Rambler's Top100 Service

"Выборы оказались богаче и парадоксальней существующих стереотипов"

адвокат, к. ю. н., член экспертного совета при комитете по международным делам Совета Федерации ФС РФ
22 Октябрь 2009

Оценивая прошедшие муниципальные и московские выборы 11 октября 2009 года, многие испытывают искушение подчиниться господствующим стереотипам. На мой взгляд, эти выборы оказались богаче и парадоксальней существующих стереотипов. Уделим внимание некоторым деталям.

'Экономический кризис существенно повлиял на ход и итоги выборов'. Это клише не подтверждается ходом кампании, потому что партия власти не экономила на агитации и не отказалась от нее, а оппозиция, не без оснований считавшая господствующее положение ЕР главной политической приметой дня, фактически свела к минимуму свою борьбу везде, кроме Москвы. Здесь предвыборная агитация КПРФ была действительно новой и эффективной, впрочем, заметной в Москве была и агитация ЛДПР. Но, похоже, ограничения, которые себе выстроили оппозиционные политические силы, были продиктованы не экономическими, а конъюнктурными особенностями ситуации и технологическими планами. По наблюдениям явно ощущался недостаток агитации за явку избирателей, но ведь это вполне соответствовало планам и ожиданиям партии власти. Например, в Москве, электорат партии власти - муниципальные чиновники, их ближний круг и возрастные избиратели, при любой погоде голосующие на участках. Остальных надо было агитировать. Поэтому призывы голосовать могли работать не столько на партию власти, сколько на оппозицию.

'Экономический кризис раздавил оппозицию'. На мой взгляд, кризис сыграл злую шутку с чересчур расчетливыми оппозиционерами. Их очевидный промах состоял в ожидании того, что кризис станет лучшим агитатором за их лидеров, партии и лозунги. Но в экономическом аспекте дня не нашлось замены агитационной работе, и агитаторами не стали цены, откаты, беспредел милицейский, налоговый, других многочисленных проверяющих. Не сбылись ожидания, и не пробудился к политической жизни средний и мелкий бизнес, который в условиях кризиса теоретически мог повлиять на итоги выборов и на политическую физиономию, скажем, московской гордумы.

Оппозиционеры не воспользовались и той инфраструктурой, которая доступна по закону - в состав многочисленных избирательных комиссий вошли в основном представители ЕР, но не представители всех оппозиционных партий, а наблюдателей на выборах от оппозиции не наблюдалось. В таких неконкурентных условиях грех не выиграть. В Украине, также переживающей экономический кризис, в повестке дня стоит вопрос об эффективном и максимальном участии в избирательных комиссиях не только представителей 'больших' имен, но и многих других из десятка фактически действующих кандидатов на пост Президента страны. Видно, как участники избирательного процесса активно готовятся к использованию всех форм в избирательных процедурах, а не только к последующему обжалованию в судах.

Можно быть уверенными, что в первый день голосования на украинских избирательных участках будет кворум комиссий, много наблюдателей, замаскированных под журналистов агитаторов, других 'народных' контролеров и СМИ. Это, собственно, и предполагается политической конкуренцией и борьбой на выборах.

'Законодательство о выборах такое, какое оно есть, менять его не надо', этот стереотип также требует внимания. Важнейший итог выборов в Мосгордуму состоит в том, что около 20 процентов всех принявших участие в голосовании никак не представлены тридцатью пятью депутатами, получившими мандаты (32 у ЕР и 3 - у КПРФ). Другие партии, не преодолевшие 7% рубеж, остались без мандатов, а 20 % избирателей за них проголосовавших - без представителей в думе. Причины этого прискорбного итога очевидны - законодательство, устанавливающее пропорциональную систему выборов, чрезмерно высокие барьеры в виде 7-процентного минимума набранных голосов, невозможность проголосовать против всех кандидатов и партий, несправедливо малый состав гордумы, отсутствие конкуренции и другие положения избирательных законов. Этот набор произвольных, а не правовых норм способен извести выборы как институт, превратить закон в памятник охранительной политической мысли и окончательно лишить выборы доверия массового избирателя.

Оппозиционные политические силы, как уже отмечалось, давно перенесли центр своей работы на послевыборный период, они настаивают на своих интерпретациях итогов голосования, обращаются с исками в суд, вплоть до Европейского суда по правам человека. Между тем, прошедшие выборы показали возможность наступления политического кризиса в результате выборов, даже и не общенациональных, поскольку фракций в Госдуме пока больше одной. Под кризисом я понимаю, вслед за другими наблюдателями, не просто состоявшийся демарш фракций ЛДПР, КПРФ в Госдуме, а прецедент закономерного и правового обращения к Президенту страны, хотя и не предусмотренного избирательным законом. Само это обращение не влечет непосредственно юридических или процедурных последствий, однако оно ставит вопрос о справедливости и легитимности прошедших выборов и о неправовом характере избирательного законодательства. На этот вопрос надо отвечать. Отвечать придется всякий раз, пока наиболее одиозные, противоправные положения избирательного законодательства не будут пересмотрены. По сути, борьба с произвольным законом способна дорасти до уровня политической, но события 12-14 октября показали ограниченность оппозиции, которая готова к решительным действиям строго в отведенных рамках, и основной подвиг оппозиции состоял в прямом обращении к Президенту с вопросом о легитимности выборов в Мосгордуму. Преодоление противоправных положений закона всегда связано с попытками замещения нормы политическим действием, 'реальной политикой' и их результатами. Поэтому, оставив закон без нашего внимания, выведя его из повестки дня, мы будем получать после каждых выборов политические события того или иного градуса.

'Оппозиция на выборах борется за власть' - готов подвергнуть и этот тезис сомнению, поскольку в правовом государстве борьба за власть может предполагать не только избирательные и парламентские формы, но и конкуренцию в законодательных новациях, в активном и прямом обращении к избирателю, в вовлечении избирателя в пересмотр действующего законодательства об избирательной системе и об избирательных правах. Всего этого не было в памятные дни октября, зато в избытке было сообщений о состоявшихся переговорах оппозиционных политических сил с теми или иными начальниками, которые обещали представительство в избираемых органах. Обещания остались не выполненными, о чем говорит не менее 62% мандатов ЕР в парламентах двух регионов (в Москве 66,2%). Разочарование по поводу избирательных процедур и избирательной системы со стороны оппозиции предполагает осмысленную борьбу за пересмотр избирательных законов, т.е. ту самую политическую борьбу за власть. Вот такой борьбы не наблюдается.

Загружается, подождите...
0

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!