Rambler's Top100 Service

"Все, что нужно для нормальной жизни страны, установлено в первой главе Конституции"

Депутат Московской Городской Думы
11 декабря 2009

На дворе декабрь, скоро день Конституции, как в детстве, праздник. Раньше он, однако, был пятого декабря, и мы не учились и не работали, потом он 'перебежал' на осень, потом вернулся в начало зимы, правда, на двенадцатое число, а после всех путешествий взял, и перестал быть выходным. Народ сначала слегка обиделся, что отобрали выходной, но быстро привык. И вот уже в шестнадцатый раз мы его встречаем снова в декабре, рядом со знаменитым 'Юрьевым днем', осенним праздником Святого Георгия, который отмечается девятого числа. В Юрьев день (по-простому 'Егорьев день') крестьяне вплоть до времен царя Бориса могли переходить от одного землевладельца к другому после расчета, где их помещики да приказчики часто 'объегоривали', обманывали при расчетах.

Вот и в наши дни левые и правые оппозиционеры, да разные 'народные витии' начинают разговоры разговаривать, что, дескать, 'объегорили' народ 12 декабря 1993 года, когда всенародным референдумом была принята Конституция РФ в ее президентском варианте.

Но здесь они сильно преувеличивают: то, что мы тогда приняли, это вам не 'осетрина второй свежести', а полноценная современная европейская конституция, весьма достойный документ.

Все, что нужно для нормальной жизни страны, в ней установлено уже в первой главе - это основы конституционного строя, где предусмотрена республиканская форма правления, демократический политический режим, федеративное территориальное устройство России, светский характер российского государства, социальная направленность его деятельности.

Целая же вторая глава Конституции РФ посвящена многочисленным правам и свободам человека и гражданина, перечень которых при этом не ограничен в конституции, и может быть дополнен в соответствии с мировыми общепризнанными нормами, ничье право не может умаляться. А обязанностей гражданина записано совсем не много: платить налоги, защищать Родину, заботиться о детях и стариках, охранять природу и культурное наследие, а самому получить общее образование. И запретов также не много: не допускать пропаганды вражды и ненависти, монополизма, цензуры, пыток, нарушения тайны частной жизни, неприкосновенности жилища, то есть, адресованы эти запреты, в первую очередь, органам власти, а не частным лицам. А сколько предусмотрено государственных гарантий прав и свобод человека и гражданина, в том числе, в социальной сфере! Если подсчитать, то гарантированных в той или иной степени прав и свобод человека и гражданина в Конституции РФ только перечислено шестьдесят восемь, а конституционных обязанностей всего восемь. Плоха ли такая конституция? Наверное, нет. Современна ли она? Безусловно, да.

Федеративное устройство России установлено пятой статьей Конституции, а подробно описано целой третьей ее главой. Здесь подтверждаются, реализуются и, отчасти, модернизируются положения принятого в 1992 году Федеративного договора, на основании которого существовала в конституционно-договорном режиме Российская Федерация в 1992 - 1993 годах, пока 12 декабря 1993 года снова не вернулась к конституционной форме федерации, оставив Федеративный договор в качестве своего дополнения в части, ей не противоречащей.

Получилась у нас федерация довольно своеобразная: и огромная по территории Якутия, и крошечная Адыгея, и Чукотка, и Москва, и Татарстан, и Агинский Бурятский автономный округ - все оказались с равными правами по отношению к национальной федеральной власти, но с совсем не равными возможностями для их осуществления. И в первое время наша федерация испытывала асимметричные центробежные и центростремительные процессы, в зависимости от состояния различных субъектов федерации: самодостаточные стремились к автономии, дотационные чаще старались 'прижаться' к центру. Национальные проблемы также накладывались на эти тенденции, создавая пеструю картину на фоне относительной слабости федерального Центра. Приход Путина все изменил, централизм возобладал над федерализмом, оставив республикам и краям по большей части лишь воспоминания о прежней 'вольнице'. Но если внимательно почитать российскую Конституцию, да посмотреть решения Конституционного Суда РФ, то субъекты Российской Федерации свободно могут реализовывать свое правотворчество в социально-экономической и культурной сферах, где у них имеются большие права (но не всегда есть возможности их реализации). Если субъекты Российской Федерации не вмешиваются в большую политику, не разрывают единое экономической пространство, не вмешиваются в дела федеральной власти, решают общие задачи страны и защищают права ее граждан, то им оставляется много прав для собственного социально-экономического регулирования и развития. Таков лейтмотив конституционного российского федеративного устройства. Очень похоже на современную модель федерализма в Германии.

Нет, не три первые главы вызывают протесты у оппозиционеров и критику Конституции РФ, а главы про парламент, президента и правительство РФ.

Хотя наше государственное устройство часто именуется 'президентской республикой', это не совсем так. Президентская республика - это в США, где президент возглавляет исполнительную власть. У нас же президент - глава государства, как в республиках парламентских. Но если в парламентских республиках власть президента формальна и номинальна, носит скорее церемониальный характер, то в России президент обладает полнотой власти большей, чем президент США в своей стране. Исполнительную же власть осуществляет в России правительство, чей чиновно-административный, технический, неполитический характер подчеркивался исследователями на протяжении многих лет.

