Rambler's Top100 Service

Демократический потенциал России: есть ли надежда?

политолог
24 марта 2008

Демократическое Движение России, начав в конце 80-х с разрозненных политических клубов и дискуссионных площадок, быстро стало мощной политической силой. Пройдя через свой пик в 90-х годах, демократы потихоньку становились малочисленной маргинальной группой. Сейчас, после двойного провала на выборах (2003, 2007гг.) ситуация у старых демократических (либеральных) партий сложная. Смогут ли они вернуться на политическую арену, или представлять либерализм в российской политике   будут другие игроки? Как вернуть популярность российской либеральной идее? Попробую предложить свои ответы.

 

XXI век. 17 лет после краха коммунизма. Мы снова начинаем искать ответ на извечные русские вопросы - кто виноват и что делать?

В конце 80-х, начале 90-х минувшего столетия мы были свидетелями редкого единодушия граждан России в оценках политических процессов и приверженности общим ценностям - свободе, демократии, рыночной экономике.   Казалось, что народ России, переживший ужас ГУЛАГа и семидесятилетнего тоталитарного режима, сбросит с себя кандалы коммунизма и быстро и без ошибок построит демократическую страну. Не было даже мысли о том, что пройдет немного лет, и СМИ в России вновь будут подцензурны, власть будет контролировать   выборы и предопределять их результат, в стране буйным цветом расцветет коррупция, а засилье бюрократии сделает развитие невозможным.

Думаю, никому из серьезных политиков, да и вообще думающим людям не придет в голову обвинять в произошедшем (или, наоборот, в несбывшемся?) собственный народ, выставлять его недозревшим, не доросшим до демократии. Подобные рассуждения удел либо потерявших совесть пропагандистов 'сильной руки', либо политических шутов, желающих привлечь к себе внимание единственным доступным способом.

На самом деле, причиной всех политических катаклизмов была и остается ложь. Ложь или нежелание говорить всю правду. Советская пропаганда обещала социальные блага, коммунизм, бессмертие и все, что только пожелаешь. К середине 80-х XX в. в СССР, пожалуй, ни у кого не оставалось сомнений, что все это - ложь. Стало ясно, что без конкурентной экономики, опирающейся на частную собственность, не создать материального благополучия, без конкуренции в политике не будет развития страны, а бессмертие - вопрос религии и церкви. Понимание того, что нас обманывают, ежеминутно лгут, толкнуло общество к радикальным реформам. На митинги и демонстрации выходили сотни тысяч людей, на выборах побеждали независимые (оппозиционные) кандидаты, власть коммунистов потеряла всякий авторитет и окончательно перестала существовать в августе 1991-го года.

Но и победившая демократия вместо правды предложила народу полуправду, или даже четверть правды. Победители-демократы утверждали, что стоит немного потерпеть, год или два, и жизнь в России по всем стандартам будет такой, как на Западе. Если чуть напрячься и быть поусерднее, будешь купаться в роскоши. Говорили, что важно все правильно поделить, и каждый получит два автомобиля 'Волга' за один ваучер, да и потом сможет жить практически не работая - при наших-то богатствах это немудрено. Людям обещали провести важнейшие для государства реформы в кратчайшие сроки - за 500 дней.

Но правда была в другом - в том, что не конкурентную советскую экономику, базой которой являлось морально устаревшее оборудование,   энерго- и материалоемкие технологии, ожидал глубокий спад; некачественную продукцию никто не хотел экспортировать, большинство заводов в стране ожидало разорение. Россию ждал глубокий и затяжной экономический кризис - вот в чем была правда. Десятки миллионов людей потеряли работу, а те, кто ее сохранил, были вынуждены работать намного больше, чтобы просто поддерживать свой уровень жизни. Но об этом никто из идущих к власти в начале 90-х демократов не хотел говорить. Нас снова обманули, но по-другому - не говорили лжи, а просто не сказали всей правды. Но разве от этого легче? Люди отчаивались, не имея возможности побороть нищету, а страна обгоняла весь мир по количеству миллионеров, а потом и миллиардеров. Ложь вновь стала очевидной.

