Rambler's Top100 Service

Народная память

Депутат Московской Городской Думы
28 января 2008

Обидно это для нас, или нет, но Россия является страной догоняющего развития, причем играет она 'в догонялки' неравномерно, в чем-то сильно отставая, в чем-то догоняя и, иногда, нечасто, даже опережая Запад.

Довольно быстро двигалась вперед в советские годы 'оборонка', связанные с ней научно-технические разработки, система образования в областях физико-математических, технических и некоторых естественнонаучных дисциплин, отдельные сегменты здравоохранения, культуры и кое-что иное. До 1960 годов развивалась и социальная сфера, но которая в этих годах так и застыла, застряла в этом историческом времени до наших дней, и только подвергалась деградации в конце прошлого столетия.

Сегодня, когда ВВП на душу населения в нашей стране сравнялся с таковым в развитых странах Запада на рубеже пятидесятых и шестидесятых годов прошлого столетия, мы, наконец, сможем перейти к преобразованиям социальной сферы, наподобие тех которые, которые произошли в США, и Великобритании в эпоху создания идеологии 'общества всеобщего благоденствия', построения 'социального государства' и 'бэби-бума'.

Это почувствовали сегодня многие, не зря были приняты Национальные проекты, не зря Медведев поднял на щит социальную проблематику, не зря Москва углубленно и интенсивно занялась проблемами инвалидов и других слабо защищенных категорий граждан, опережая в этом федеральную власть.

И вот Медведев на встрече с участниками блокады Ленинграда не только произносит теплые слова в адрес этих тяжко страдавших в прошлом людей, но и щедрой рукой обещает им государственную поддержку, вызывая полное сочувствие и понимание у граждан России.

Однако когда мы думаем о жителях Ленинграда, работавших девятьсот дней в условиях голода и холода, постоянной угрозы для жизни, тяжких страданий, мы не имеем морального права забыть о миллионах других людей, испытывавших в прежние годы такие же муки и страдания.

Речь идет о незаконно репрессированных гражданах, наполнявших в те же самые года лагеря и тюрьмы бывшего СССР.

Они тоже работали по 12- 14 часов в сутки в условиях постоянного недоедания (особенно в 1942 - 1944 годах), жестокого прессинга со стороны лагерной охраны и бытового насилия со стороны уголовников, постоянной опасности гибели, тяжелого лагерного или тюремного быта.

И что отличало их и от воинов Красной Армии, и от жителей блокадного Ленинграда, репрессированные были поражены полностью в правах, их рассматривали как 'лагерную пыль', как 'врагов народа', что добавляло к их физическим мукам тяжкие моральные страдания. А уровень смертности этих людей на стройках социализма заставляет нас вспомнить о потерях в действующей армии в годы Великой Отечественной войны.

При этом страдали не только сами узники, но члены их семей, в том числе их малолетние дети, даже оставшиеся на свободе.

Подобным же страданиям подвергались и узники нацистских лагерей, чаще всего, такие же невинные люди, как наши незаконно репрессированные.

Но Германия и другие страны сегодня признают свою ответственность перед узниками нацистских лагерей, членами их семей. и выплачивают им значительную компенсацию. При этом они не устают повторять, что такая компенсация не может полностью считаться возмещением вреда, а является лишь частичным возмещением моральных и физических страданий.

Очевидно, речь при этом идет не простой гражданско-правовой ответственности, как, например, у водителя, наехавшего на пешехода, а о конституционно-правовой ответственности государства-правопреемника рейха (пусть номинального) перед подвергшимися репрессиям людьми.

В соответствии с принципами гуманности, соразмерности и справедливости, лежащими в основе российского права, Российская Федерация, как реальный правопреемник Советского Союза, несомненно, обязана компенсировать своим гражданам перенесенные моральные страдания так, как это делает Германия по отношению к жертвам нацизма.

И в отличие от вознаграждения за заслуги ветеранов войны или тружеников тыла, компенсационные выплаты репрессированным гражданам должны носить характер возмещения морального вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти, иметь бесспорный характер и осуществляться на основании федерального закона без необходимости гражданина обращаться в суд. За примером опять далеко ходить не надо: так решили подобные вопросы в Германии, так и мы обязаны их решить. Это - обязанность России как правопреемника СССР и выплаты такого рода компенсаций должен делать только федеральный центр.

