Rambler's Top100 Service

"Нам нужны не квоты для женщин во власть, а крепкие семьи "

Депутат Московской Городской Думы
25 сентября 2008

Один зарубежный политолог как-то сказал, чтоб было бы хорошо, если русские имели бы иной цвет кожи или разрез глаз, чем европейцы. Тогда бы европейцы всегда помнили, что русские - они немного другие, и делали поправки на российский менталитет, памятуя, что он имеет особенности и отличия от усредненного 'западного'.

  Да, русские внешне выглядят как европейцы, образованы на европейский манер, поколениями воспитаны на общих для Европы культурных ценностях, а при этом они отличны по своему стилю мышления и поведения от европейцев, причем это проявляется порой неожиданно и травмирует наших западных друзей.

Ну, например, многие западные политики активно поддерживают сексуальные меньшинства, а некоторые из них даже сами к этим меньшинствам принадлежат. В России же любой политик, поддержавший сексуальные меньшинства, обречен на политическую смерть, общество не принимает открытой демонстрации гомосексуальных проявлений и с трудом мирится даже с латентным существованием этой субкультуры.

К этой области различий также относится и отношение в обществе к такому, принесенному недавно к нам с Запада на ветрах перестройки явлению, как современный феминизм.

Россия отличалась особым правовым положением женщин еще в 19 веке, причем если в крестьянской культуре Средней России их положение напоминало положение женщин в Средней Азии, то в городской плебейской культуре женщина была в гражданско-правовом отношении даже лучше защищена, чем во многих странах Запада, при сохраняющемся доминировании мужчины в семье. В культуре же дворянства и интеллигенции женщины пользовались широкой свободой, хотя и были отчасти связаны условностями того времени, а вот государственная политика императорской России ограничивала права женщин, что не мешало им при желании обходить эти ограничения. В целом в России начала прошлого века уже наблюдался активный и мощный вектор женской эмансипации.

Как известно, советская власть не только провозгласила равноправие мужчин и женщин, но и стала активно проводить политику эмансипации, в том числе и используя насильственные методы (особенно в Средней Азии). Эмансипация по-советски принесла свои плоды, и они оказались отнюдь не сладкими для большинства женщин.

Способствовала этой 'горечи' и постоянная убыль мужского населения, начиная с 1914 года и продолжающаяся доныне. В войне 1914 - 1918 гг. боевые действия шли на Западе страны, территория основных губерний России не подвергалась длительной оккупации, и жертвами войны стали, в первую очередь, и в основном, миллионы мужчин на фронте, убитые, искалеченные, потерявшие здоровье.

Гражданская война унесла еще миллионы жизни, причем, в первую очередь, мужчин. Белая армия тысячами расстреливала красноармейцев, петлюровцы убивали мужчин-евреев, бандиты всех видов сражались между собой. А что касается 'красных', то эти вообще были вне конкуренции, чего стоит один приказ Ленина 1919 года о расстреле более 800 тысяч казаков, дееспособных и еще не старых мужчин. Убыль мужчин в Гражданскую войну была огромной с учетом того, что смертность от тифа и испанки у мужской части населения была достоверно статистически выше, чем у женской половины.

Репрессии 1921 - 1953 годов также ударили, в первую очередь по мужской части населения, по статистики мужчины составляли 80% всех репрессированных.

Война 1941 - 1945 годов. Потери Советской Армии составили свыше 13 миллионов человек, более 90% которых - молодые мужчины. В оккупации также больше гибло мужское население, Из 28 миллионов всех потерь 'на круг' не менее 20 миллионов - это мужское население!

  Преступный мир, этот мир тоже на 80% 'мужской', и ежегодно сотни тысяч мужчин отправляются за решетку, а потом многие из них деградируют и теряются для общества.

Ну, и, наконец, алкоголизм, он тоже на 80% мужской, причем его удары по демографической составляющей сопоставимы с войнами и эпидемиями, а действует этот фактор в России постоянно очень много лет.

Именно поэтому сочетание убыли мужского населения вместе с бурной эмансипацией сделало женщин доминирующим трудовым ресурсом в России, вырвав их из семьи, разрушив институт брака, спровоцировав непрерывно бушующую эпидемию абортов. Направленная на разрушение традиционных ценностей пропаганда также сыграла тут свою губительную роль. Только естественный консерватизм женской психологии помогал как-то еще сохраняться семьям, рожать и воспитывать детей.

