Rambler's Top100 Service

"Государство исторически двойственно, играет амбивалентную роль"

проректора Европейского Университета
20 сентября 2010

Из выступления на заседании секции 'Стандарты демократии и многообразие демократического опыта' Мирового политического форума 'Современное государство: стандарты демократии и критерии эффективности', Ярославль, 09 сентября 2010 года

 

В нашей сегодняшней дискуссии центральным вопросом, как мне кажется, является соотношение государства и демократии, а именно: при каких условиях это соотношение становится продуктивным. То есть, государство вообще-то исторически двойственно, играет амбивалентную роль. Оно может обеспечивать, защищать демократию, обеспечивать стабильность демократии, быть ее гарантом и условием, но государство также может подавлять демократию, ухудшать ее качество и препятствовать ее развитию. Поэтому интересным является вопрос: при каких условиях государство становится не барьером, не подавляет демократию, а способствует ей и при каких условиях демократия, в свою очередь, не разрушает государство.

В связи с этим я хотел бы обратить внимание и ввести в нашу дискуссию следующее явление: есть некоторое третье звено, может быть 'missing link', между государством и демократией, которое обеспечивает эффективность и одного, и другого. И оно называется 'общественные' или 'социальные' движения.

Такие движения следовало бы назвать прогрессистскими. То есть это, конечно, термин, который, может быть, позаимствован из американской истории, а именно из того периода американской истории, когда в Америке либо не было демократии, либо она была под угрозой. Это начало 20 века, когда после индустриализации крупные монополии, коррумпированные городские политические машины, коррумпированные политики захватили власть и фактически украли у американских граждан способность контролировать собственную жизнь - жизнь как бы убежала.

Прогрессистское движение тогда родилось в ответ на это явление, и в попытках востребовать демократию назад именно тогда Америка стала демократической страной. Основой прогрессистского движения являлись средний класс, образованные горожане, граждане, журналисты, профессионалы, которые боролись за свои права, за справедливую конкуренцию, против коррупции, за расширение избирательных прав, в том числе и женских, за прямые выборы, в том числе Сената.

В США тогда прогрессистское движение апеллировало именно к государству, именно благодаря этому было рождено федеральное государство как организация, которая защищала демократию, а не препятствовала ей. Именно прогрессистское движение было противовесом партийной политики тогда, потому что именно партийная политика была коррумпирована.

Как мне кажется, сейчас мы глобально сталкиваемся в мире с появлением международного прогрессистского движения - это прогрессизм 2.0. Он становится глобальным. Он противостоит власти крупных корпораций, финансовых корпораций за диалог международной политики, за международную справедливость. У нас много писали о том, что президент Обама является предвестником левого поворота и является чуть ли не социалистом. Я не знаю, согласится ли со мной присутствующий здесь Майкл Макфол, но мне кажется, что президент Обама является типичным представителем прогрессистского движения в новом варианте.

Здесь, конечно, уместен вопрос об источниках демократии в России, потому что типичный аргумент против демократизации звучит так: российское общество не готово к демократии, следовательно, пока пускай будет политическая монополия, что демократизация приведет к дестабилизации.

Мне кажется, что сейчас нужно обратить особое внимание и это новое явление - это начало разнообразных социальных движений, которые, в общем, очень похожи на то, что можно назвать прогрессистским движением в России. Это не только известные всем в Москве, допустим, движение ' C иних ведерок' против произвола служебных автомобилей с мигалками на дорогах, не только движение 'Живой город' за защиту исторического наследия в Петербурге и против башни Газпрома, это и экологические движения 'Байкальская волна'.

Очень много социальных движений рождается в регионах. Назову какие-то: например, движение за сохранение прямых выборов главы Перми, 'Свобода выбора' и 'Движение автомобилистов', движение 'Бизнес-солидарность' за улучшения законодательства в сфере бизнеса, это движение бизнесменов под названием 'Монополизму нет' против монополизма. Это многочисленные движения за реформу милиции в регионах, это даже, например, атеистическое движение в Екатеринбурге за сохранение площади Труда против строительства храма на этой площади - это тоже интересно.

Что их объединяет? Их объединяет, во-первых, организованная активность граждан и гражданского общества, во-вторых, стремление взять собственную жизнь и условия этой жизни под контроль, взять под контроль качество окружающей среды, качество городской среды. Высказать требования по отношению к властям, оказать давление - это не есть дестабилизация, как многие пытаются это представить, это есть та самая гражданская активность, которая ведет к демократизации государства. Это стремление, попытка востребовать демократию в России, потому что многие институты существуют: и конституция, и законы, - но демократия не востребована, именно потому, что недостаточно сильные социальные движения, которые бы превратили ее в инструмент улучшения собственной жизни, и управления, и борьбы с коррупцией, реформ многих сторон жизни.

Я хотел бы закончить обсуждением такого момента: конечно, довольно серьезным и проблематичным моментом является вот такой: на какую социальную базу может опираться президент России Дмитрий Медведев. В своих реформах он не является по факту лидером правящей партии, но он предпринимает многие усилия по реформированию общества, и без адекватной социальной базы такие попытки демократизации и реформирования просто обречены.

Возможно, что широкое социальное движение является по условию партийной альтернативой политики и даже направлено на критику застойных явлений в сфере партийной политики, но, возможно, диалог и поддержка широкого прогрессистского движения в России может являться важнейшей социальной базой политики президента и, возвращаясь к тому, с чего я начал - инструментом, который позволит сделать отношения между государством и демократией прогрессивными в России, и превратить государство из препятствия к строительству демократии в инструмент и гарант.

Загружается, подождите...
0