Rambler's Top100 Service

Кремниевая долина в вопросах и ответах

шеф-редактор Кремль.Орг
4 марта 2010

В Послании Федеральному Собранию президент Дмитрий Медведев предложил создать в России некий аналог Кремниевой долины, места, где будут рождаться и воплощаться в жизнь российские инновации. Более подробно об этом проекте рассказывал в своем интервью "Чудо возможно"  первый заместитель главы Администрации Президента РФ Владислав Сурков. Кремль.Орг предпринимает попытку выяснить, насколько Кремниевая долина в России ожидаема, реальна и востребована, какой, по мнению разных людей, она должна быть и где находиться. Мы предлагаем принять участие в своеобразном социологическом исследовании  нашим экспертам и читателям. В качестве "заглавного" текста мы предлагаем размышления на тему "Кремниевой долины" шеф-редактора портала Кремль.Орг Павла Данилина и его ответы на предложенные вопросы.

Простые вопросы

 

Прежде чем начать любой проект, надо дать себе ответ на несколько вопросов. Первый из них - зачем? Зачем нужно создавать Кремниевую долину (КД РФ)? Ответ, который дает власть, звучит так, что имеющиеся центры инновационного развития либо неинновационны, либо неприспособленны к воплощению инноваций в бизнес-проекты, либо попросту устарели. Создаваемые технопарки зачастую превращаются в обыкновенные торговые центры. Изобретаемые новые технологии на поверку оказываются и не новыми и не технологиями.

 

В России не создана среда, в которой инновационный проект мог бы успешно работать, воплощаться и приносить прибыль. Нужно ли создавать в таком случае Кремниевую долину? Или, быть может, создавать среду? Власть отвечает, что уже пытались создать среду. Не получилось. Теперь будем пытаться создать Кремниевую долину, которая, одновременно, станет и средой.

 

То есть, на вопрос 'зачем' следует ответ, что в любом другом случае создание среды практически невозможно. Но возможно ли создание среды в формате Кремниевой долины? Это неочевидно.

 

Теперь следующий вопрос: что? Что именно надо создать? Не такой простой вопрос, на самом деле. С виду-то все просто - создаем Кремниевую долину. И точка. Но что такое Кремниевая долина? Чем она отличается от обычного НИИ? Или ВУЗа? Или современного предприятия? Или Министерства нанотехнологичных инноваций?

 

Тут мы сталкиваемся с очень серьезной проблемой. От КД РФ мы собираемся получать инновации. Инновации - это новые продукты или технологии. В крайнем случае, усовершенствования имеющихся продуктов или технологий, придающие оным новые свойства. Таким образом, Кремниевая долина - это вам не беседка посреди моста, генерирующая прекрасные идеи. Это процесс от придумки до его воплощения.

 

Итак, значит, проект подразумевает полную цепочку производства? Но значит ли это, что, если придумана новая технология создания авто, необходимо строить конвейер? Нет, конечно. Достаточно ли будет компьютерного моделирования? Сомнительно. Значит, придется искать грань, которая разделяет создание полноценного продукта от компьютерной модели. 

 

Далее - подразумевается ли, что в КД РФ существуют сотни и сотни направлений, либо мы работаем с пятью модернизационными проектами, рассчитывая на инновации в других отраслях лишь как на сопутствующие факторы? Это - отличный вопрос. Имеет ли смысл создать новый город, разделив его на пять частей (космос, медицина, энергетика, ядерная промышленность, ИТ)? Имеет ли смысл создавать пять городов? Имеет ли смысл вообще не создавать ни одного города? Эту проблему обсудим ниже, пока что продолжим задавать вопросы.

 

Как обеспечить проникновение технологий в промышленность? Значит, в городе должно действовать гиперуспешное и гиперактивное патентное бюро, осуществляющее связь между бизнесом (неважно, частным ли или государственным) и наукой. Вы такую контору хотя бы примерно представляете? Я нет.