Но существует и другой аспект этой проблемы, носящий гуманитарный характер: это вопросы текущей социальной поддержки репрессированных граждан, обеспечения их дополнительными пенсиями, надбавками, льготами. Полагаю, что такого рода поддержка должна осуществляться совместно Российской Федерацией и ее субъектами, и при этом льготы репрессированным, с учетом перенесенных страданий, должны быть выровнены по той же планке, как и льготы блокадникам Ленинграда. Что Воркута, что Ленинград, в 1942 году: и страдания, и смертность, и труды и голод были там примерно одинаковы (только в блокадном Ленинграде жили и умирали 'советские люди', а в лагерной Воркуте - 'враги народа').

Более того, некоторые субъекты Российской Федерации и крупные города могут предусмотреть для тех людей, трудом которых создавалось благосостояние этих регионов и городов, свои особые преференции.

Так, например, полагаю, что город Москва несет дополнительную по отношению к Российской Федерации моральную ответственность перед этими гражданами (не исчерпывающуюся только федеральной компенсацией и общей социальной поддержкой), за особые их заслуги перед городским сообществом столицы.

Ведь трудом заключенных строился Московский университет, дома по Тверской улице, Ленинскому проспекту, десятки и сотни домов, заводов, фабрик, строений и инженерных сооружений. Сегодняшняя столица во многом обязана своим обликом и благосостоянием тяжкому труду заключенных, преимущественно, незаконно репрессированных, которые в условиях недоедания, лагерного быта и рабского труда создавали материальные ценности Москвы.

Таким образом, полагаю, что общая социальная ответственность перед незаконно репрессированными гражданами должна включать в себя:

-      конституционно-правовую ответственность Российской Федерации как государства-правопреемника бывшего СССР перед пострадавшими от незаконных репрессий гражданами бывшего СССР, выражающуюся в единовременных выплатах компенсаций незаконно репрессированным гражданам и членам их семей (выстроенных по образцу Германии);

-      гуманитарную социальную поддержку, осуществляемую в виде выплат, льгот и преференций, которая, с учетом перенесенных тягот и страданий, устанавливается на уровне участников блокады Ленинграда (или узников нацистских концлагерей и членов их семей) и осуществляется в режиме совместного ведения Российской Федерацией и ее субъектами;

-      материальную форму благодарности отдельных субъектов Российской Федерации или крупных городов за вклад незаконно репрессированных заключенных в развитие этих городов, размеры которой могут зависеть и от возможностей регионов или городов, и от чувства ответственности их властей, и от реального вклада репрессированных в экономику этих мест).

Полагаю, что сегодня, в условиях перехода к устойчивому бескризисному развитию России, к наращиванию социальных программ, совершенно необходимо также избавиться от 'грехов прошлого', не только на словах принести за них покаяние, как многие говорят, но и показать своими действиями неприемлемость репрессивного режима для страны.

Ведь, в частности, в нацистской Германии очень много делалось для подъема рождаемости, такие беспримерные льготы для матерей в 1939 году не существовали нигде в мире. Только детей все равно мало рождалось. Репрессивный и мобилизационный режим у женщин вызывает инстинктивное, биологическое опасение иметь детей. 'Если завтра война', то дети не родятся сегодня. Если 'Родина требует великих свершений', то, причем здесь дети, а уж если кругом 'враги народа', то детей иметь опасно.

Создавая сегодня в России атмосферу мира, стабильности и консолидации, мы имеем хорошие шансы получить подъем рождаемости, так называем 'бэби-бум', как в Англии и США в 1950 гг., когда западный мир вздохнул после Мировой войны с облегчением, а еще не было ни Карибского кризиса, ни большой Вьетнамской войны, ни исламского терроризма.

Но, уходя сегодня от эпохи мобилизаций в эпоху социального развития, мы должны заплатить наши долги перед незаконно репрессированными людьми и показать нашему народу, что с прежней эпохой расточения народных сил, разрушения 'народного тела' и извращения духовной жизни нашего многонационального народа покончено навсегда, коммунизм и нацизм лежат в могилах, и оттуда им нет больше возврата.

 

0

0