Rambler's Top100 Service

'После финансового коллапса мы видим возврат промышленной политики государства'

венесуэльский экономист, профессор Таллиннского Технологического Университета
2 сентября 2010

Какие наиболее крупные посткризисные тенденции вы наблюдаете в современной экономике?

 

В течение последних 30 лет основное внимание уделялось конкуренции на свободных рынках, что предполагало минимальное вмешательство государства и глобализацию. Финансовый мир определял направление инвестиций и являлся центром создания материальных благ. После финансового коллапса мы видим возврат промышленной политики государства. Для меня это не удивительная тенденция: исторические исследования показывают, что подобные ситуации случались и ранее в самый разгар массового внедрения результатов предыдущих технологических революций.

 

Существует ли какая-нибудь универсальная стратегия поведения для государств в этой новой посткризисной ситуации?

 

Различные страны пытаются найти наиболее эффективные способы оживления реальной экономики, регулирования финансовой сферы и обеспечения возобновления роста трудоустройства. Сегодня самый главный вопрос заключается в том, как сделать это наиболее эффективно. Несмотря на то, что некоторые общие политические ходы, которые можно перенять, наверняка существуют, каждой стране необходимо проанализировать собственные возможности и преимущества, чтобы определиться с направлениями промышленной политики и политики инноваций. Соответственно, и успешные стратегии обеспечения максимального роста и благосостояния населения в ходе собственного позиционирования в мировой экономике в разных странах с разной историей и конъюнктурой будут разными.

 

Что происходит с процессом глобализации? Закончилась ли она с кризисом или нас ждет выход на какой-то новый уровень?

 

Я думаю, что завершилась 'легкая' фаза глобализации. Процесс простого переноса производства в далекие страны (в особенности в Азию) с целью получения выгоды от низкой стоимости труда путем экспорта товаров обратно в высокоразвитые страны по сниженным ценам зашел слишком далеко.

 

Что это означает для стран-реципиентов, развитых стран и поставщиков сырья?

 

Страны-реципиенты начинают проводить ограничительную политику и требовать для себя больше технологий, инноваций, а также большей экологической устойчивости. Кроме того, они также начинают задумываться о росте собственных рынков, это означает увеличение зарплат и расширение рынка труда с целью увеличения местного спроса на товары и услуги. Развитые страны, возглавившие волну оффшорных инвестиций, начинают серьезно беспокоиться по поводу своей роли потребителей в условиях растущей безработицы и сокращения внутренней промышленной базы. Они стремятся увеличить объемы своего производства за счет разных форм перепрофилирования или иных мер. Поставщики сырья видят, как их доходы то растут, то падают вместе с колебанием глобального спроса, однако они не могут превратить высокие цены в высокий рост своей промышленности или в увеличение благосостояния своего населения. Между тем, сочетание экологических вызовов (глобальное потепление, скудность ресурсов, загрязнение окружающей среды и т.д.) и более высоких цен на энергоресурсы и материалы угрожает ростом цен на энергию и транспортировку, а, следовательно, и изменением соотношения издержек между трудом и энергией, трудом и дистанцией. Скорее всего, нас ждет смена паттернов глобализации, некоторые из них будут меняться медленно, другие - быстро. Предвосхищение направления новых трендов и безотлагательные действия в интересах населения - один из главных вызовов, с которым на сегодняшний день сталкиваются современные государства.

 

Беседовал Дмитрий Узланер

Загружается, подождите...
0