Rambler's Top100 Service

Почему не стоит расстреливать антипутинские марши

Президент Фонда эффективной политики, член Общественной палаты РФ
13 Апрель 2007

Слышу, как по радио блеющими голосками какие-то задержанные маршисты говорят "Власть в панике!.. Кремль в истерике!.. Они нас боятся!". Узнаю брата Васю. Тридцать лет назад сам бы свистел навроде того, да никто не подставил отечественный микрофон. А вот проблема, как добраться до запрещенной демонстрации на Пушкинской была и тогда.

Отлавливали еще на дальних подходах, на электричках, снимали с метро на радиальном перегоне к центру, задерживали под домашним арестом. Ну, а мы набирались опыта и исчезая из дому загодя, просачивались на Пушку с неожиданных мест. Лично мой прием к концу 70-х отработался в лоск: беру билет в кинотеатр "Россия" на дневной сеанс, и после фильма вальяжно и неподозрительно спускаюсь в толпе зрителей по широкой лестнице к уже блокированному скверу - но с тылу, где менты атаки не ждут. Далее, правдоподобно изобразив ротозея, в паре-тройке друзей накапливаемся извне оцепления, готовясь к прорыву. И, выбрав момент, коллективным сперматозоидом засаживаем в кольцо!

Эх, весело было. Того кто бы взялся предостерегать, что в итоге наших экстримов из кино "Россия" выйдет казино Шангри-Ла - я бы тогда назвал "гэбистской сукой".

*

Воскресные марши возмутили и исторгли множество слов. Чтобы не попасть под их магию, пора решить, что именно должно быть главным при выборе стратегии отношения к участникам МН?

Кидаясь на словесные петарды, легко попадаешь в поток вражды, и несешься его частицей прямо в направлении стока. Петард выброшено и выбрасывается нарочито много, как ложных мишеней при взлете над Багдадом. Часть из них - предмет веры, часть - личные оскорбления, или оскорбления твоих ценностей. В последние дни и сторонники Путина позволяют себе поддаться на нехитрую технологию инспирированной вражды. Они брызжут слюной, обличая маршистов - большую часть которых хорошо знают по московским пивным - в неслыханных и невозможных злодействах. Это не просто дурной тон, это опасное уподобление мелким бесам оппозиции.. Разумеется, есть вещи, которые мы станем отстаивать любой ценой и всеми силами. Но глупо и распылять силы, кидаясь, как депутат Абельцев со сворой бешеных псов на каждого интернет-болтуна.

...Вместе их собирает - ненависть. Клокочущая, захлебывающаяся, нерассуждающая. Другороссы - это сообщество ненависти, мечтающее создать обезумевшее большинство. Мы видели как создается безумное большинство - ненадолго, но эффективно. Оно склеивается всего на одно лето, зато какое - лето 1917, лето 1991. Потом лето проходит, настает зима, обманутое большинство ищет виновных - и ему их подсовывают, скармливая одного за другим. Но дело-то уже сделано. Проект демонтажа России предполагает в качестве главного условия насаждение внутренней ненависти. Той ненависти, что рикошетом вернувшись в столицу через Чечню, погубила Анну Политковскую - и тут же принялась ссорить людей. И так они дальше и будут кипеть в этой кастрюльке, выкипая. Однако ничего кроме инфоповода они не могут создать. Они даже сейчас обсуждают, красива ли будет картинка - мол, кровь на морде сделала бы ее более впечатляющей. У властей вымогают кровавое воскресенье. Или красную субботу.

