Rambler's Top100 Service

"Главный вызов демократии XXI века - это появление субъекта демократического процесса"

Владислав Иноземцев
директор Центра исследований постиндустриального общества, доктор экономических наук, председатель Научно-консультативного совета журнала "Россия в глобальной политике"
28 июня 2010

Из выступления на подготовительной встрече секции 'Стандарты демократии и многообразие демократического опыта' Мирового политического форума 'Современное государство: стандарты демократии и критерии эффективности', Берлин, 25 июня 2010г.

 

Мне бы хотелось начать обсуждение с некоторых мыслей об общих вызовах, которые сегодня стоят перед демократией как формой политического правления. К сожалению, и не только в России, и не только в последние 70 лет, как говорил господин Ремчуков, демократия становится в значительной мере формой воплощения интересов большинства над меньшинством. И еще более печально то, что она все больше и больше становится формой определенного популизма. Мы видим воздействие массовых СМИ на сознание избирателей. И в общем и целом движение, на мой взгляд, развивается в сторону от того, что в древнем мире называлось демократией, к тому, что, пусть меня извинят многие присутствующие, может называться охлократией. Мы видим доминанту очень примитивных стереотипов над разумным принятием политических решений. В свое время, в 2000 году, когда президент Джордж Буш-младший выиграл президентские выборы в Соединенных Штатах Америки, 91% американцев мусульманского вероисповедания, выходцев из стран Ближнего Востока, проголосовали за Буша, который впоследствии стал большим врагом ислама. 91% - только потому, что кандидатом в вице-президенты его соперника был еврей Либерман. Такого рода мотивация при принятии демократических решений не соответствует той сложности в современной политике, которую мы все видим.

Нужно понимать, что демократии уже больше 2000 лет, а форме всеобщего избирательного права меньше ста. И эта форма, на мой взгляд, может оказаться преходящей. Поэтому я думаю, что главный вызов демократии XXI века - это появление субъекта демократического процесса. И не исключено, что этот субъект должен появляться не на основе принципа декларируемого равенства, а на основе определенных меритократических принципов отбора. Я не призываю к цензам, но я говорю о том, что необходимо очень сильно задуматься над тем, кто имеет право в развитых или развивающихся странах принимать демократические решения. Это огромный вызов, который стоит перед нами. Мы не можем сегодня подняться до его осмысления. Я приведу один пример из книги Фарида Закария 'Будущее свободы', когда Фарид обратился к господину Камерону, режиссеру фильма 'Титаник', с просьбой пояснить, почему в фильме 'Титаник' изображена сцена, когда бедный пассажир 3-го класса спасает даму из 1-го класса. В то время как на самом деле из 1-го класса не погибло ни одной женщины, кроме тех, кто хотел утонуть вместе со своими мужьями, в то время как в 3-м классе их погибло почти что 80%, просто потому, что никакой солидарности и никаких принципов нравственности не было проявлено теми, кто ехал в этих каютах. И господин Камерон ответил, что, к сожалению, он знал эту статистику, но просто, если бы он попытался представить дело так, современная публика ему бы просто не поверила. И это движение показывает очень четко, куда мы смещаемся в области ответственности тех, кто делает выбор, и дает очень много поводов подумать о судьбах демократии.

Что же касается вопроса и о либеральной демократии, и об управляемой демократии, в том числе и в России, который будет обсуждаться, наверное, сейчас, я хотел бы сделать одно очень маленькое замечание. Дело в том, что мы и сегодня полагаем - и в России, и на Западе - что главным риском той системы, которая сегодня сложилась в России, является подавление инициативы, подавление несогласных, является сползание к авторитаризму. Мне так не кажется. Я могу здесь ошибаться, но я считаю, что Россия сегодня недемократическая, но очень свободная страна. Сегодня российские граждане имеют возможность в гораздо больших масштабах проявлять себя, чем это существует в большинстве других находящихся на таком же уровне развития демократии стран. И это хорошо. Проблема, на мой взгляд, заключается в другом. К сожалению, в рамках такой демократии мы видим, как элита не пытается повести страну и народ вперед, а стремительно скатывается до уровня самого среднего, если не сказать - ниже среднего представителя этого народа. Мы видим, как российская политическая элита не создает повестки дня, пытается не выстроить направление движения вперед, а пытается подстроиться под настроения масс, считая, что тем самым она получит дополнительные основы для политической легитимности. Этот момент кажется мне очень опасным. Мы идем не по пути демократии, не по пути продвижения страны к чему-то более совершенному, а по пути стремления копировать или подстраиваться под наиболее примитивные представления значительной части населения. И я, к сожалению, не могу согласиться с тем, что в России думающий класс сегодня расширяется. Наоборот, он резко сокращается. Образование, к сожалению, в последнее время у нас не идентично думанью, и это большая проблема. У нас появляется больше образованных, но меньше думающих людей. И, к сожалению, главным вызовом демократии для России является способность политической элиты выстраивать новую более соответствующую современным позициям повестку дня, чем простое следование желанию и позывам большинства.

Загружается, подождите...
0