Rambler's Top100 Service

"Переориентировать сознание общества от культуры противостояния к культуре консенсуса"

к.ю.н., юрист коллегии адвокатов 'Муранов, Черняков и партнеры', директор Института международного частного и сравнительного права
26 мая 2010

Медиацию я кратко определяю как переговоры между заинтересованными сторонами под руководством нейтрального посредника (медиатора), который не имеет права выносить обязательное для таких сторон решение.

По общему правилу спорящие стороны нельзя принудить к участию в процедуре медиации. Исключением являются случаи, когда соглашением сторон или законом предусмотрена обязательная попытка примирительной процедуры. Однако обязанность участвовать в любом случае не предполагает обязанности примириться, а только означает обязанность сторон добросовестно рассмотреть варианты примирения и воздержаться от судебного разбирательства данного дела в течение определенного срока. И, во всяком случае, участник процедуры медиации вправе отказаться от ее продолжения по своему усмотрению. Никто не может навязать сторонам спора своего решения в ходе процедуры медиации. Продолжение процедуры зависит от воли ее участников. Каждый из них имеет право покинуть процедуру, если сочтет нужным. Также каждый участник сам решает, приемлемы ли для него те или иные условия урегулирования и волен заключать или не заключать соглашение по итогам медиации.

В отсутствие согласия сторон об обратном, посредник не может быть лицом, заинтересованным в том или ином исходе спора, а равно лицом, зависимым от какой-либо из сторон либо имеющим разную степень влияния на стороны.

Одной из важнейших задач посредника является поддержание конструктивного характера переговоров с сохранением эмоционально - психологического благополучия вовлеченных в спор сторон. Именно поэтому посредник вправе требовать от сторон, чтобы они предоставили ему управление ходом процесса урегулирования спора и установление 'правил игры'.

По общему правилу, примирительные процедуры от начала и до конца конфиденциальны. Сам факт проведения процедуры медиации при отсутствии согласия сторон об ином должен быть неизвестен лицам, не участвующим в процедуре. Содержание мирового соглашения, достигаемого в результате медиации, может быть раскрыто посторонним лицам только в случаях, установленных законом, в частности, для целей его приведения в исполнение.

Главным преимуществом медиации и иных примирительных процедур перед судебным или третейским разбирательством является тот факт, что стороны могут  согласовать любое законное решение спора, соответствующее их интересам. Именно поэтому примирительные процедуры предпочтительнее суда даже в том случае, если в той или иной правовой системе судебная система работает эффективно.

Медиация - добровольный процесс выработки соглашения, в котором нет победителей и побежденных. Решение, достигнутое самими сторонами в ходе процедуры медиации, как правило, не требует принудительного исполнения, потому что стороны удовлетворены им и заинтересованы в его исполнении.

Долгосрочная, 'историческая' роль медиации ― переориентировать сознание нашего общества от культуры противостояния к культуре консенсуса.

В России сегодня предпринимаются меры для того, чтобы такой метод построения консенсуса как медиация нашел широкое применение в правовой системе и в практике разрешения конфликтов на всех уровнях. Так, с этой целью в марте 2010 г. Президентом РФ был внесен проект закона 'Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)'. Главная его ценность состоит в том, что с принятием соответствующего закона медиация в нашей стране становится на правовую основу. И, думается, на такой основе она сможет развиваться.

Уже сегодня завязалась дискуссия, в том числе, среди юристов и медиаторов, в ходе которой высказано множество различного рода опасений и острой критики в отношении данного законопроекта. Некоторые предварительные соображения специалистов отражены на страницах специального выпуска журнала 'Третейский суд' (http://www.arbitrage.spb.ru/jts/2010/2.php).

Не вдаваясь сейчас подробно в существо дискуссии, отмечу следующее. Вне всякого сомнения, законопроект нуждается в совершенствовании и отнюдь не лишен недостатков, как технических, как и смысловых. Однако это не должно быть поводом для того, чтобы утверждать, что он 'не выдерживает критики', протестовать против его принятия или бесконечно затягивать это принятие, 'утопить его в чернилах'.

Для того, чтобы институт медиаторов проявил свой потенциал, он нуждается в России в особой заботе и культивировании. Для этого, прежде всего, необходимо отчетливо понимать смысл и характер медиации. В России до сих пор многие, включая сотрудников государственных органов, предпринимателей, юристов относятся к медиации с подозрением или нездоровым цинизмом. Это связано с тем, что ее идеология взаимного учета интересов не вписывается в сложившийся стереотип представления о поведении человека в конфликте. В медиации каждый должен слушать другого участника, но не с тем, чтобы оспорить или опровергнуть его слова, а чтобы посмотреть на проблему с точки зрения другого человека и в результате прийти к решению, которое устраивало бы всех участников.

Переговоры, управляемые медиатором-профессионалом, разительно отличаются от привычного многим позиционного торга, 'дележки пирога'. Медиатор обеспечивает качество процесса достижения согласия спорящих и, в результате, качество самого согласия. Приведу в этой связи цитату из доклада 'Фундаментальные основы альтернативного разрешения споров' специалиста по переговорам, профессора Кимберли К. Ковач из материалов Третьей ежегодной конференции по внесудебному разрешению коммерческих споров еще 5 мая 1993 г.: по сравнению с результатами позиционного торга, в медиации ' результаты урегулирования более систематичные, сосредоточенные, нравственные, аналитические, обдуманные '. Для того чтобы убедиться в этом, достаточно просто поучаствовать хотя бы в одной процедуре медиации, проводимой профессионалом, или понаблюдать за такой процедурой. Профессионал в области медиации не может гарантировать, что соглашение об урегулировании спора будет непременно достигнуто. Он гарантирует то, что примирительную процедуру он будет вести так, как это будет в наибольшей возможной степени способствовать достижению сторонами взаимопонимания и урегулирования конфликта на устойчивых условиях. Медиатор обязан убедиться, что все участники имели возможность высказаться, услышали и верно поняли друг друга. Неудивительно, что в таких условиях достигаемые соглашения, как правило, соблюдаются добровольно.
0

0