 

Далее. В городе трудятся гении. Одновременно рыскают успешные коммивояжеры от инноваций, мастера патентного дела, которые узнают об одной придумке, тут же сверяются с базой, находят место воплощения этой придумки и: в лучшем случае продают ее на запад. А в худшем - попросту воруют ее. Так-то. Система безопасности научных разработок, соприкасаясь с системой их продвижения на промышленный уровень, даст сразу два сбоя. Первый сбой там, где происходит само изобретение - его очень легко украсть, похоронить и тд. Второй сбой на месте, когда изобретение поступило в патентное бюро и оказалось либо никому не нужным, либо несвоевременным, либо очень дорогим для приобретения, либо очень долгим для реализации. То есть, сбоить будет система оценки и продвижения, как отсутствующая в России.

 

Следующий вопрос: кто? Кто все эти прекрасные люди? Откуда мы их нарожали, научили, наприглашали на свою голову? Еще один вопрос: сколько? Сколько нужно всех этих чудесных Ньютонов, Эдисонов и Билл Гейтсов одновременно? Учитывая, что самостоятельно все это вряд ли образуется, необходимо будет в рамки этой новой среды их еще и зазывать! А этим какая контора будет заниматься?   

 

Теперь далее. Как будет соседствовать этот чудный город с существующими НИИ, РАН, вузами. Ну, помимо того, что появится обыкновенная ведомственная ревность? Помимо того, что 'новых' будут всячески оттирать от официальной науки, и тд? Не будет ли это означать формирование параллельной науки в России? И разве это кому-нибудь нужно? 

 

Следующий шаг. А как быть с научными городками. Понятно, что и Пущино, и Обнинск да и Саров с Королевым уже не те, что были когда-то. Но интеллектуальный потенциал в них огромный. Куда без Сарова развивать ядерные технологии? А куда без Курчатовского института? Что делать - сконцентрировать весь гений по ядру и атому в одном месте и в одном центре? Но это и небезопасно и не умно.

 

Наконец, еще один серьезнейший вопрос, который никогда почти не поднимается и связан он с возрастом ученых. Академики - почтенные люди, но изобретения, как утверждают, делают в основном люди молодые. Это правда. Зато школы создают люди уже пожилые, поизобретавшие на своем веку. Получится ли разделить стар и млад? Целесообразно ли это делать?

 

Наконец, вопросы, которые возникают априори: где географически должна находиться КДРФ? Как назвать новый город? Должен ли это быть город, либо временный центр, либо кочующая база? Каково должно быть население города, каковы должны быть инфраструктурные требования к нему и должен ли он быть вписан в сегодняшнюю инфраструктуру России?

 

Вот лишь тот короткий список вопросов, которые я решил обозначить, прежде, чем постараться нарисовать набросок той Кремниевой долины, где все они частично решены.

 

Элементарные ответы

 

Зачем нужно создавать КДРФ? Шире: нужно ли создавать КДРФ в принципе? Нужно, поскольку имеющаяся инфраструктура инноваций неработоспособна. Существующие НИИ, ВУЗы, Академия принципиально не заточены под инновации. Возможно, они сыграют роль в модернизации страны. Но вот для создания инфраструктуры инноваций они по разным причинам не годятся. Условная академия, буде она станет главным инновационным инструментом, распилит деньги между условными академиками, которые будут продвигать свои проекты, или вообще ничего не продвигать. И это будет еще не худший вариант. То есть, выделение денег на уже существующий объект приведет лишь к их освоению объектом, а не к стремлению объекта создать что-то новое. Причем, аргументация у объекта будет вполне себе адекватная.

 

Поэтому с существующей средой надо рвать, не уничтожая при этом саму среду, которая воспроизводит знание и в целом неплохо приспособлена для поддержания научного уровня.

 

Так что без Кремниевой Долины не обойтись.

 

Но какая это должна быть Долина, чтобы она не превратилась в отмывочную площадку для дельцов или в отстойник карьеристов-аферистов от науки? То есть, тут ответ на вопрос 'Как'.

 

Лично для меня очевидный ответ - Кремниевая долина - это государственный проект. Слово 'государственный' означает, что именно Государство является не только его строителем, не только организатором в нем жизни, но и шире. Государство становится главным заказчиком и приемщиком работы тех, кто живет в Кремниевой долине.

 

То есть, при создании КДРФ государство должно достаточно четко понимать, что именно оно хочет получить на выходе. В противном случае не стоит даже начинать проект - он превратится в распил бюджета и в возведение очередных корпусов очередных мегамоллов.

