Rambler's Top100 Service

'Работа скорби' захватывает медиапространство

Сергей Роганов
писатель, публицист
11 февраля 2008

В ночь с первого на второе января группа юнцов в центре города Кольчугино Владимирской области сожгла на Вечном огне рабочего металлургического завода Алексея Денисова. Алексей сделал замечание двадцатилеткам - Вечный огонь не стойка бара, где можно разбавляться пивком. В ответ четверо молодых граждан России, включая одного несовершеннолетнего, избили парня и продержали над пламенем, пока Алексей не сгорел заживо. Единственный ребенок в семье, через пару месяцев Денисов собирался отпраздновать свадьбу.

Случаи слепой агрессии молодежи, которая заканчивается особо жестокими убийствами - не редкость в современной России. Настолько не редкость, что средства массовой информации 'опускают за скобки' первых полос и телевизионных передач такие трагические финалы. Да и анализировать современные зверства не спешат, - то, что сплошь и рядом происходит на необъятных просторах, не представляет информационного повода для 'серьезных' телевизионных шоу и федеральной прессы. Но такое изощренное зверство, да еще и на Вечном огне в центре города(!), конечно же, смогло привлечь внимание и телевизионщиков, и центральной прессы. Теперь информационный повод налицо и вплоть до завершения судебного процесса над пьяной четверкой юнцов можно ожидать потока гнева, боли, возмущения, внимания к родственникам погибшего и его друзьям с экранов телевизоров, мониторов, страниц центральной и региональной прессы. Пришло время охоты за эксклюзивным материалом: фото, интервью, истории болезни...

Потухший Вечный огонь в центре Кольчугино, наконец-то, открыл череду вечных вопросов постсоветской действительности.

В последнее время мода на 'интеллектуальный гламур', ностальгию по погибшей империи СССР начинает 'завоевывать' центральные полосы и прайм-таймы радио- и телеэфиров. Заплывшие столичным жирком и лоском, траченные достатком и угаром изобилия 'звездные' лица наперебой стараются напомнить всем собравшимся на 1/8 части суши о великой истории Союза Советских Социалистических Республик, залиться слезами светлых воспоминаний о детстве и юности, зайтись от негодования по-поводу нечеловеческих условий существования за пределами МКАД. Точь-в-точь, как, помнится, негодовал, изумлялся бывший премьер Михаил Фрадков на заседании правительства РФ после своей первой поездки на Дальний Восток. Да что там, многие не знают и не представляют условий жизни своего народа. Но, столичная братия - знает, во всяком случае, по рассказам тех, кто окунается время от времени во все прелести российской действительности подальше от Москвы. Знает, и, конечно же, обсуждает, точнее, - упоминает во время светских раутов и фуршетов, клубных тусовок и презентаций новых моделей. Впрочем, и они уже устали упоминать. 'Что не Москва, - то деревня', скалятся даже московские студенты и школьники, - что и говорить об акулах шоу-бизнеса!

Потому, у многих в блогосфере команды звездных шоуменов, рыскающие по маленькому Кольчугино за обезумевшими от горя родителями Алексея Денисова, вызывают чувство брезгливости. Где начинается 'работа скорби' по погибшему человеку, например Геннадию Бачинскому, и где начинается звездный 'намолот' денег на сенсационных подробностях ДТП, которыми буквально забиты онлайновые версии практически любых газет?   Где действительные сострадание к семейной трагедии Константина Хабенского, где боль о безвременно ушедшем Александре Абдулове? Там, на сотнях страницах с информацией из медицинских карт любимых жен или с последним интервью знаменитого артиста? Любопытно, сколько прибыли приносит хороший информационный повод? Как долго можно спекулировать на 'подробностях', 'неизвестных фактах' или на символах давно почившей империи?

Где начинается 'работа скорби' о погибшей стране - в сенсационных статьях, документальных и художественных фильмах о Сталине или Брежневе, о Гражданской войне и ГУЛАГЕ, Высоцком и Шукшине - обо всем, что теперь для российских мальчишек и девчонок не больше, чем писаная в учебниках история? Или там, в тысячах городков, деревень, среди брошенных заводов и фабрик руками тех людей, которым не требуется информационных поводов для того, чтобы не только говорить, но и поступать как люди, уважающие себя и свою страну. Десятки тысяч пользователей Рунета отозвались на информацию о кольчугинской трагедии не 'сенсационными' постами и 'камментами', а словами скорби. В ней нет столичного жира. Нет лоска. И, самое главное, - в ней нет прибыли. В ней нет забот о рейтинге. В ней нет цинизма и расчета.

В первые строки рейтингов блогосферы все чаще попадают темы, связанные с ценностями и символами СССР. Странное дело, - поколение тридцатилетних стремится помнить и сохранить то, что погублено руками их отцов. Они рассказывают о своих дедах сталинской эпохи, спорят до хрипоты о величии супердержавы, в которой они толком и не жили. Убеждают друг друга мифами и реальностью страны, о которой узнают теперь в семейных фотоальбомах, библиотеках, в рассказах родных. Они призывают вернуться назад, в СССР, в будущее, которое им теперь ближе и понятнее, чем безликая и уродливая современность.

Сегодня - сорок дней со дня трагической гибели Алексея Денисова на Вечном огне нашей памяти. 'Работа скорби' серьезно захватывает медиапространство. Но дело ведь не в этой аббревиатуре или в памятниках павшим героям. Конечно, легко прятаться за четырьмя легендарными буквами, особенно если речь идет о нас самих, о наших душах, о том человеческом, что мы не просто утратили, а словно все вместе, без исключения, продержали над огнем собственной истории и вышвырнули обугленную Россию на постсоветское пространство.

И так же, как родственники молодых подонков из города Кольчугино стремимся что-то доказать друг другу. Нашим детям и младшим друзьям. Стремимся защититься и оправдаться. Нанимаем адвокатов или совесть, но вспоминаем о себе и о том, что мы сделали, не в буднях, не каждый день, а только при наличии хорошего информационного повода.

Так надежнее.

0

0