Rambler's Top100 Service

"Мало пройти тернистым судебным путем, важно еще добиться исполнения судебного акта"

Сергей Золотоверхов
старший юрист коллегии адвокатов 'Муранов, Черняков и партнеры'
1 апреля 2010

Президент РФ Дмитрий Медведев в соответствии с пунктом 'г' статьи 84 Конституции Российской Федерации внёс в Государственную Думу проект федерального закона 'О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок'.

Законопроект весьма интересен и носит, поистине, революционный характер.

Ни для кого не секрет, что мало пройти тернистым судебным путем, а важно еще добиться исполнения судебного акта.

Объективно говоря, российское государство - сравнивая с периодом начала 1990-х годов, когда прежняя система исполнения судебных актов развалилась, а новая отсутствовала - продвинулось далеко вперед по пути создания и развития системы защиты прав взыскателей.

Тем не менее, уровня правоохранительной системы, соответствующего  современному развитому государству, каким по праву должна являться Российская Федерация, достигнуто так и не было. Во-первых, в судах (особенно, общей юрисдикции) срыв сроков по гражданским делам - не исключение, а обыкновение, причем производство может длиться настолько долго, что порой истец может отчаяться и потерять интерес к ведению дела - годами, вместо положенных по ГПК (ст. 154) двух месяцев (если говорить об исковом производстве). Для арбитражных судов это менее характерно, но, тем не менее, и там совсем нередки случаи, когда производство тянется много больше положенных (ст. 152 АПК) трех месяцев. Для уголовного судопроизводства (включая в это понятие и досудебную стадию) срыв сроков также является систематическим рядовым делом. При этом, практически, не меняли положения дел жалобы председателям судов на волокиту.

Собственно, это и является (наряду с необъективностью, по разным причинам, решений) одним из оснований, по которым наша судебная система подвергается справедливой критике.

Во-вторых, добиться полного и в приемлемый срок исполнения судебного акта - то есть, собственно, достижения той цели, ради которой и осуществляется обращение в суд за защитой своих прав - нетривиальная задача. Этому препятствуют как понятное нежелание должника исполнять судебный акт, так и неэффективность призванной бороться с этим государственной системы принудительного приведения в исполнение судебных актов. Сроки исполнительного производства в разы превышают те же установленные законом два месяца (ч. 1 ст. 36 Федерального закона 'Об исполнительном производстве'). Взыскатели вообще нередко оказываются в ситуации, когда пройдя долгий и трудный судебный процесс со всеми его стадиями обжалования решений, только из-за медлительности, неповоротливости службы судебных приставов они уже не могут получить присужденное, так как должник уже успел осуществить увод своих активов от риска наложения на них взыскания.

Получалось, что за 'формой' (осуществляемой правоохранительной деятельностью) исчезало необходимое 'содержание' (искомый результат).

И самое поразительное, что реальная ответственность кого-либо за такое положение дел, которое очевидно умаляет права и охраняемые законом интересы взыскателя, фактически отсутствовала.

Введение нового закона рождает хоть и не уверенность, но надежду на то, что положение дел изменится. Важно то, что законодатель сразу комплексно подходит к проблеме - ведь предусматривается выплата компенсации не только за затяжку производства в суде (причем, вне зависимости от вины суда, органов уголовного преследования и др., а также их должностных лиц), но и за неисполнение судебного акта. Грамотным представляется установление, что рассматривать вопросы выплаты компенсации будут не те же суды, в которых допущено нарушение, а вышестоящие, чем ограничивается (исключить совсем, наверное, вряд ли возможно) влияние 'корпоративных' интересов лиц самого судейского состава.

В сообщениях информационных агентств перечисляются многие положения законопроекта, ввиду чего пересказывать их нет смысла, но не говорится о том, что выплаченная компенсация может быть в регрессном порядке взыскана с органа или должностного лица, по вине которого допущено соответствующее нарушение (ч. 6 ст. 1 законопроекта).

Представляется, что угроза ответственности правоприменителей собственным карманом за их халатность, неорганизованность и просто циничное невнимание к соблюдению законных прав и интересов граждан и организаций должна послужить существенным стимулом к изменению их поведения в сторону повышения эффективности и внимательности в собственной работе - что, собственно, и составляет цель законопроекта.

Из практических проблем в применении закона можно отметить неясность, перед которой вначале встанут суды при определении размера компенсации (особенно учитывая то, выплата компенсации должна осуществляться помимо возмещения материального ущерба, причиненного нарушением, здесь важно будет установить некий баланс интересов общества в целом, невиновного в неэффективной работе конкретных сотрудников судов и иных органов, но вынужденного выплачивать компенсацию, и потерпевшего от нарушения) - тут наверняка потребуется разъяснение от Высшего Арбитражного и Верховного Судов РФ, которое, вероятно, они будут давать, принимая во внимание практику Европейского Суда (ч. 2 ст. 2 законопроекта).

Из теоретических проблем можно отметить введение понятия 'разумного срока' судопроизводства, что сразу ставит вопросы о том, почему стандартные,  установленные процессуальными кодексами, сроки судопроизводства не являются (раз уж они отличаются друг от друга) разумными и почему теперь легально допускается соблюдать не их, а 'разумные сроки', определение которых, к тому же, всегда будет индивидуальным.

Из рисков можно отметить потенциальную возможность 'перегибов': если с наших перегруженных непомерным количеством дел судей начнут регулярно взыскивать деньги за волокиту, то через некоторое время государство встанет перед выбором: либо отменять этот закон, либо существенно увеличивать количество судей, чтобы снизить нагрузку на каждого из них до приемлемого уровня и тратить большие деньги на организацию судопроизводства и исполнения судебных актов (а это не только конверты для рассылки повесток купить, но и здания с достаточным количеством судебных залов строить, и оргтехнику закупать, и увеличивать количество помощников судей и т. д.). Вряд ли наша страна готова к этому уже сейчас, и выходом здесь, опять же, может послужить разъяснение ВАС и ВС РФ о том, в каких случаях виновного поведения должностных лиц возможно взыскание с них в регрессном порядке компенсации.

Правда, если не заниматься организаций процесса судопроизводства и исполнения судебных актов вовсе, то спустя некоторое время денежные суммы, выплаченные бюджетом в виде компенсаций, будут сопоставимы с теми средствами, которые надо потратить на организационное обеспечение судов и иных соответствующих органов.

0

0