Но во многих семьях из поколения в поколение доминировали женщины, как в древнем матриархатном обществе: у прапрабабушки муж погиб в гражданскую, у прабабушки - в годы репрессий, у бабушки - пал на войне с немцами, у мамы - спился и ушел из семьи, и растет ребенок в атмосфере такой, древнего типа семейной организации, где мужчины случайны, непостоянно присутствуют или полностью отсутствуют. И вырастает часто в такой матриархальной семье крепкая мужественная девушка-охотница, готовая биться за место под солнцем, как все женщины ее рода, и рядом с ней растет порой тут же тихий мальчик-собиратель, вечный 'маменькин сынок' и 'бабушкин внучек'. Общество делается во многом феминизированным, и не побоюсь сказать, что феминизация нашего общества превосходит все, что до этого было известно различным цивилизованным обществам Нового Времени.

Отсюда и сильная дивергенция в поведении юношей и подростков: одни плаксивы и чувствительны, как 'кисейные барышни', другие находятся в протесте: ходят в наколках, пьют все подряд и ненатурально играют в 'крутизну', 'назло всем'. Только часть молодых мужчин сохраняет нормальные, традиционно свойственные мужчинам стереотипы поведения. Можно сказать, что наше общество испытывает дефицит 'женственных женщин' и 'мужественных мужчин'.

Идеал западного феминизма не только достигнут, но даже превзойден и доведен в России (особенно в крупных городах) до абсурда.

А в профессиональной деятельности женщина в СССР оказалась, в первую очередь, в конкуренции даже не с мужчинами (так как конкуренция со стороны мужчин была ослаблена демографическими факторами), а с другими женщинами, массово пришедшими на рабочие места.

С одной стороны, в городах, деревнях, промышленных центрах это привело к росту эксплуатации женского труда. Женщины, укладывающие шпалы, асфальтирующие проезд, тянущие на себе борону или плуг, работающие на вредных производствах и в горячих цехах - такая знакомая всем картина советской жизни.

Но это только небольшая часть работающих женщин - еще были женщины-продавцы, женщины-бухгалтеры, нормировщицы, инспектора, страховые агенты, то есть слой служащих также сильно обогатился женским элементом. И дальше, идя от среднего к высшему образованию, - женщины-врачи, женщины-учителя, адвокаты, судьи, ученые, инженеры, чиновники, преподаватели вузов. То есть профессии, традиционно свойственные на Западе 'среднему классу', в первую очередь, мужчинам, а у нас - 'женские профессии'.

И вот здесь мы подходим к одному из самых любопытных феноменов современной России - к социальной стратификации нашего общества по гендерному признаку. К той самой социально-гендерной структуре, которая поддерживается механизмами женского одиночества, развалом семей, разводами и несчастными судьбами женщин (да и мужчин) и постоянно воспроизводится именно благодаря разрушению семейных ценностей.

Как же она выглядит на практике, эта структура?

Так, если взять самый нижний слой нашего общества, слой низко квалифицированного труда, то мы увидим в этой страте высокую насыщенность мужским элементом, как правило, сильно пьющим и весьма ленивым. Женщин в эти сферы приводят обстоятельства, мужчины же ее часто сами выбирают. Во многих случаях эти мужчины утрачивают связь с семьей, так как женщине, традиционно стоящей во главе семьи, такой 'довесок' к ее жизни не нужен, а предшествующий опыт поколений научил ее вообще обходиться в доме без мужчин. Воспитанные в женских матриархальных семьях здоровые молодые трудоспособные люди нередко деградируют в трудовом отношении - часто меняют места работы, потом находят себе занятия, не требующие трудозатрат (как, например, бесчисленные 'охранники' в различных заведениях, которые сутками сидят, смотрят телевизор и пьют пиво (до революции на такой работе обычно были отставные солдаты-инвалиды)), потом иногда спиваются и толкутся у продовольственных палаток в надежде заработать на водку, суррогатный алкоголь или дешевый наркотик. Это - колоссальная проблема нашего общества сегодня, и она связана с его феминизацией напрямую.

В более высокой трудовой страте (нижний средний класс) мы видим, особенно в провинции, примерно равное количество женщин и мужчин, работающих на заводах, мелкими служащими, крестьянами.