 

Таким образом, перед созданием Кремниевой долины в руководстве страны должно быть принято политическое решение о направлениях, реализуемых в проекте. И это будет отнюдь не широкий мазок 'космос, медицина, ИТ, энергетика и атом'. Это должен быть достаточно компактный перечень конкретных инноваций, на финансирование которых выделяются деньги и под которые привлекаются ученые.

 

В науке длительное время господствовал подход 'сделайте мне красиво и: бесплатно'. Так было в 90-х. Потом пришел подход 'сделайте мне красиво'. И деньги стали выделяться. Но обозленные, во многом деклассированные ученые не восприняли этот призыв. С одной стороны, продуцируя опыт позднесоветской безответственности, с другой - опыт ельцинского бездействия, те, кто должен был давать стране новые разработки, так и не стали новыми русскими Кулибиными и Морзе.

 

Зато сохранились школы. Эти школы сами по себе крайне интересные - одна Бауманка чего стоит! Но двадцать лет неопределенности и слабой востребованности привели к тому, что школы во многом замкнулись сами на себя, развитие в них минимальное, что приводит к снижению значимости научных школ. Попросту говоря, ряд школ закостенел.

 

Молодые ученые, получившие образование в таких школах, либо выталкиваются, если не готовы мириться с внутренней академической бюрократией, либо тратят грандиозные силы на то, чтобы постичь азы этой самой бюрократической работы внутри академий. Академики же пользуются статусной рентой, придерживают изобретения, присваивают их, стопорят молодняк и тд. Такая ситуация, может, и не повсеместна, но довольно типична. Причем, ее корни можно найти даже не в брежневском застое, но во временах Хрущева.

 

Следовательно - школы необходимо поддерживать, но параллельно нужно обеспечить в них внутренний динамизм. Также надо поощрять создание новых школ.

 

Так вот, полагаю, что вполне полезным было бы создание Кремниевой долины как колыбели новых научных школ.

 

То есть, на предварительном этапе государство обеспечивает серьезный опрос на высоком уровне молодых ученых, ученых-середнячков, ученых мирового уровня на тему, какие изобретения могли бы они дать Родине в рамках реализации проекта Кремниевая долина, а также, какие для этого необходимы приблизительные ресурсы (люди, оборудование, материалы).

 

Получив этот фолиант (представим себе, что опрошено будет порядка 10 тысяч человек, из которых до тысячи предложений могут представлять интерес), специальная комиссия анализирует предложения, отсеивая проекты создания вечного двигателя и философского камня за полтинник, а также идеи о постройке космического корабля до Омеги или Альфы с бюджетом, равным расходам всей Большой Двадцатки.

 

Следующий этап - отбор проектов, которые могут быть реализованы при современном развитии производственных сил. Не секрет, что, к примеру, АК-47 раньше 30-х годов создать было практически нереально, и если бы идея о производстве автомата Калашникова пришла в голову Ньютону вместе со всеми необходимыми расчетами, то он так и не смог бы воплотить этот проект в действующую машинку для убийства, поскольку технологии того времени не позволяли бы это сделать. На этом же этапе, впрочем, должна осуществляться особенная экспертиза проектов, которая, что вполне вероятно, позволит продвинуть не саму инновацию, а ту или иную технологию. Тот же Ньютон, зная особенности строения АК-47, мог бы сделать расчеты по стволу, а главное, вполне вероятно, продвинуть сталелитейное производство и пушечное дело, исходя из самого факта наличия интересного проекта.

 

На выходе работы специальной комиссии (благо такая уже создана и действует) должны быть предложения руководству страны о принятии для реализации 10-12 проектов, имеющих четкую постановку задачи, сроки ее реализации, а главное, понятный продукт на выходе. Так называемую 'счастливую дюжину'.

 

Кремниевая долина будет создана в таком формате не для того, чтобы охватить все и вся, а для вполне конкретных, прибыльных проектов (пофантазирую: от создания ховер-танка, человекоподобных роботов и импульсного оружия, до продлевающих молодость таблеток и термоядерного синтеза). Финансирование будет выделяться под решение четких задач. Результатом станет приемка понятного и заказанного продукта. Безусловно, по ходу будет сделано и множество сопутствующих изобретений.