И тогда маятник общественных настроений пошел в противоположную сторону. Начались разговоры о необходимости 'сильной руки', о том, что пора 'навести порядок'. Эти настроения просто взметнули на политический олимп выходца из спецслужб   Владимира Путина. Народ верил, что вот этот герой сможет дать по рукам всем врагам, посадит, а если надо, то и 'в сортире замочит'. И он давал, мочил, сажал.

Этого оказалось мало. Кроме силы нужно было уметь применять и мозги, нужно было развивать малый бизнес, инвестировать в современное производство и т.п. Но до этого руки не дошли. В итоге эпоху Путина мы заканчиваем с доселе не виданной коррупцией и с пенсиями ниже прожиточного минимума, с одной из самых неэффективных государственных машин и с высочайшей инфляцией при сверхдоходах от продажи сырья, с унылым и однообразным политическим пейзажем на всех уровнях власти.

Очевидно, что российская власть образца 2000 - 2008 гг. несет прямую ответственность за сложившуюся сегодня ситуацию. Но ведь действовала она не в вакууме. Ответственность с ней должна разделить и оппозиция. В 1993 - 2003 гг. в Госдуме работали фракции демократических партий - вначале Демократического выбора России (ДВР), потом 'Яблоко', позже в парламент попали представители Союза правых сил, было много независимых либеральных депутатов. Зачистка политического поля и ужесточение избирательного законодательства стали возможными при их молчаливом нейтралитете или вялом сопротивлении.

Не отличались принципиальностью и левые: ныне здравствующий лидер КПРФ Геннадий Зюганов фактически отказался бороться за президентскую власть в 1996 г. и тем обеспечил себе теплое место в строю властной вертикали на многие годы вперед.

Свой вклад в формирование 'суверенной демократии' внесла и, так называемая, внесистемная оппозиция - 'Другая Россия', так и не выдвинувшая в 2007 г. единого кандидата в президенты. Эта организация имела уникальный шанс на консолидацию российской оппозиции, но не сумела побороть даже личные амбиции собственных вождей и перессорилась со всеми потенциальными единомышленниками.

Безусловно, всю меру ответственности за нынешнее состояние политической жизни России с властью должны разделить все партии и политики, которые в критическое для демократических основ время не нашли в себе сил и мужества стать реальной оппозицией, заняться серьезной разработкой альтернативных политических и социально-экономических программ, начать масштабную просветительскую работу и гражданское образование. Для подавляющего их большинства демократия не является личным приоритетом, а собственными амбициями политиков Кремль давно умело манипулирует.

Из двух извечных российских вопросов - кто виноват и что делать - легче всего найти ответ на первый. Труднее ответить на вопрос 'Что делать?'. Где база появления новой российской либеральной оппозиции? Где точки ее роста? Чем она привлечет избирателей? Что станет питательной средой новой либеральной волны? Каковы будут отношения оппозиции с действующей властью? Ответы на эти вопросы найти сложно, но они есть.

Позволю себе сослаться на собственные впечатления от частых и долгих поездок по российским регионам. Сибирь и Дальний Восток, Урал и Юг России,   центральные субъекты федерации - они имеют массу отличий, но есть нечто общее, чрезвычайно интересное, что позволяет строить прогнозы о политическом будущем оппозиции в стране и ее возможных отношениях с действующей властью.

Основное, что бросается в глаза - отрицательное отношение к, так называемым, старым демократическим партиям. Они виновны в сокрытии правды в тяжелые для России 90-е гг. XX в. - в сокрытии, ставшем в итоге ложью. Уже никто не говорит всерьез ни о СПС, ни о 'Яблоке'. К непартийным оппозиционным организациям россияне испытывают негативно-нейтральное отношение. Чаще всего люди говорят о том, что их время прошло, они реализовали себя в борьбе против советской системы, провели реформы, которые считали нужными. В общем, сделали то, что должны были сделать в то время и в той политической ситуации, и не отвечают реалиям сегодняшнего дня. В 2008 г. под лозунгами 'Долой!' или 'Даешь!' никого на митинг не выведешь, и это естественно. Ситуация сильно отличается от 80-х. Нет голодных очередей, нет карточной системы, нет сильного социального напряжения и нет оснований для его возникновения в ближайшее время.