Зато в классическом городском советском (российском) среднем классе (врачи, учителя, служащие среднего звена, инженеры, ученые) женщины традиционно преобладают. Есть школы и поликлиники, где практически вообще нет мужчин, кроме завхоза или, скажем, учителя труда.

В более обеспеченной страте (высшем среднем классе или 'европейском' среднем классе) женщины и мужчины снова выравнивают свое численное соотношение: бизнесмены и бизнесвумены, менеджеры и финансисты, главные бухгалтеры и ответственные работники, судьи и адвокаты пребывают примерно в численно равном соотношении в этом слое.

И, наконец, высший слой России - министры и депутаты, миллионеры и магнаты, известные личности в обществе и деятели во власти, просто успешные и состоятельные люди. Здесь мы видим резкое падение численности женщин, этот слой в России преимущественно мужской, в нем процент мужчин много больше, чем в соответствующей страте в Европе.

Вот тут и возникает кривое видение проблемы у некоторых российских феминистически настроенных дам, живущих общественно-политическим туризмом и черпающим свои представления о задачах своей деятельности в России из скудных умственных кладовых американских суфражисток.

Сейчас, например, они вслед за американскими компатриотками декларируют, что надо защитить права женщин на власть, и с помощью квот и преференций искусственно делегировать женщин в парламент и администрацию.

А нужно ли это кому-нибудь на самом деле? Давайте посмотрим только на одном небольшом срезе на наших и 'ихних' феминисток.

Вот американская феминистка, за что она борется? Ну, например, за право избавиться от сексуальных домогательств мужчин, защиту от 'сексуал харасмент'. Мужчины, порой, опасаются зайти в лифт с такими дамами. Агрессивная защитная реакция женщин может последовать внезапно и иметь для мужчины опасные последствия.

  Что у нас?

Наблюдая много лет студентов ряда колледжей и вузов, я с удивлением обнаружил, что опасаются активной агрессии со стороны девушек в России, скорее, молодые люди, у многих девушек налицо активная наступательная позиция, они сами, зачастую, достаточно агрессивны в социальных контактах с молодыми людьми. Но, при этом, если американская феминистическая девушка или дама стремится выглядеть строго, жестко, мужественно и даже мужеподобно, то большинство российских девушек стремятся быть подчеркнуто женственными, насколько им позволяет воспитание и вкус.

Это различие в поведения также иллюстрирует тот факт, что у американских женщин часто феминизм - проявление ущербности, личностной, социальной, семейной и, особенно, сексуальной, а у наших он или просто не приживается, или воспринимается как некая дань моде, забава, игра. Но, если за эту игру платят деньги, то некоторые женщины в нее играют основательно и всерьез, особенно если это приносит дополнительно и политические дивиденды. Бизнес есть бизнес!

Таким образом, феминизм на Западе - следствие сознания женщиной своей неполноценности, ущербности, слабости. Российские женщины в среднем не чувствуют себя неполноценными. А вот чувствуют ли себя женщины счастливыми в российском 'мире с женским лицом'?

По-видимому, нет! Не случайно, мне один священник говорил, что из десяти браков он видит всего только один счастливый. Потерян навык жить в цивилизованной семье, в традиционном мире личностных отношений мужчин и женщин. Древний палеолитический матриархат - 'идеал феминизма', не дает сладких плодов в современном обществе.

Не случайно российское общество начало движение к традиционным ценностям, к нормализации отношений полов на основе проверенных тысячелетиями моделей, адаптированных к современности.

Надеюсь, что такое движение позволит выявить истинные социальные роли мужчин и женщин в нашем обществе, определить принципы и направление его гармонизации и оздоровления. Надо постараться уменьшить те огромные нагрузки, в том числе психологические, которые в огромной массе несут российские женщины уже скоро как сто лет.

Можно согласиться, что западное общество в чем-то не здорово, раз оно нуждается в таких пилюлях как 'политкорректность' или 'феминизм'.

И наше общество не здорово, но мы болеем разными болезнями с Западом, у нас разные диагнозы и различные пути лечения социальных недугов. России нужны традиционные семейные ценности (в том числе, связанные с религиями), а также возрождение социальной роли мужчин в среднем классе - это наши лекарства.

Не квоты для женщин во власть, а крепкие семьи и моральное возрождение общества! А всякие суфражистские идеи и идейки давайте оставим американкам, пусть они разбираются со своими проблемами и комплексами сами как умеют. Не нашего ума это дело!

0

0