*

Методология обдуманного, и более того - наперед заявленного провоцирования - должна быть полностью отвергнута. Но и тезис о "несоразмерной реакции властей" должен быть с презрением отклонен - закон не охраняет тех, кто организует его - публичное, демонстративное - нарушение. Такие люди экспериментально ставят себя вне закона, и их эксперимент должен быть сорван так же демонстративно, как был ими поставлен. Почему в России должна существовать терпимость к людям, предлагающим повторить в условиях нынешнего, опасного мира - беловежский теракт 1991 года? Терпимости нет, она явится когда-нибудь позже, лет через 30-50 - а сейчас ее нет. Нельзя, невозможно снести любые оскорбления веры, порядка и установлений. Но и тут особенно важно определиться в том, что и кто именно оскорбляет веру, а где мы всего лишь раздражены - состояние в котором легко забывать о главном. Есть то, чего мы не уступим ни в коем случае, а в чем легко согласимся - после доброй драки. А то и вовсе без нее.

*

Нельзя дать себя ослепить ненавистью и опрокинуться в нее с головой, ведь в том и состоит ближняя цель маршизма. Памятное свойство 90-х - смрад небытия, несвободы, ненависти между частями общества, каждая из которых жила в собственном - воображаемом государстве, презирая уничтожаемое реальное. Победа любой из этих групп означала бы применение ко второй ничем не сдержанного насилия, на что другие ответили бы тем же. Все это переполняло СМИ, по страницам которых шмыгала публика вроде Басаева и Лимонова. Лимонова, который наезжал в Москву из Югославии, так деятельно помогая великой нации, созданной великим Тито, пока от той не остался почернелый сербский огарок. Прекрасная, возвышенная судьба Югославии - лимоновский пример для России! Но они не победили нас, победили мы - их.

*

Путинское большинство - это мирное большинство, победившее, властвующее и не собирающееся расстаться с властью ни в этом году, ни в следующем. Но это большинство никому в России не противопоставлено, и намерено включить в себя всех - в конце концов, и своих нынешних противников. Это собирающее нацию большинство уже не уйдет. И те, кто идут на марш другороссов, не пройдет и года, как придут к нам и станут рядом. Марш несогласных весны 2007 года на 70-80 процентов состоит из комиссаров Путинской России 2008-9 и следующих годов.

Реальная угроза политическим позициям Путина была бы максимальной политической угрозой России. Попытка выставить Путина из русской политики была бы крайней формой национальной измены. Но сегодня ее нет. Сегодня, в момент победы путинской философии государства, прямой угрозы маршизм не представляет. Это один из экспериментов западной политики в России. Что ж, победоносное общество может позволить себе снисходительность.

*

Главное - Владимир Путин победил, и его триумф - Россия - уравнивает всех граждан. Мы все делим славу и честь его победы, постившиеся яко непостившиеся. Мы могли бы сробеть, и не делать ставки в 90-е, но мы ее сделали, рискнув всем. Мы могли проиграть, но мы победили. Наш риск и наша свобода претворились в победу, победу для всех.

Главным для нас является утвердившаяся система, как победа логики Путина наперекор измене и мути затопившим русскую жизнь. Да, теперь предстоит отделить принципы победившего от окопной правды и вредных фронтовых привычек. Но победу не отдадим.

В сущности, Путин сегодня - победитель, а не президент, и власть его уже теперь - власть победителя. Власть национального гения - чудная власть. То, что мы не умеем ее очертить и не желаем навязывать, не означает, что мы хотели бы выйти из-под нее, то есть - сдать врагам только-только выигранную Россию. Здесь - нет и не может быть никаких компромиссов.

Политическая победа есть дражайшее дитя свободы. Ты не просто выстоишь, ты восторжествуешь - вот что говорит политика свободному человеку. Триумф краток, даже моментален, но - римляне знали толк в Res Publicae - в гражданской религии свободы триумф литургически необходим. Триумф это победа немногих, расширенная на всех и разделяемая триумфатором с его последним согражданином.

*

Говоря "Путин", я оставляю в стороне - мне не интересный - спор о личности, психологии и характере президента-создателя новой России. Конечно, слабости ума и характера смертных отпечатываются и в стилистике их побед. Но только для побежденного его слабости - достаточное объяснение проигрыша. Слабости победителя мы обсудим когда-нибудь, после того, как его победа и его роль будет закреплена в системе установлений, и когда - вполне вероятно - то, что помогло ему нас возглавить начнет обременять его руководство. Быть может, когда-нибудь так и будет. Но "быть может, когда-нибудь" для политики не существует вовсе. Сегодня все не так. Сегодня Путин является подарком небес и колоссальной политической ценностью для страны. Да, мы не желаем чтобы кто-либо подбирал отмычки к Кремлю, пока там находится Путин - а он там еще надолго.

