Rambler's Top100 Service

"Заканчивается определенная эпоха в нашем политическом развитии"

Президент Фонда эффективной политики, член Общественной палаты РФ
20 ноября 2009

Из выступления на Медиафоруме. Санкт-Петербург, 20.11.2009г.

 

Чтобы мы не лицемерили, давайте поставим точки над "i": раз стране нужна модернизация, значит, дела ее плохи. Если страна нуждается в том, чтобы, как говорит президент, подтвердить свой статус, даже создать, завоевать свой статус мировой державы, значит, у нее в данный момент этого подтвержденного статуса нет.

Президент очень ясно говорит о том, что точка, в которой мы находимся, абсолютно не удовлетворительна, ни в экономическом, ни в политическом отношении, об инфраструктуре можно и не говорить. Об отношениях Центр - регионы говорить надо, и президент совершенно сознательно в Послании перегибает палку в эту сторону, пытаясь выправить ножницы демократизации между Центром и регионами. Потому что фактически у нас политическое развитие перед этим, в основном, шло в Москве, а провинция получала то, что останется, отдавая, в общем, то, что у нее есть.

Мне кажется, что нам очень важно избежать забалтывания темы модернизации, а оно уже началось. Изображают дело так, будто страна стройными рядами движется к модернизации, только отдельные несознательные личности еще к этому не подключились. Ничего не началось, ни в политической системе, ни просто на активной политической сцене, ни тем более в экономике ничего модернизационного пока не происходит. И эту точку надо ясно обозначить. Я заметил, что те места в выступлениях президента, где речь идет об описании состояния страны, особенно в лояльных средствах массовой информации, в лояльных кругах, обходят, считая само собой разумеющимися. Но здесь ведь находится центр тех задач, тот фронт работ, который, собственно говоря, нам предстоит, если мы включимся в эту работу, и если модернизация не останется благим пожеланием, а станет реальной политикой. Этого пока не произошло.

Мы видим глубоко архаическое общество, которое, можно сказать, из последних сил скрепляет в значительной степени архаическая власть. Власть не может быть сильно лучше общества. У нас существует заимствованная еще, по-моему, из советских времен идея реформ сверху. Она кажется убедительной, простой и очевидной: ну как же, принимают решения - и страна начинает меняться к лучшему. Но это ложная идея. Власть является на самом деле частью общества, инфраструктурой самообладания общества. Если общество архаично, если оно настроено, например, криминально, власть не может быть бесконечно лучше общества. Она может пытаться это сделать, а ее в свою очередь будут останавливать на этом пути. И система тормозов в нашей государственной системе, в нашей общественной системе развита, как мы знаем, значительно лучше двигательных мощностей. Тем более что существуют и простые способы останавливать, и мы их хорошо знаем.

Президент зовет молодых, способных, активных людей к действию ради модернизации. Вы хорошо знаете реальную ситуацию, особенно в регионах. Представьте себе, что будет с этими молодыми людьми, способными, умными, активными, когда они начнут действовать, что с ними будут делать и какими средствами с ними будут что-то делать. Мы это хорошо понимаем. Поэтому мы ждем и даже требуем от исполнительной власти, чтобы она защитила тех людей, которые будут действовать, которые выдвинутся в качестве первого отряда активистов модернизации от, например, судьбы Сергея Магнитского, которого убили в Бутырской тюрьме. Я напомню, что наша тюремная система является самым мерзким остатком советской системы, она не улучшилась, а ухудшилась после 91-го года. Наша прокуратура, наша милиция не улучшились, а ухудшились после 91-го года. Они непрозрачны, они засорены криминальными элементами, и слово 'коррумпированный' является, я бы сказал, элегантным эвфемизмом того, что мы могли бы сказать об этих органах. Только этой ночью, например, убили священника отца Даниила в Москве, убили прямо в храме. Я знаю точно, он получал бесконечные угрозы по почте, по телефону, лично. Я совершенно не уверен, что прокуратура обратила на это какое-либо внимание до того, как его труп вынесли из храма.

Это описание стартовой ситуации, мы начинаем с этой точки, не с другой. Поэтому очень важно понять, что заканчивается определенная эпоха в нашем политическом развитии. Президент говорит о новой политической стратегии. Это значит, он кладет конец старой политической стратегии, это значит, старая закончена. А старая стратегия - это стратегия предыдущего десятилетия, это стратегия, на которую я работал. Я работал на эту стратегию, это стратегия Владимира Владимировича Путина, и я и сегодня горжусь тем, что я работал в этой команде. Мы сделали всё, что могли, и спасли страну от распада. Это прекрасная эпоха. Но это всё, что мы сделали. Всё дальнейшее, строительство нового государства, современной экономики, европеизация страны - это уже ваша работа.

И президент как бы подводит черту под столичным периодом развития нашей политики. И поэтому еще раз я хочу обратить внимание: значительное место именно в политической части Послания, в политической части, я бы сказал, манифеста модернизации, с которым выступил Медведев, занимают предложения по демократизации региональной политики. Но эти предложения не обязательно будут выполнены. Я уверен, что партия добьется того, чтобы законодательная база для этого была создана, но реализовать, материализовать модернизацию в регионах, продвинуть демократию в регионы смогут только реальные люди, и это придется делать. То есть, нам придется менять собственную повестку дня, нам придется менять собственный стиль деятельности с пониманием того, что нас ждет конфликт. Путин - это лидер консолидированного большинства, уверенного в себе, триумфального, победоносного большинства. Мы были счастливы, когда поняли, что спасли страну. Но сегодня нужен политический конфликт. Медведев вносит в нашу политику живой, творческий, плодотворный конфликт сторонников старой стратегии и новой стратегии. Посмотрим, чья возьмет.  

0

0