Но вот в 2008 году правительство России возглавил экс-президент Путин, и его роль резко усилилась, установился дуализм президента и правительства в сфере внутренней политики. Это очень похоже на те процессы, которые проходили во Франции со времен президента де Голля: техническое правительство Франции 60-х годов постепенно к рубежу тысячелетий приобрело совсем другой вес и влияние и стало правительством парламентского большинства во Франции. Разница в том, что у нас этот процесс имеет прецедентный характер, связанный с личностью Путина, хотя и опирается на конституционную норму, требующую утверждения председателя правительства Государственной Думой.

Остается только надеяться, что когда-нибудь другой экс-президент возглавит парламентское большинство в Государственной Думе, что позволит усилить влияние парламента в Российской Федерации.

Парламентаризм - это 'слабое звено' российского государственного устройства. И дело не в том, что у нижней платы, Государственной Думы, мало прав и полномочий, а в том, что ее работа до сих пор не соответствует критериям качества работы европейских парламентов. Но тут конституция не виновата, нечего на зеркало пенять, когда такое лицо у общества, непривычного к парламентаризму, общества, которое в девяностые годы выдвигало в парламент людей, настроенных на постоянную конфронтацию с исполнительной властью. И если в октябре 1993 года Ельцин усмирял парламент танками, то в начале 'нулевых' Путин усмирял его централизованным политическим и административным ресурсом. Так что парламент у нас побежденный, усмиренный, а потому несамостоятельный. Но дело можно будет поправить: конституция дает парламенту много прав и полномочий, которыми не надо только злоупотреблять.

Самым же слабым звеном является в системе российского парламентаризма верхняя палата - Совет Федерации, прошедшая путь от 'губернаторского ареопага' до малозначащего органа 'пенсионерского' регионального представительства. А ведь такая же верхняя палата в США - Сенат США - традиционно считается 'центром власти', полномочия его огромны, особенно в части утверждения высших должностных лиц страны. Правда, в США и полномочия у регионов совсем другие. А вот в более централизованной Германии их верхняя палата - Бундесрат, почти такая же 'невнятная' и малосильная как у нас. И все же я полагаю, что если будут когда-либо вноситься поправки в Конституцию РФ, то это должны быть поправки, меняющие статус членов Совета Федерации - их необходимо избирать в регионах прямым голосованием по мажоритарному внепартийному принципу, как раньше избирали половину депутатов Государственной Думы. Тогда это будут полноценные 'сенаторы России'. В США перешли от выдвижения сенаторов органами власти регионов к их выборам тоже не сразу, а более чем через сто лет после принятия своей конституции. Время летит сегодня быстрее, может нам ста лет не ждать?

Не все можно подробно написать в конституции и даже в федеральных конституционных законах. Вот и судебная система России нормально прописана в Конституции РФ, а на практике не очень то она хороша у нас, если мягко выражаться. Много зависит от власти, общества, людей, их правосознания и культуры. Моисей сорок лет водил евреев по пустыне, чтобы они изменились, ушли от рабства. Сколько то нам идти придется?

Но вот у московской власти, точнее у Московской городской Думы есть к создателям российской Конституции претензия: в статьях, посвященных местному самоуправлению в городах Москве и Санкт-Петербурге, не было предусмотрено, что местное самоуправление и государственная власть в них должны быть едины в деле управления этими мегаполисами. Как трудно было из-за этого все отладить в нашем городе, но мы сумели это сделать: федеральная власть, спасибо ей, пришла на помощь и в ряде документов учла особый статус двух главных городов России. Только работаем мы под градом критики справа и слева: зажимают, дескать, местное самоуправление в Москве. Надоела эта 'назойливая муха' очень сильно, но, ничего не поделаешь, демократия и свобода слова важнее, чем чувствительные нервы депутатов или чиновников. А все из-за того, что конституция не учла особенностей двух огромных городов.

А сделать это можно было довольно просто: используя момент всенародного референдума 1993 года, волевым усилием объединить Москву и Московскую область, Санкт-Петербург и Ленинградскую область в два грая (губернии). С таким восстановлением статуса двух исторических регионов (московской и петербургской губерний) решились бы многие политические, юридические, административные, экономические и социальные проблемы двух городских агломераций, двух реально единых густонаселенных и экономически развитых территорий России. И сегодня не было бы многих трудностей в нашем развитии, в том числе связанных с реализацией задач Генерального плана города Москвы.

Забыли и еще кое-что в спешке 1993 года конституционные законодатели сделать для Москвы. В пятой статье Конституции РФ сказано, что органы власти всех субъектов Российской Федерации равноправны в отношениях с федеральными органами власти. Равноправны - значит, нет особенных, ни дискриминированных, ни привилегированных. А в то же время в статье семидесятой сказано, что столицей Российской Федерации является город Москва, и статус столицы устанавливается федеральным законом. И есть такой закон о статусе столицы. Только издан он был до принятия Конституции РФ, и нет уверенности, что он ей полностью соответствует. Но даже не это важно, важно то, что мы не можем до сих пор однозначно определить, что такое 'столичные функции' и как их отразить в Генеральном плане города Москвы. Их и правительство России тоже не утверждает. Эту трудность, базирующуюся на неоднозначности соотношения принципа равноправия с особенностями столицы и вытекающими из этой общей неопределенности многими частностями, можно было устранить при разработке Конституции РФ. Но об этом не подумали в спешке тех дней.

Но эти 'шершавые мелочи' никак не могут затмить огромное значение Конституции РФ в деле становления новой России. С праздником, друзья!

0

0