Исходная формула проста, проста чрезвычайно: мы хотим Путина, а они нет. Все прочее обсуждаемо, кроме этого ? и все это хорошо знают, и они и мы. "ПУТИН СКОРО УЙДЕТ"? - Слушайте их, слушайте внимательно - ну до чего же им нужно, чтобы Путин ушел! Редкий губернатор мечтает о том же и с той же силой. Они буквально заклинают его - уйди, уйди! -одновременно запугивая шкурников, аппаратную шелупонь - вот ужо доберемся до вас, как уйдет Путин!

*

Забавная полупрокламация-полуцитата Марины Литвинович "Власть марша" - разновидность вызова, заклинания о приходе вражды. "Вопрос о власти теперь будет ставиться и решаться на улицах, на площадях, на "Маршах несогласных". Именно там будет создаваться новая легитимность, новая площадка для согласования интересов граждан по поводу страны и власти. У кого-то с осени-2007 будет "избирательная кампания" - повторение спектакля под названием "выборы". Все актеры, задействованные в спектакле, давно выучили свои роли, а финал известен режиссеру заранее, поэтому ни один из значимых для будущего страны вопросов по ходу пьесы не только не будет решен, но даже не будет поставлен. А за пределами этого "театра" будет бурлящая улица, где и решится самый важный вопрос - вопрос о власти". - О, если бы это была заявка на власть, то таковая должна была бы быть подавлена силой. Будь хоть Касьянов или Рыжков президентами, любой из них подавил попытку формировать власть на улице - и был бы целиком прав! Да, хирургически аккуратно и при местном обезболивании, с надлежащим количеством бинтов и тампонов, но - силой. Явлинский стал крупным политиком, когда в 1993 году яростно-твердо сказал в эфир "Власть руками трогать - не дадим!" - Но сегодня перед нами никакая не заявка на власть. Это блеф, скрытая цитата - попытка вывести из себя.

Бедняги уверили сами себя, что их бессилие и несвобода объясняются кем-то другим, а не собственным их запустением и бессодержательностью их действий. Почти трогательно, как эти люди нуждаются в том, чтобы уверовать в нашу корысть! Да где они видали в политике людей, столь ослепленных стобаксовками? Они, похоже, не только Шаламова с Солженицыным, они даже "Робинзона Крузо" не прочитали. Даже Карл Маркс был большим идеалистом. Они буквально умоляют, уламывают нас признать для себя догму "силы бабла" - воздвигнув нелепый, но удобный идол враждебности. В их грезах все проникнуто "баблом", о котором они бесконечно рассуждают. Но в политике вовсе не так много объяснимо деньгами, тем более текущими денежными расчетами. Подобно хорошему предприятию, политика, пока не сбилась, производит главную услугу - свободу граждан, а не мусолит зеленые бумажки.

Треп о "Нефтяной России - государстве для 5 процентов населения" мы слышим не впервый и не в сотый раз, и он больше никого и никогда в России не должен ввести в заблуждение. То же было в начале прошлого века, то же - со сменой "зажравшегося (якобы) дворянства" на "жирующую номенклатуру" перед 1991 годом. Теперь мы можем спокойно отвечать на это вранье: во-первых, цифры ваши дутые, это замер ненависти вашей. Но будь они даже таковы, что с того? Если б опять настал такой мрак, что всего лишь 5 процентов населения, то есть 8 миллионов русских людей оставались последними носителями государственности - ну так и что же? Мы что же, так вот, восемью миллионами пошли сдаваться - вам?! Нет же. Случись такая беда, тогда бы на них, на эти 5 процентов нации и легли бы целиком все 100 процентов задачи - отстоять Россию любой ценой, от любого числа безумцев. Восемь миллионов граждан страны - это немалая сила! У этой силы тоже есть руки, зубы, ум, автомат. Объявлять их вымаранными из политики врагами народа значит не просто совершать абсолютно запрещенное конституцией действие - "раздувание социальной розни". Это еще и весьма глупый в политике ход, консолидирующий противоположную сторону. МЛ помнит, наверное, как мы с ней в штабе Путина 1999 года радовались оплошной выдумке лужковцев, пригрозивших президенту "участью Чаушеску" - консолидировав путинский лагерь, который тогда не набирал, пожалуй, и 5 процентов.

