Rambler's Top100 Service

Средний класс

Депутат Московской Городской Думы
12 декабря 2008

Российская правовая и политическая мысль не балует нас разнообразием: уж оседлав какого-либо конька, вроде 'местного самоуправления', отечественный мыслитель потом с него всю жизнь не слезет. Один всю жизнь важно едет на 'местном самоуправлении', другой резво скачет на 'правах человека', третий понуро тащится на 'малом бизнесе' или же вовсе хромает на 'социальной справедливости'. А кто-то седлает виртуальную 'сивку-бурку' под названием 'средний класс' и, оседлав, объявляет себя правым, либеральным и сугубо рыночным гусаром.

Освоив же положенные аллюры и приличествующие гримасы, выучив тексты, писанные еще в первой половине прошлого века, новоявленный защитник интересов среднего класса начинает созывать под свое 'правое' знамя широкие массы своих избирателей. Созывает он средний класс на 'правое дело', а он идти не торопится. Все больше городские чудаки да сельские отшельники-книгочеи норовят пожаловать, да бодрые старушки, что стерегут московские дворы, примкнуть. А средний класс молчит, таится.

Видимо какая-то ошибочка выходит у наших деятелей с опорой на средний класс. Не ведают они его чаяний, какие-то не те слова произносят.

Вот если бы опирались они на низшие, бедные да пьющие слои, уж точно бы по историческим книжкам сообразили, что этим массам надо говорить: денежные выплаты, пенсии, больничные, льготы, бесплатный курорт, школьные завтраки, лечение в профилактории, полноценный отдых, работать меньше, получать больше, фратерните, эгалите и прочий социализм.

Или если бы сориентировались на новую русскую буржуазию: налоги чтоб были маленькие, да с плоской шкалой, контроль государства за бизнесом минимальный, трудовое законодательство 'побоку', а для особо продвинутых любителей - неограниченная свобода офшора, невидимая рука рынка в государственном кармане и собственный крокодил в голубом бассейне на рублевской вилле.

А ведь что-то в этом роде ('уменьшение налоговой нагрузки', 'снятие административных барьеров', запрет 'кошмарить бизнес') наши новые 'правые' и декларируют, но в этом они, правда, не оригинальны: это же транслирует устами Медведева государственная власть.

Но при чем здесь оказался 'средний класс'? Да и кто это такие?

Сегодня модно стало делить группы населения на налогоплательщиков и бюджетополучателей, иными словами на субсидирующих государство и субсидируемых государством, на 'доноров' и 'акцепторов' по отношению к государственным, муниципальным и общественным фондам.

Низший слой - это бюджетополучатели. Налоги они платят маленькие, а требуют больших субсидий. На их стороне европейские коммунисты, левые социал-демократы и крайние лейбористы, профсоюзные движения, зеленые, маргинальные маркузианцы, троцкисты, анархисты, радикалы, а за океаном - самое крайне левое меньшинство избирателей Демократической партии США. Электоральная сила этого слоя велика, но материальные и организационные ресурсы весьма незначительны.

В России у левых богатые и мощные корни. Недаром же ретроградная и безмерно скучная КПРФ без труда проходит в парламенты всех уровней. Только мощная пропаганда и 'властная вертикаль' спасают наше общество от постоянной угрозы слева, да еще и исторически опыт нам дает некоторый, слабеющий с годами иммунитет от левацкой идеологии.

Высший слой, буржуазия - вот это серьезные налогоплательщики, которые не нуждаются в непосредственных субсидиях и платят сами за все. Для них государство не богадельня, а ночной сторож. Их интересы выражают правые христианские демократы в Германии, правые консерваторы в Великобритании, правые республиканцы в США. Электоральная сила этого слоя не велика, но материальные ресурсы очень приличны.

В России этот слой не велик, разрознен, в массе своей не организован, и его наиболее яркие представители предпочитают действовать в кулуарах власти или через ангажированную прессу. Осторожность двигает их в сторону власти, которой они плавно транслируют свои идеи, поворачивая политический курс страны вправо, но при этом, и они порой тоскуют о либерализме, в котором они видят защиту от возможного произвола. Позиции этого слоя в российском общественном сознании весьма слабы, а вот роль в истеблишменте его представителей весьма высока, что определяет острожное и лояльное поведение большинства этого класса.

А как же средний слой, тот самый 'средний класс'?

Из химии мы знаем, что бывают кислоты и основания, а существуют амфотерные соединения, которые в кислой среде ведут себя как слабая щелочь, а в щелочной - как слабая кислота.

Вот именно такой 'амфотерностью' обладает в обществе средний класс, который является отчасти донором, отчасти акцептором, который исправно платит приличные налоги, но при этом не отказывается и от поддержки государства в виде льготных медицинских страховок и кредитов на образование, который отправляет детей в муниципальные школы и претендует при случае на различные формы государственной помощи.

Именно этот мощный средний класс и определяет в тех же США основной политический курс и республиканцев, и демократов. Как только политика сворачивает слишком сильно вправо, этот избиратель все более 'краснеет', как только она слишком удаляется влево, так он правеет. Эти политические приливы и отливы в политике хорошо известны.

Что же 'средний класс' в России?

