Rambler's Top100 Service

Какая модернизация нам нужна?

Главный редактор журнала "Эксперт", директор Института общественного проектирования
20 ноября 2009

Из выступления на Медиафоруме, Санкт-Петербург, 20.11.2009г.    

 

Главная тема сегодня - модернизация. Я надеюсь, что все читали и слушали Послание Президента, и тема стала центральной. Как говорит Глеб Олегович, модернизация сегодня - это и есть политика. Я скажу несколько, может быть, достаточно отвлеченных тезисов, чтобы создать какой-то контекст.

О какой модернизации идет речь, и вообще что такое модернизация? Как я понимаю, бывает разного рода модернизация. Бывает модернизация революционная. В нашей стране Петр Первый - пример революционной модернизации. В Японии модернизация была в XIX веке - революция Мэйдзи, так и называлась. Президент Медведев говорит: нам ни в коем случае не нужна такая модернизация, за которую приходится платить цену в миллионы человеческих жизней. Значит, он имеет в виду не эту модернизации.

Бывает модернизация догоняющая, и есть масса примеров таких модернизаций во второй половине ХХ века. Многие страны Юго-Восточной Азии проходили путь догоняющих модернизаций. Это были довольно отсталые страны, относительно, естественно, лидеров мира, европейских стран и США. Нужна ли нам такая модернизация? Совершенно не очевидно, потому что Россия в этом классическом смысле является, несомненно, модернизированной страной. Россия, несомненно, европейская страна и гораздо ближе по своему качеству, по своим структурам, чем любая азиатская страна, включая Китай, который, конечно, показывает огромные темпы роста, но остается, в основном, страной архаичной и отсталой.

Россия является модернизированной страной в том смысле, что мы прошли эпоху индустриализации, у нас огромная доля городского населения, всё наше население образованно, у нас есть система образования, здравоохранения и так далее. Можно сказать, что они не слишком исправно работают - да, это так. Деградирует наше образование - да, это так. Наша индустрия является несовременной - это так. Но нам не нужна революция в том смысле, в котором проводил модернизацию Петр Первый и даже большевики, когда проводили индустриализацию в 30-е - 50-е годы.

Третий пункт этой модернизации - это органичная модернизация, как я себе ее представляю. Вот эта модернизация нам и нужна, без жертв, без революций, когда она осуществляется естественным образом, органичным образом. Есть ли у нас примеры таких модернизаций? Конечно, есть. Например, реформы XIX века, которые были начаты в середине XIX века в России. Те реформы и то движение, которое проходило в России в эпоху Екатерины Второй, не было жертв, не было страданий, напротив, население росло, качество жизни росло, промышленность развивалась.

Каково сейчас положение дел? Если говорить о модернизации технологической, а без технологической модернизации невозможно быть современной страной, потому что основой любой современной экономики являются высокие технологий, и, не владея определенным набором высоких технологий, невозможно претендовать на серьезную позицию в мире, так вот, без этой технологической модернизации нам не обойтись - каково положение здесь? Оно отвратительное. С 92-го года, с момента развала Советского Союза у нас не делалось в этой области почти ничего. При коммунистах последние 10-20 лет делалось очень мало. Таким образом, в этой части мы пропустили 30 или даже 40 лет, мы пропустили целую эпоху и очень серьезно отстали от ведущих стран мира. Ведущие главные институции в этой части очень слабы. Говорят, у нас есть великие ученые, великие достижения. Есть, но они старые. Есть изобретения? Есть. Запас Советского Союза какой-то остался, но они в экономическом отношении мало какую силу из себя представляют. Как превратить хотя бы старые открытия и старые достижения в фактор экономический, который менял бы качественно нашу жизнь - это огромный вопрос. Об этом и говорит президент Медведев и в своей статье 'Россия, вперед!', и в Послании: положение дел очень тяжелое, надо отдавать себе в этом отчет.

Старая доктрина, действующая сейчас доктрина, предполагает вообще, что делать ничего не надо, что надо опираться на нефть, газ, экспорт других природных ресурсов, надо импортировать в страну сборочные производства, грубо говоря, построить в Калуге сборочный автомобильный завод, а немцы дальше сами решат за нас наши проблемы. Дороги построят, чтобы можно было подвозить комплектующие и вывозить готовые автомобили, инфраструктуру более или менее наладят, чтобы рабочие на этих заводах могли эффективно работать, и так далее. Вот реально действующая сегодня экономическая доктрина. Нужна иная доктрина, модернизационная доктрина.

Здесь многое зависит от нас с вами, коллеги. Потому что от нас зависит сама атмосфера в обществе. Вот сейчас идет упорная дискуссия о том, в каком состоянии находится экономика, наблюдается промышленный рост или не наблюдается. Общая для нас с вами, коллеги, атмосфера - это все время указывать на то, что роста нет, что будет еще хуже, что впереди вторая волна кризиса, что никаких шансов на выход из кризиса у нас нет, что надо ждать, пока западные экономики поднимутся, и тогда поднимемся мы. Это то, что мы очень любим 'тереть', хотя на самом деле объективные данные свидетельствуют о том, что давно уже кризис закончился, в смысле экономического спада, и уже восемь месяцев идет, очень медленно, но идет экономический рост, хотя очень медленно.

От нас с вами, от общественных коммуникаторов, очень много зависит в создании новой, иной общественной атмосферы, той атмосферы, которая ориентирована на развитие. Эта атмосфера предполагает очень высокую степень критичности, но не разрушительной критичности, а созидательной критичности. После статьи президента Медведева трудно взять более высокую ноту  критичности, и никакая оппозиция не сравнится по этой степени с президентом. Но наша критичность, как я считаю, должна быть направлена в эту созидательную сторону.

0

0