Беда в том, что классовые цифры - вранье, пропаганда ненависти. На 65 процентов поддерживающих Путина полностью - 8 процентов отрицательно оценивающих. Серьезным политсоветникам, даже оппозиционным известно, что социология - не лимоновская шлюшка. Это социальный сопромат, физика полета. Мнение общества можно переломить или обминуть, но только опираясь на его же, общества, глубинные мотивы и здравый смысл. А предложение путинскому большинству демонтировать "нефтяную Россию" - которая , в составе 1 процента от рабочей силы, кормит всех, включая самих маршистов - не пройдет. Путину просто будет растолковать большинству, - при необходимости - кто и что хочет у них отнять. Вот тогда будет несладко. Вот это был бы симметричный, но пожалуй, слишком уж жесткий ответ, ведь после этого на политической сцене может не остаться партий вообще! Путин пожалуй не даст на него санкцию.

Вольно в хорошую погоду оппозиционно гулять по безопасной путинской Москве. Но представьте себе, что кто-нибудь из гуляющих попытался бы реально, а не шутовски поднять руку на Путина - вся сцена тут же переменится, и в первую очередь распадется оппозиционная сцена. Нация реально ощерится, а противные ей разбегутся. В колонне Другой России в лучшем случае останется голова колонны, да и та не вся. Прочие немедленно окажутся с реальной властью - властью Путина, и будут правы.

*

Путин создал великую Россию, мы хотим распространить это величие на всех, всех без исключения. Гражданство России станет родом аристократии, и все вправе чувствовать себя аристократами. Аристократическое чувство - чувство братства, неотделимое от чувства достоинства.

Но сегодня - это не так. Отчего люди бунтуются? Оттого что не наделены суверенитетом, верней их суверенность не признана.

МЛ искрення, когда пишет "Вроде бы праздник, да не наш". Это и есть глубинная причина, тайный мотив маршизма - тоска по общему празднику. Эта тоска реальна, она законна. Путин подготовил все для него Но унылое, практичное, работящее его окружение, из кремлевских трудоголиков, не понимает, что победоносная Россия это весело, а панталоне Березовский смешон! Есть радость быть народом-победителем, принадлежать к нему. Эта радость ищет себе выход, и его найдет.

Именно потому, что наше большинство не только арифметическое, нам нет нужды озираться. Мы верны Путину, Путин верен Конституции, и он Верховный Главнокомандующий. В этом факте ничего не изменят весенние гуляния среднего класса. Большинство этих людей должны быть с нами, и они с нами будут - после того, как победа Путина станет не просто очевидной, а - триумфальной.

 

Думаю, наше раздражение маршистами связано еще и с идеей кого-то из них остановить. Я не буду никого ни от чего отговаривать. Настает момент тишины, когда - как перед выборами - каждый останется наедине со своим решением и испытает собственную силу, реальность и правду последствий. Один из любимых учителей моего поколения, Сухомлинский писал: "Ребенок имеет право на смерть, в особенности любимый ребенок. Любовь должна быть такой сильной, чтобы не страшиться терять". Свободные граждане имеют право не только на ошибки, но и на ошибки фатальные. В конце концов, выжить обязан Полис, а не мы.

Источник: Русский журнал

Загружается, подождите...
0

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!