Во-первых, российский средний класс отличается, как правило, хорошим образованием и качеством мышления. Он приобщен к русской культуре и западной мысли, либеральные и демократические идеи ему не чужды. Не чужды ему и мысли о российской исключительности, и взгляды на Россию, как на часть мирового сообщества. Он хочет и порядка в государстве, и сам готов этот порядок нарушать. Городская интеллигенция является выразителем его мыслей и главным транслятором идей.

К крайне левым он относится с опаской и враждебностью, с недоверием и отчуждением он относится и к новой русской буржуазии. Чиновников он не любит, политиков не уважает, 'силовиков' же боится. При этом он ждет от государства защиты своих ценностей и интересов, которые он путает со своими правами и свободами. Он эклектичен и 'амфотерен' почти во всем, даже в вопросах морали и нравственности.

В общественной жизни он проявляет инфантилизм и поверхностность. 'Легкость мыслей необыкновенная'. Именно этой хлестаковской 'легкости мыслей' и обязана абсолютно бездеятельная партия 'Яблоко' своим успехом у части избирателей 'среднего класса'. Вроде бы не может жить такая партия, а она живет! Есть у нее свои почитатели и адепты. Средний класс у нас явно тяготеет к наивным левым социальным либералам, эдаким 'легальным народникам' наших дней.

Во-вторых, средний класс в новой России отчасти чувствует себя обделенным. Это активно трудящийся класс, класс людей высококвалифицированного труда. Результаты его труда не соответствуют результатам труда буржуазии, политиков и чиновников, что толкает его мысли и чувства 'влево'. С другой стороны у его представителей есть средства и собственность, которую они хотели бы защитить от возможных посягательств, которых они ждут не только от 'леваков', но и от чиновников и даже отчасти от крупной буржуазии. К государству они предъявляют требования их защитить, но ему не доверяют. Они крайне недовольны состоянием правопорядка и правосудия, хотя при этом, как уже говорилось, готовы этот порядок нарушать. И здесь двойственность, 'амфотерность'.

Высшим материальными ценностями для людей среднего класса являются семья, образование детей, здоровье, возможность трудится и отдыхать. Они требуют социальных гарантий образования, медицины, занятости от государства, хотя являются потребителями также и платных услуг. Да, они отчасти готовы платить за образовательные и медицинские услуги, но при этом выражают неудовольствие этим. 'Амфотерность'.

Характерной особенностью поведения 'среднего класса' в условиях кризиса и наступления 'левых' является то, что они готовы поддержать против них государственную власть, а в условиях государства правого толка они переходят к оппозиционным настроениям с леволиберальным оттенком.

Любая партия, которая готова претендовать на ведущую роль в среднем классе должна сегодня учитывать как постоянные, так и временные факторы, определяющие позицию интеллигенции и 'среднего класса'.

Из постоянных факторов это: любовь к личной свободе, к примату частной жизни над общественной, к невмешательству государства в эту частную жизнь, но также и требования к государству обеспечения социальных гарантий и безопасности. Государство в глазах 'среднего класса' России должно быть не только 'ночным сторожем', но и раздатчиком благ, а также и 'собеседником'. Но вот полицейским приставом или классным наставником оно быть не должно.

Следовательно, охотник за голосами 'среднего класса' должен обещать ему максимум личной свободы, неприкосновенность жилища и собственности, свободу самовыражения в самых разных сферах, в том числе, в экономической деятельности. Но в то же время он должен говорить о роли государства, позиционируя его как социальное, открытое и сильное, которое не оставит 'средний класс' один на один с рыночной экономикой.

Левый социально-либеральный проект востребован в России средним классом, а вовсе не 'правое дело'. Левые кадеты, народные социалисты, эсдеки-экономисты и прочие деятели 'прогрессивного блока' знали это еще в начале прошлого века. Русский средний класс по своей психологии не европейская или мелкая латиноамериканская буржуазия, а советская интеллигенция, плоть от плоти 'образованщины', как называл ее А.И.Солженицын, вне прямой зависимости от конкретного рода сегодняшних занятий, пола, возраста и структуры дохода.

И сегодня для российского среднего класса востребованной является идеология скорее левого крыла Демократической партии США или социал-демократов ФРГ, которая способна собрать избирателей среднего класса воедино в условиях кризиса и повести такую партию на выборы в парламент.

Среди среднего класса вряд ли сегодня будет цениться экстремальный лозунг: 'Пусть государство оставит нас в покое'. Российскому 'среднему классу' требуется скорее: 'Пусть государство не вмешивается в нашу частную жизнь, но открывает для нас новые возможности и приходит нам на помощь по требованию'. Государство не как ночной сторож 'праволиберального проекта', не как строгий воспитатель от авторитарной власти, а как 'доктор по вызову'.

В связи с изложенным хочу заметить, что, познакомившись с идеями недавно образовавшихся 'новых правых', я не высоко оцениваю их шансы на успех именно потому, что их программные заявления адресуются не той целевой аудитории, которую они хотят привлечь: не массиву среднего класса, а маленькой кучке просвещенных скучающих либеральных буржуа.

А среднему классу в России нужно иное.

0

0
Коллекционные модели парусников: подарок. Оригинальные подарки любимым. . Интернет магазин шуб Метелица - шуба норковая. Сайты о шубах. . Покрытая лаком паркетная доска требует бережного к себе отношения.