Rambler's Top100 Service

Неподсудность как признак всевластия чиновников

адвокат, к. ю. н., член экспертного совета при комитете по международным делам Совета Федерации ФС РФ
17 июня 2010

Опубликованное определение Тверского суда об отказе в принятии заявления Института развития свободы информации заслуживает внимания по следующим причинам. Этот судебный акт не просто незаконный, он демонстративно противоправный и открыто попирает конституционные нормы о гарантированности судебной защиты прав и свобод, граждан и юридических лиц, закрепленные статьей 46 Конституции.

Суд отказался применить Конституцию, хотя основной закон и его толкование в постановлении Конституционного суда недвусмысленно уполномочивают суд выбрать любой из правовых алгоритмов. Например, прямо (непосредственно) применить Конституцию, ее статью 46 в случае противоречия (коллизии) между ней и федеральными законами и иными нормативными правовыми актами, в нашем случае - Положением об Администрации Президента в целом как о государственном органе.

Суд может не применить федеральный закон, в данном случае противоречащий Конституции, например, закон об обжаловании гражданами в суд действий и решений должностных лиц. Тем более, что с учетом прецедентного значения определения Конституционного суда от 24 ноября 2005 г. практическое значение этого закона приблизилось к юридическому нолю.

Вообще перечень полномочий судов, при применении норм Конституции не является закрытым, поскольку статьи 126 и 127 Конституции допускают рассмотрение судами и иных, не названных в этих нормах, категорий дел. По-другому говоря, суд вправе применить все и любые конституционные нормы для защиты прав граждан и юридических лиц, если действующие законы оказались пробельными, неполными или не соответствующими Конституции. На деле, как показывает определение Тверского суда, применяются все и любые нормы, охраняющие незаконно неподсудное положение структуры в том числе - не имеющей статуса юридического лица.

Суд неправомерно отождествил Управление Администрации, Администрацию как государственный орган и Президента России. Суд избирательно прочел Положение о всей Администрации, упустив из виду ее статус государственного органа, несущего самостоятельную ответственность как юридическое лицо. Суд не дал оценки Положению об управлении, в котором, между прочим, определены место и роль управления по работе с обращениями граждан как функционального подразделения, за действия и решения которого отвечает Администрация, а не Президент. Все это указывает на юридическую несостоятельность определения Тверского суда, но и заставляет задуматься над вопросом о пробельности законодательства, призванного защитить права граждан и юридических лиц, как действующих в своих интересах, так и в интересах третьих лиц - граждан, детей, организаций, иностранцев.

Суд подобным актом подталкивает к соисканию защиты и к поиску справедливости вне российской судебной и правовой систем. В конечном счете, такая судебная практика может привести к появлению той самой внешней легитимности, с которой связывают ослабление суверенитета и другие неприятности.

А вообще полезно вспомнить, что это управление Администрации президента недавно получило дополнительные функции, и его возглавил новый руководитель. Обновления объяснялись, в том числе, необходимостью использования современных информационных технологий и, видимо, активным использованием интернет-блога Президента.

0