 

Согласитесь, КД РФ в этом ракурсе обретает уже понятные очертания? Имея 12 проектов, нетрудно рассчитать приблизительную мощность технологического центра, испытательного полигона, определить число нужных специалистов, заказать оных специалистов, приманить, перекупить людей от техника до главного конструктора.

 

Дюжина инновационных проектов может иметь собственные лаборатории, может пользоваться технологическим центром городского формата там, где своих мощностей будет не хватать. Технологический центр, в свободное от испытаний и создания нового оборудования время, вполне может выполнять сторонние заказы и быть прибыльным комплексом.

 

Как будет осуществляться кооптация кадров? КДРФ - государственный проект, не то чтобы конкурирующий с АНРФ, но создающий альтернативу для появления новых школ. Молодые ученые, которые могут создать новый гениальный продукт, но не могут этого сделать под гнетом традиций ли или бюрократов от Академии, получат шанс создать собственную школу. Продвинуться в такой школе, безусловно, будет гораздо легче - отсюда будет облегчен и набор в проект.

 

Наконец, молодые ученые обычно не обременены в нашей стране такой обузой как собственность в виде недвижимости (максимум - автомобиль). То есть, они еще и мобильны. Существующие НИИ, ВУЗы и Академии не будут особо внакладе - ведь у них ничего не отнимают. Да, появляется конкурентная среда, но она сможет и сами Академии и НИИ подвигнуть на более активную работу. 12 проектов не смогут стать вызовом для всей научной системы. Даже если эта дюжина будет ежегодно пополняться еще одной дюжиной. Аналогичная ситуация с научными городками. Их никто не сносит, никто не ищет им замену. Просто из одного города исчезает одна-две команды изобретателей-бузотеров. Пусть даже ежегодно. Руководителям таких городов как Пущино это будет только на руку.  

 

Нарисуем, будем жить!

 

Итак, вот и подошла пора отвечать на самые легкие вопросики. Где строить, как это будет выглядеть, как этот футурополис назвать, как быть с инфраструктурой.

 

Полагаю, что это должен быть новый город. Назвать его надо как-то поизящнее, чем Наукоград, и, желательно, без привязки к личностям или преходящим слоганам. Чтобы не получился очередной 'Калинин' или 'Коммунарка'. Представители моего поколения шутят, что хорошим названием было бы 'Алисоград' или 'Прекрасное далеко'. Я бы предложил что-то классическое, вроде 'Атлантиды' или 'Титанополя'. В конце концов, в нем будут работать атланты ума и титаны науки! Ну, или, если сермяжное что-то нужно, то пусть будет 'Чудо-город' или 'Уникумград'.

 

Строить, естественно, подальше от Москвы, но в пределах разумного. Так, чтобы до столицы можно было добраться на самолете за час-полтора, на быстром поезде часа за два-три, ну и на машине за три часа. Таким образом, общее расстояние - в пределах от 250 до 400 км от Кремля. Конечно же, на Восток. На Западе ведь с инфраструктурой и так все в порядке, возможно, даже перенасыщено. А вот Восток у нас слабее развит.

 

Этот город должен оказаться вне воздействия Москвы, Казани, Нижнего и других агломераций. Самостоятельное значение города, безусловно, важно. И развитие этого города должно идти с тем, чтобы он мог стать альтернативной развязкой для инфраструктуры, завязанной на Москве. Не секрет, что столица задыхается, а новой развязки в центральной России, и более того, в Московском регионе так и не создано. Так что местоположение - не в Подмосковье, но недалеко.

 

На начальном этапе город будет мини-городком, местом пребывания ученых и техников. Затем, с расширением проектов, которые будут реализовываться (положим на год отбор по дюжине проектов) будет происходить расширение города. Через 15-20 лет этот город вполне сможет претендовать на звание еще одной научной столицы России. А лет через 30 стать новым инфраструктурным звеном в центральной части страны.

 

Напоследок об архитектуре. Представляется, что город должен развиваться по концентрической системе. С условием господства в центре исключительно высотных зданий, а по окраинам - двух-трехэтажных построек. С широкими магистралями, пронизывающими город насквозь с четырех-восьми направлений. С архитектурой полета - от границ к солнцу. Такой город будет и красив, и удобен и во многом нов для нашей страны.

 

 

Загружается, подождите...
0