже стал мегаобсуждаемым событием. Они просто передрали формат, причем, по одному простому основанию: милиция вообще очень не любит шествия, то есть, те массовые мероприятия, где предполагается движение, и на всякий случай обычно ограничивает их и запрещает.

Радикальной оппозиции становится очень удобно превратить подготовку этого мероприятия в перфоманс: им запретили, перенесли акцию, но они все равно пойдут, их будут ловить и так далее. В этот момент возникает вход в игру с правоохранителями, как в игру 'зайцы-волки'. При этом понятно, почему милиция не любит марши. Опыт самого первого Русского марша 2005 года был в этом смысле показателен. У нас уличная молодежная политика в последнее время стала напоминать игру 'Зарница', в которой соревнуется несколько команд. Статическое мероприятие, которое стоит на месте, довольно легко обставить кордоном и оградить. А когда мероприятие проходит в движении, сплошь и рядом возникают ситуации, когда вдруг из-за угла появляется колонна каких-нибудь активистов другой ориентации, и начинают чем-нибудь кидаться, или начинается потасовка. Для милиции это проблема. Строго говоря, для милиции нет никакой разницы между абсолютно пропрезидентскими, относительно оппозиционными и полностью оппозиционными движениями. У них критерии гораздо более простые и формальные: пьяные - трезвые, кричат матом - не кричат матом, дерутся - не дерутся. В этом смысле понятно, что когда накануне маршей еще выходят прокламации с воплями про кровь (одни не хотят крови, другие хотят), естественно, что и милиция, и ФСБ встает на уши, просто заслышав кодовые слова. И на всякий случай начинается большой шухер.

На выходе получается следующее: на мероприятие приходят 300 инвалидов, на каждого ровно по четыре милиционера, которых согнали со всех городов и весей нашей Родины, летают вертолеты, стоят водометные пушки, в окружении этих несчастных нескольких сотен человек, а они потом пишут у себя: смотрите, хоть мы такие маленькие, но нас боятся, смотрите, у них истерика.

Мне кажется, что там должна в какой-то момент появиться "фига из кармана", потому что сами эти мероприятия безобидные, и ничего, кроме морально-психологического удовлетворения для участников, политически не делают. Поэтому, если они хотят их капитализировать во что-то серьезное политически, нужно изобрести какую-нибудь провокацию с кровью, чтобы они стали событием. В противном случае и резонанс недостаточный, и времени до выборов уже немного, чтобы успеть раскочегариться.

0

0