В начале XXI в. механизмы и формы общественной и политической реализации граждане видят иначе, и в первую очередь - через развитие и обустройство своего места проживания - города, района, поселка. Поэтому-то такими популярными становятся проекты по улучшению городской среды во всем ее многообразии: информационной, коммунальной, правовой. В некоторых городах даже создаются специальные агентства, цель которых - формировать кадровые и креативные банки данных для городских проектов. Инициаторы и авторы этих проектов - чрезвычайно перспективная для формирования новых политических элит категория населения.

Второй питательный слой, могущий стать основой для нового политического класса - средний бизнес. Такового, не смотря на апокалиптические причитания, становится все больше. В среднем бизнесе заняты, как правило, молодые люди, успешные и самостоятельные в суждениях и оценках. Для них нет смысла идти в 'обозы' партий власти, но старые демократы для них тоже бесперспективны. Очевидно, что эти молодые предприниматели смогут составить актив новой политической силы, но только обладающей четкой программой, которая будет оппонировать власти содержательно и убедительно.  

Есть все основания надеяться, что свою лепту в формирование новой политической силы смогут внести и дискуссионные клубы и площадки, просветительские проекты, бизнес-ассоциации.

Формирование новой политической силы потребует и иной системы отношений с действующей властью. Демократы 'первой волны' представляли себя борцами за чистые ценности демократии и свободы, всячески подчеркивая свою оппозиционность. По их логике следовало, что власть априори против свобод и демократии, следовательно, любое признание правоты оппозиции автоматически делало власть преступной. Между новыми демократами и властью не будет дискуссий о ценностях демократии и свобод, эти идеалы равно признаются всеми. Нет оснований для спора, все - за конкуренцию в экономике, за свободную прессу, против коррупции и т.д. Предметом дебатов и обсуждений станут конкретные экономические вопросы, социальная политика, расходы государственного бюджета. Проиграть в этой полемике - не преступление. Проигравший волен корректировать свою точку зрения и брать на вооружение предложения оппозиции. Фактически это означает, что отношения из борьбы с нулевым результатом переходят в область положительного эффекта, когда столкновение разных точек зрения в итоге дает общее правильное решение. Есть надежда, что в этой ситуации и новый президент России будет, скорее всего, либеральнее относиться к оппозиции. Конечно, конфликтный тон отношений с властью сохранится, но общий фон диалога будет именно конструктивным, без радикализма и революций. И это как раз и есть традиция российского либерализма.

В России либералы - реформаторы никогда не были радикалами. Все они - Сперанский, Кавелин, Чичерин, Струве и многие другие - были, как сейчас принято говорить, политиками - государственниками, влияющими на власть и убеждающими ее, но не революционерами на баррикадах. Яркий пример тому - один из столпов российского либерализма М.А. Стахович, тонко чувствовавший границы дозволенного в политической борьбе:   'Понимали инстинктивно, что бороться можно с правительством, а не с государством, которое должно охранять и которое не может обойтись без первого'. Вот формула ответственности и конструктивности оппозиции.

Таким образом, можно смело утверждать, что основа, включая богатые традиции, и возможности для формирования новой демократической силы в современной России есть. Активно этот процесс, вероятнее всего, развернется к следующим парламентским выборам, но вряд ли ранее середины 2010 г. Не стоит ждать, что в новой демократической организации будут представлены старые демократические лидеры. Их время прошло, и ничего в этом страшного нет. В самом деле, нелепо, когда при конституционном ограничении президентского срока максимальными восемью годами, в старых демократических партиях по пятнадцать лет председательствуют одни и те же лидеры, раз за разом проигрывающие все выборы.

Новая демократическая, либеральная сила для будущего России, безусловно, очень важна, и самое время ей появиться. Сегодня условия для ее появления гораздо более благоприятны, чем в начале 90-х гг. XX в., и сделать для страны она сможет гораздо больше. Смена тем дискуссий приведет к общему оздоровлению политики, вернется понимание общих ценностей с Западом, уйдет радикализм противостояния. Это сформирует так необходимый Россию ответственный   политический класс.

 

0

0